Обычное дело, о контрольном пакете Истины и бомбардировках


Обычное дело, о контрольном пакете Истины и бомбардировках

Пропаганда сейчас уже не та, что раньше. Раньше перед прогрессивным демократическим Западом в полный рост стояло Злое Зло в виде социалистического блока, бывшего по совместительству одним из двух мировых политических полюсов. Политкорректность в те времена только зарождалась, поэтому негры, как и положено небелым, ездили на задних сиденьях автобусов и вообще знали своё место, а «комми» изображались, в основном, как стадо особо уродливых монголов. Сейчас бы за такое авторам оторвали все руки — нельзя же к национальности докапываться. Но то сейчас. А тогда западная визуальная продукция, случись в ней оказаться русским, напирала на внешность, ничем себя не стесняя. Свободный Мир должен был знать назубок, что эти люди, на самом деле, не совсем люди, а просто какие-то там дикие азиаты.

q1854

Дикие азиаты в медиапродукции и вели себя соответствующе: грубо вмешивались в чужие дела по всему миру, пытали всех подряд, убивали, грабили, изуверствовали… в общем, если бы не внешность, сейчас многие по ошибке могли бы подумать, что речь идёт об американцах.

Но социалистического блока больше нет, зато есть глобализация и политкорректность, поэтому поток уродливых русских азиатов в западной медиапродукции заметно иссяк. Политкорректные западные творцы научились даже показывать иностранцев людьми, а не долбаными монстрами. Правда, на историю политкорректность всё ещё не распространяется, а потому, если речь о прошлом, то там по старой памяти слегка азиатские свиньи всё ещё гонят на убой слегка азиатских баранов, как это было в игре «Company of Heroes 2» или в фильме «Враг у ворот». Однако, авторов можно понять: ну разве же могут в незападных странах уважать свою историю? Скажите спасибо, что вас, современников, уже пересадили с задних сидений на полузадние.

В общем, хорошие русские стали встречаться в фильмах и играх. У них появилась хоть какая-то мотивация, отличная от «причинить всем как можно больше зла». Пропаганда стала утончённей. Прогресс налицо.

Однако, прогресс прогрессом, но один распространённый подход всё ещё выдаёт реальное отношение. Политкорректность, все мы люди, все национальности равны, но есть нюансы: некоторые на планете Земля по-прежнему гораздо равнее.

В фильме «Крепкий орешек 5» главного героя — полицейского — судьба заносит в Россию, и там всем знакомый по предыдущим частям положительный герой ведёт себя так, будто это мы тут все иностранцы, а не он: стреляет в кого придётся, таранит машины мирных жителей, валит полицию, грабит. И всё это без зазрения совести, будто бы это — обычное дело.

Да, он вынужден спасать себе жизнь, однако задумайтесь, что было бы, если бы место действия и персонажи внезапно зазеркалились. Русский милиционер приезжает в США, чтобы решить там какие-то проблемы, и в процессе означенного решения проблем таранит машины на улицах, стреляет в местную полицию, взрывает здания. Гипотетически такое, быть может, даже проканало бы как сюжет, но только этот русский никак не смог бы оказаться положительным персонажем. Просто не смог бы. Бандит — это да, но борец за справедливость? Увольте, кто в это поверит? Был, конечно, «Брат 2», но он, если посмотреть его трезво, был чисто «кино про якудзу». Там не справедливость восстанавливалась, а платился долг дружбы убитому товарищу.

Все формально равны, однако в мире есть иерархия. Американец может устроить стрельбу в Москве или Париже и остаться положительным. Француз может устроить стрельбу в Москве, но не в Нью-Йорке. Ну а русский, ладно, смог бы пострелять где-нибудь в Гаване.

Американцам можно гораздо больше, поскольку у них, видимо, гораздо больший встроенный запас хорошести. Персонаж-американец становится плохим, когда предаёт США или когда делает что-то против американского государства — в том числе, находясь в его правительстве. Или хотя бы против положительных американских граждан. Что герой делает в отношении унтерменшей, которых из политкорректности сейчас так уже не называют, — неважно. Но вот зал*пнувшийся на американца русский должен получить по сусалам однозначно. И к этому, независимо от контекста, прилагается всестороннее моральное осуждение. Моральное осуждение, разумеется, русского — не американца же.

Причём так думают не только американцы. Игру «Battlefield 4», например, сделали шведы. Сюжет: у китайцев есть плохая фракция (генерал-узурпатор) и хорошая (демократичный президент). Русские, вводящие войска в Китай, — частично хорошие, частично плохие. Однако с американцами как раз ясно всё: эти — в любом случае на стороне добра. Половину игры коварные китайцы пытаются догнать американский корабль, попутно коварно потопив ещё с десяток других. Это всех ужасает. Как им, этим китайцам, хватило наглости так подло себя вести?!!

Одна маленькая фигня: по сюжету игры именно с этих кораблей американская армия вторгалась в Китай — помогать хорошим китайцам против плохих. Никого не поражает, что китайцы стреляют в русских — тут же всё прозрачно: введены войска, это — война, всё такое. Но, чёрт возьми, каким же надо быть подонком, чтобы догонять и пытаться убить американцев, которые всего лишь вторглись в твою страну? Тем более, когда среди них есть раненые!

Наверно, авторов всё-таки немного насторожил такой сюжет, поэтому они населили американский корабль, кроме раненных американских солдат, ещё и вывезенными из Китая беженцами, но это, увы, на мой вкус, положения не спасло — они бы их ещё к танкам примотали, как живой щит.

