Нефтегазовый штопор — экономика России находится в кризисном состоянии


Нефтегазовый штопор — экономика России находится в кризисном состоянии

То, что ситуация в российской деиндустриализированной экономике стремительно ухудшается и близка к критической, не является секретом для подавляющей части экспертов и рядовых граждан, ощущающих на своем кармане сворачивание производственной активности и снижение доходов.

q746

Как не является секретом и тот факт, что правительственные чиновники, в большинстве своем исповедующие разрушительную по последствиям и компрадорскую по сути доктрину «рыночного фундаментализма» и наотрез отказывающиеся брать на себя ответственность за проводимую по-гайдаровски либеральную социально-экономическую политику, старательно закрывают глаза на разрастание кризисных тенденций в экономике и сильнейший за последние 4 года спад производственной и инвестиционной активности.

Однако последние официальные оценки Росстата ситуации в реальном секторе экономики повергли в шок даже самых записных записных оптимистов и чиновников, которые в силу занимаемого положения просто обязаны излучать профессиональный оптимизм. Согласно предварительным оценкам Росстата, по итогам июля текущего года объем промышленного производства не только не вырос, но даже умудрился сократиться на 0,7% в годовом выражении. До этого спад выпуска продукции фиксировался в мае (на 1,4%), феврале (на 2,1%) и январе (на 0,8%) текущего года.

В результате июльского спада производства едва заметный рост в промышленности на 0,1% в первом полугодии сменился нулевой стагнацией по итогам 7-ми месяцев. Реальный сектор экономики вошел в депрессивно-коматозное состояние даже при условии крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры и стабильно высоких цен на энергоносители.

При этом хуже всего то, что устоять на грани спада промышленному комплексу удалось исключительно благодаря сырьевым производствам низких переделов, не связанных с созданием конкурентоспособной по российским и мировым меркам готовой наукоемкой продукции с высокой добавленной стоимостью. В добыче сырья в январе-июле 2013г. зафиксирован рост на 0,9%, тогда как в обрабатывающей промышленности спад выпуска продукции достигает 0,2%, а в естественных монополиях (производство электроэнергии, газа, воды и тепла) сокращение производства превысило 0,8%.

На фоне роста выпуска в обрабатывающих производствах на 4,9% в январе-июле 2012г. и в системе естественных монополий на 1,7%, наблюдаемый сегодня обвал в несырьевом производственном секторе вызывает крайне серьезные опасения.

Более того, буквально на глазах ухудшается ситуация в реальном секторе экономики — обрабатывающая промышленность, являющаяся столпом и фундаментом для отраслевой диверсификации экономики и развития научно-технического потенциала, пребывает в откровенно кризисном состоянии.

Сокращение производства фиксируется на протяжении последних 3-х месяцев — в мае текущего года спад выпуска продукции в годовом выражении составил 4,4%, в июне — 1,2%, а в июле сжатие производства расширилось до 1,5%. И это на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на энергоносители — в январе-июле средняя цена на нефтяную смесь Urals превысила отметку в 107 долл. за баррель.

С формальной точки зрения, бюджетная система и экономика захлебываются от притока нефтедолларов и экспортно-сырьевой валютной выручки (в Резервном фонде и ФНБ на корреспондентских счетах в иностранных банках без дела лежит свыше 5,6 трлн. рублей, а еще 1 трлн. временно свободных бюджетных рублей размещен Минфином на депозитах в коммерческих банках), тогда как экономика и промышленность пребывают в состоянии глубокой комы и в депрессивном состоянии.

Российская деиндустриализированная и дезинтегрированная экономика перестала реагировать на рост цен на энергоносители — это является наглядной демонстрацией дефолта политики «кудриномики» и экстенсивно-паразитической ресурсно-сырьевой модели «роста без развития».

