О скебах и их защитниках


О скебах и их защитниках

Давно не люблю вступать в дискуссию по принципу «в Интернете кто-то неправ!». Но в данном случае вопрос больно жизненный.

800px-Pinkerton_escorts_hocking_valley_leslies

Сергей Копылов пишет свою статью, против нее со своей выступает Георгий Комаров. В полемике с последним я и хочу высказаться, т.к. обе позиции — с одной стороны моя и Сергея, с другой Георгия — достаточно широко распространены среди левых.

Позиция Георгия вкратце такова:
— демпингом гастарбайтеры не занимаются;
— любое выступление против гастарбайтеров есть измена интернационализму трудящихся;
— общая масса трудящихся может быть неправа и реакционна;
— реакция на реальную жизнь трудящихся есть угодничество и отсутствие самостоятельной позиции;
— гастарбайтеры в душе такие же пролетарии, надо принять их как есть и только объяснить им нужные взгляды;
— а местных рабочих надо в этом убедить;
— свою политическую позицию нужно утверждать ссылками одновременно на Маркса, Бакунина, Кропоткина и Ленина.

Надеюсь, я не ошибся в упрощении. Если что, Георгий поправит. Повторю, это довольно распространенная среди левых позиция, которая требует осмысления и ответа.

Начнем. С конца, как с самого простого. Не беря практическую самоценность опоры на цитаты, задам вопрос — почему надо искать подтверждения своих взглядов у теоретиков, имевших между собой принципиальные расхождения? Это просто выдирание цитат из нужного места, солянка сборная. Не надо так.

Перейдем к серьезным вопросам и начнем с определений.

Кто такой гастарбайтер? Вахтовик или сезонник, согласный на тяжелые условия труда и собирающийся вернуться на место постоянного проживания.
Кто такой штрейкбрехер («скеб» для краткости)? Человек, срывающий борьбу трудящихся за свои права путем согласия на условия буржуя. То есть, демпингуя.

Эти две категории могут пересекаться в силу описанных выше особенностей. Причем скебом может стать не только пресловутый таджик. Это может быть и местный безработный, нуждающийся в деньгах — костромич или ярославец в моем случае. Никакой связи с нацией тут нет, чисто классовый подход — ты с коллективом, или с боссом? Борются все по-разному: давление на начальство, поиск подработки, переход в скебы (увы). Мне, например, поступали письма с предложением вахтовой работы в Подмосковье и Москве. То, что гастарбайтеров из Средней Азии особенно много, и они особенно сильно сбивают цены на труд — просто совпадение. Приезжала бы в основном русская глубинка — выступали бы против неё.

Демпинг гастарбайтеров-скебов виден невооруженным взглядом. Отсылать к худлиту типа Стейнбека не хочется, просто скажу, что тут в дорожных работах приезжие заменили местных буквально за два-три года. С кем ни общался — из Костромской, Ивановской областей, из Армении, из Узбекистана. Своим положением довольны — дома работы нет, а тут есть возможность поработать полтора-два месяца, и столько же провести дома. Плевать на бесправие, на технику безопасности — да и на местных.

Это и есть та реальность, в которой я живу, и которой «безвольно, как флюгер, следую». У меня нет возможности «подняться над повесткой дня» — работа, подработка, жена и сын. И классовая борьба со штрейкбрехерами — для меня повседневная реальность, а не нечто отвлеченное. Потому что в противном случае я скачусь в нищету. Отсюда выработать я могу только программу-максимум (а она у коммунистов широко известна, озвучивать не стану). Так же поступают и мои коллеги, и товарищи — придерживаются некоего стержневого принципа, в остальном оглядываются на окружающую реальность. Коммунизм — это хорошо, но до него надо дожить, и с неба он не свалится. Всё остальное — ролевая игра, а не реальность, на какую бы красивую теорию ни опираться.

И таких, как я, большинство. Достаточно раскрыть сайт Госкомстата. Работа в материальной сфере, медианная российская зарплата, подработка, жена и дети. Среди моих коллег-ярославцев сформулированного мнения придерживаются практически все, а выборка немалая.

И вот тут мы сталкиваемся с мнением, сформулированным Комаровым — мы, основная масса трудящихся, неправы. Не понимаем верной классовой позиции (которая почему-то оказывается на руку угнетателям-капиталистам, а не нам). И то, что классово близок тот, кто встал в борьбе плечом к плечу с тобой, тоже неверно. Классово близок почему-то тот, кто находится тут на вахте, и не интересуется нуждами местных — тоже прямо как босс-капиталист.

Господа социалисты! Вы не слишком буквально поняли «У пролетария нет отечества»? Оно у него есть, просто он в нём слуга, а не хозяин. Почему же вы, вроде как левые по убеждениям, хотите интернационализма и классовой солидарности только в одни ворота?

Мы рады тем, кто вместе с нами настоит на наших экономических правах, на нашем праве жить достойно. Рады тем, кто вырвет долю из пасти капитала, а не из рук таких же трудяг, как он сам.

Мы не рады тем, кто хищнически рушит немногочисленные оставшиеся права рабочих, по недомыслию или по безнадеге приезжая на вахту и сдаваясь в кабальные условия.  И тем более не рады тем, кто пытается подвести под это «левую» идеологию. Эта их идеология — гнилая, ибо служит кучке богатеев, а не массе трудящихся.
И чтобы это разглядеть, необязательно штудировать ПСС того или иного теоретика. Потому в массах (вне своей узкой «левой тусовки» — московской и околомосковской: богатой, образованной, необремененной детьми и кредитами) вы никогда не найдете широкой поддержки, и так и останетесь микроскопическим кружком подпевал капитала.

Категории: Блоги, Теория
Теги: ,