Так вот, что нас интересует в этом примере? Непреходящая правота американцев. И так везде. Во всех сюжетах. Есть внутренние американские тёрки — там могут быть американцы, которые неправы. А есть внешние — в них американцы правы всегда, а европейцы правы, когда они не против американцев. Во внешних тёрках американец может быть неправ только в том случае, когда на другой стороне конфликта тоже имеются американцы.

Почему? Потому что хотя Россию больше не населяют дикие азиатские орды, хотя Китай больше не состоит из ничтожных, но коварных уродцев, хотя даже среди арабов неожиданно народилось поколение неплохих парней, контрольный пакет акций на Истину всё равно в Штатах. Ещё процентов тридцать у Европы, Канады и Австралии, а остальные акции рассеяны среди миноритариев, которым не повезло родиться в других странах.

Если у тебя акций на Истину больше, то ты автоматически прав. Миноритариям предоставлено политкорректное право побыть правыми в своих внутренних перестрелках, но одно дело английские фрегаты у берегов Индии, и совсем другое — индийские корабли близ Лондона. В первом случае дикарям несут цивилизацию (ими принудительно оплачиваемую — это рынок, детка), а во втором налицо беспредельная дерзость и попирание всех международных устоев. Русский десант в Нью-Йорке неправ автоматически, потому что он русский в Нью-Йорке. Иное дело — американский десант в Москве. Это же за ради Автоматически Правого Дела. Сами подумайте, разве могут носители контрольного пакета Истины вторгнуться куда-то несправедливо?

Это — западный вариант равенства. Мы всех признаём людьми, но частная собственность всё равно неприкосновенна и уважаема. В том числе и частная собственность на Истину. Разве же можно слушать кого-то другого, когда рядом есть кто-то с огромной Истиной наперевес?

Сразу даже и не поймёшь, в чём подвох. А подвох в том, что причина и следствие тут поменяны местами. В человеке видят носителя истины потому, что он поступает и говорит правильное. В раскрываемом же тут варианте некто просто объявляется её, истины, носителем — а потому ему нельзя сопротивляться, пока он делает то, что считает нужным.

Сам по себе подход неудивителен: все страны, набрав достаточную силу, в той или иной форме пытались влиять на другие страны. Однако, при этом интересны два нюанса.

Первый из них состоит в том, что если раньше преклонение перед победившим навязывалось при помощи силы, то теперь оно оформляется в некий добровольно распространяемый культурный лейтмотив. В непреходящую правоту американцев при помощи танков и авиации заставляют верить лишь эпизодически — когда в неё ну совсем уж цинично не верят. В остальных же случаях вера в их правоту обосновывается некомильфошностью веры в обратное. Порядочный человек просто не может отрицать, что Истина — вон там. В стране под названием США, она записана в конституции США и выражается правительством США. Если он это отрицает, то это какой-то сумасшедший, аморальный и наверняка совершенно недемократичный тип.

Второй нюанс ещё интереснее. Дело в том, что во времена двухполюсного мира СССР тоже иногда позволял себе вещи, которые с точки зрения международного права были, скажем так, на грани. Например, штурм дворца Амина в 1979-м году. Однако, несмотря на наличие довольного неплохого оправдания, сие не выдавалось за само собой разумеющуюся вещь. И не героизировалось в соответствующем кине. И тем более никому бы не пришло в голову приписывать себе вымышленные события подобного рода.

Ибо героизмом подобное не считалось, а считалось экстремальной ситуацией, вызванной крайней необходимостью, — никак не примером для подражания. Именно поэтому десант в Вашингтоне, как максимум, мог фигурировать в некотором произведении о войне, которую не мы начали, но не в мирное время.

В случае с США, как легко видеть, всё не так. Созданная там масс-культура вполне себе оправдывает десант в любой точке мира, если этот десант — американский. Разумеется, не все граждане США это одобряют, но это мейнстрим.

Интересно и то, каким образом в головах людей совмещаются мысли о демократии и равенстве с мыслями о монопольном праве американцев нести истину куда захочется любыми средствами.

По моей гипотезе — ответ заключён в американских ценностях. Не в макдональдсах или правах геев, не во владении оружием или американской мечте, а в реальной ценности: праве на эксплуатацию, благообразно называемом «свобода предпринимательства и частной собственности».

Право на свободу слова, свободу перемещений и свободу совести, а также равенство, политкорректность и прочее — стоят заведомо ниже этого главного права. Людей нельзя убивать. Но если они зашли на территорию твоей частной собственности, то можно. Нет никакого противоречия. Ты — равен, тебя уважают как личность, но в бомбардировках «нет ничего личного, джаст бизнес». Они тебя бомбят не за национальность, не за сексуальные пристрастия, а потому что это выгодно. Ведь ты же самим своим существованием мешаешь их бизнесу.

Раньше к этому силлогизму было удобно прицеплять чёрный цвет кожи, а теперь — недостаток демократии. Вот и всё. «Ничего личного». Удобно, когда все остальные считают, что ты имеешь полное право разнести половину чужой страны, поскольку заведомо действуешь во имя Добра. А тебе удобно при этом думать, что тебе не в чем себя обвинить — это просто бизнес. Обычное дело.

Граница частной собственности (реальной или гипотетической) однозначно важнее, чем граница государств и моральных норм. Эта психологическая особенность как раз и отличает одни нации от других: многим просто не приходит в голову, что «бизнес» — это отличное оправдание для чего угодно. Они по наивности думают, что способы зарабатывания себе на жизнь тоже должны укладываться в те моральные понятия, в которые укладывается всё остальное.

В это время другие себе ни в чём не отказывают — они просто объявляют некоторую собственность своей и с чистой совестью отстреливают нарушителей.

Конечно же, пока им позволяют.

Категории: Блоги, Теория
Теги: ,