Аналогичные по сути и масшабам кризисные тенденции наблюдаются в производстве электроэнергии, газа и воды — в июне спад выпуска составил 0,8%, а в июле расширился до 1,8%. Принимая во внимание тот факт, что уровень экономической активности и объем производимой продкуции в системе естественных монополий является одним из наиболее репрезентативных индикаторов ситуации в производственном комплексе, это лишь усиливает опасения относительно перспектив российского «нефтегазового Титаника».

Не меньше оптимизма вызывает ситуация с грузооборотом на транспорте, который по итогам января-июля текущего года сократился на 0,9%. Наряду с этим объем грузооборота на железнодорожном транспорте, который является весьма репрезентативным опережающим индикатором ситуации в производственном секторе, в годовом выражении сократился на 2,9%. Притом что в аналогичном периоде 2012г. грузооборот на коммерческом транспорте демонстрировал рост на 2,7%, а на железнодорожном транспорте прирост достигал 5,2%.

Судя по всему, если очистить производственные показатели от разного рода статистических приписок и манипуляций со стоимостной компонентой (дефлятор ВВП на протяжении долгих лет искусственно и целенаправленно занижается статистиками с целью завышения производственных показателей), то окажется, что российская экономика не только не растет (пускай и на едва заметные 1,4%), а промышленное производство не стагнирует — оба макроэкономических показателя уже больше года демонстрируют снижение, а экономика России пребывает в кризисном состоянии.

В физическом выражении, т.е. с учетом очистки от влияния роста цен и снижения покупательной способности российского рубля, производственная активность сокращается, а экономика находится в состоянии полноценной рецессии.

Не радуют и альтернативные оценки ситуации в российской экономике — рассчитываемый с 1997г. крупнейшим британским банком HSBC сводный индекс деловой активности PMI впервые с августа 2011г. опустился ниже психологически значимого уровня в 50 пунктов и по итогам июля составил 49,2 пунктов. В июне его значение балансировало на грани рецессии и роста — 51,7 пунктов.

В глаза бросаются сразу несколько выводов исследования, ни один из которых, к сожалению, не играет на руку Правительству. Во-первых, восьмой раз за последние девять месяцев фиксируется рост безработицы и снижение занятости населения. Во-вторых, отмечается сильнейший спад новых заказов в промышленности со стороны внутренних потребителей полуфабрикатов и готовой продукции. В-третьих, впервые с января 2011г. зафиксировано сокращение закупочной активности со стороны промышленных предприятий. Причем спад закупок оказался сильнейшим за последние 4 года. В-четвертых, на протяжении трех месяцев подряд растут запасы нереализованной готовой продукции — столь сильный скачок затоваренности в России наблюдался лишь в 1998г. и 2008г. Судя по всему, сегодняшняя ситуация в экономике России не далеко ушла от указанных кризисных периодов и впереди отечественную экономику ждет глубокий структурный кризис.

КРИЗИСНЫЙ СПАД ИНВЕСТИЦИЙ

Не меньше беспокойства вызывает ситуация с инвестицями и, прежде всего, капитальными вложениями в основные фонды, без которых не мыслимы ни модернизация, ни инновации, ни реиндустриализация, ни построение «экономики знаний», ни преодоление «сырьевого проклятия» и «голландской болезни», ни другие благие пожелания руководства страны. В условиях сокращения инвестиционной активности все эти тезисы и пресловутые майские указы президента становятся недосягаемой «маниловщиной».

Согласно официальным данным Росстата, рост капитальных вложений в основные фонды на 12,2% в январе-июле 2012г. сменился спадом на 0,7% в аналогичном периоде текущего года. Притом что еще в начале 2013г. и в подписанном президентом Путиным федеральном законе о бюджете на 2013г. и плановый период до 2014-2015гг. планировался рост инвестиций, как минимум, на 5-5,5%. Наблюдаемый сегодня спад является откровенным провалом и лишний раз со всей очевидностью демонстрирует аналитическую и прогнозистскую дисфункцию правительственных чиновников и экономистов.

Даже с учетом статистического эффекта высокой базы сопоставлений предыдущего года нынешние результаты оказываются удручающими — по мере сворачивания крупных инвестиционных проектов со стороны госкомпаний и сырьевых гигантов, а также коррупциогенных «олимпийских строек» в России обострился инвестиционный кризис.
Как оказалось, за пределами государственного сектора, топливно-энергетического комплекса, а также мероприятий, связанных с подготовкой к олимпиадам, универсиадам и саммитам практически никакой инвестиционной активности в России толком и не ведется.

Малый и средний бизнес активно сворачивает производственную и инвестиционную активность, реализует «чемоданные настроения», вывозя капитал за рубеж, и уходит «в тень», стремясь минимизировать налоговые платежи и социальные взносы.

Достаточно напомнить о том, что только по итогам января-мая текущего года совокупная прибыль российских организаций обвалилась на 27% (в сельском хозяйстве практически на 57%), а свыше 500 тыс. индивидуальных предпринимателей снялись с учета в Минюсте, обанкротившись или уйдя в тень после двукратного повышения величины социальных взносов в январе 2013г. Одновременно с этим только по итогам первого полугодия текущего года совокупный чистый вывоз капитала со стороны частного сектора превысил отметку в 38,5 млрд. долл., тогда как масштабы незаконного вывоза капитала достигли 27 млрд. долл. Судя по имеющим место тенденциям, по итогам всего 2013г. из России в чистом виде (речь идет о нетто-оттоке капитала) будет вывезено свыше 55-60 млрд., что не только превышает валидольные оценки Центрального Банка России и Минэкономики в начале текущего года (10-15 млрд. долл.), но и показатели 2012г.

Реализуемый учениками Гайдара, Чубайса и Кудрина в Правительстве Медведева курс на разрушение остатков несырьевой промышленности, изъятие денег из экономики, недофинансирование реальных производств и инфраструктуры, а также втягивание промышленных предприятий и банков в петлю внешних займов, как это и положено в лучших традициях «Вашингтонского консенсуса», не совместим ни с какой созидательной экономической деятельностью и откровенно враждебен не только рядовым гражданам России, но и малому и среднему бизнесу.
Одновременно с этим практически исчерпанным оказался главный локомотив роста российской экономики, подпитываемый притоком нефтедолларов и обеспечивавший иллюзию «вставания с колен» — потребительский спрос. Темпы роста розничного товарооборота замедлились с 7,4% в январе-июле 2012г. до 3,8% в аналогичном периоде текущего года, а прирост платных услуг населению сжался с 4,1% до 2,1% соответственно.

Не больше оптимизма вызывает ситуация во внешней торговле — рост внешнеторгового оборота на 6,2% сменился спадом на 0,7%. При этом буквально на глазах усиливается и без того достигшая критических отметок зависимость от импортных товаров — на фоне сокращения экспорта на 3,8% импорт продукции иностранных производителей растет на 4,4%.

ЭКОНОМИКА РОССИИ ОДНОЙ НОГОЙ В КРИЗИСЕ

Одновременно с этим в Правительстве судорожно пересматривают оценки темпов роста российской экономики. Если еще полмесяца назад — в начале августа текущего года — в Минэкономики оценивали рост российской экономики в первом полугодии на 1,7%, то в середине августа, после публикации откровенно провальных данных по росту экономики во втором квартале, в МЭР рост ВВП в январе-июне оценили лишь в 1,4%.

Этот результат выглядит откровенно удручающим не только на фоне роста россйиской экономики на 3,4% по итогам всего 2012г., но и увеличения ВВП на 4,5% в первом полугодии 2012г. При этом в спешном порядке задним числом в худшую сторону судорожно пересматриваются ранее сделанные оценки экономического роста.

Так, в мае текущего года российская экономика в годовом выражении выросла не на 1%, как ранее ожидали чиновники Минэкономики, а на едва отличимые от статистической погрешности 0,2%. Назвать эту статистическую фикцию экономическим ростом не поворачивается язык — экономические итоги первых 6-7 месяцев 2013г. в лучшем случае можно отнести к статистической погрешности, едва отличимой от нуля.

Не больше оптимизма вызывают итоги пересмотра июньских данных — вместо роста на 1,5% российская деиндустриализированная, денационализированная, демонетизированная и оффшоризированная «экономика трубы» выросла всего лишь на 0,4%.

Другими словами, экономика России, доведенная «реформаторами» и учениками Гайдара в ультралиберальном Правительстве Медведева до состояния полураспада, управленческой дезинтеграции и структурно-технологической примитивизации производства, не только семимильными шагами сваливается в кризисное состояние, но и сами чиновники вынуждены пересматривать оценки роста ВВП в сторону понижения в 3-5 раз.
Подобной паники и ажиотажа в Правительстве не наблюдалось более 4 лет — аж с осени кризисного 2008-2009гг. По итогам которых российская экономика обвалилась на 7,8%, а промышленное производство и инвестиции в основной капитал обвалились на 16,5% и 22,5% соответственно, что стало антирекордом в группе G-20, БРИКС и странах-нефтеэкспортерах.

И СНОВА РОЗОВЫЕ ОЧКИ И ГРАБЛИ 2008 ГОДА

Тем не менее, в Правительстве целенаправленно наступают на грабли 2008г., в упор отказываясь признать дефолт ресурсно-сырьевой модели «роста без развития», подразумевающей паразитическое и бездарное проедание поступающих в страну нефтедолларов, иностранных кредитов и займов, а также хищническую эксплуатацию доставшегося от советской эпохи производственного, научно-технического и инфраструктурного потенциала.

Политика «роста без развития», подразумевавшая сочетание частичной национализации природно-сырьевой ренты через бюджетный механизм и внебюджетные фонды (Резервный Фонд и Фонд национального благосостояния) и хроническое недофинансирование национальной экономики, сельского хозяйства, инфраструктуры, ЖКХ, науки и образования с одновременным изъятием из россйской экономики якобы незаработанных «дармовых» нефтедолларов (условно говоря, политика «кудриномики»), обанкротилась.

Причем обанкротилась еще в 2008-2009гг., когда стало окончательно очевидно, что пресловутая российская «подушка безопасности» и «нефтегазовая кубышка» в условиях осознанного отказа властей от модернизации экономики на базе передовых технологий и достижений научно-технического прогресса, а также увеличения капиталовооруженности производства и технического перевооружения производственных мощностей, без которых в принципе невозможно добиться вожделенного «реформаторами» увеличения производительности труда, превращаются в «гробовые деньги», работающие на усиление и модернизацию стратегических конкурентов России.

В условиях глобальной депрессии, загнивания транснациональных монополий и целенаправленного блокирования НТП со стороны транснационального капитала, единственным шансом выжить является направление государством финансовых ресурсов на модернизацию экономики, внедрение результатов НИОКР и снижение ресурсоемкости производства на базе зарождающегося новейшего технологического уклада.

Тогда как российские чиновники продолжают искусственно изымать финансовые ресурсы из и без того демонетизированной и недоинвестированной экономики России и откладывать их «на черный день» под псевдонаучные размышления о «макроэкономической стабильности» и «борьбе с инфляцией».

Умышленно забывая о том, что инфляция в России носит немонетарный характер и спровоцирована безудержным ростом издержек производства (скачкообразным ростом цен на газ, электроэнергию, воду, ЖКХ, отопление, грузовые перевозки, избыточной монополизацией экономики, административными барьерами, коррупционными поборами, дорогими кредитами и т.д.), а самым спокойным местом с наиболее ярко выраженными признаками стабильности является кладбище.

Применительно к России речь идет о кладбище на свалке «банановых республик» и слаборазвитых стран «третьего мира» с неконкурентоспособной и деиндустриализированной экономикой низких переделов.
Судя по всему, именно к такого рода «макроэкономической стабильности» и ведут Россию оккупировавшие финансово-экономический блок правительства ученики Гайдара и сторонники «рыночного фундаментализма».

Категории: Блоги, Экономика
Теги: ,