Религия. Применить по-новому.


Религия. Применить по-новому.

Заходишь, бывало, в левые паблики, а там пир духа. Столько цитат классиков в различных обрамлениях, демотиваторов, картинок брошено руководством сообщества на борьбу с клерикализмом — диву даешься! Силы зачастую перебрасываются с других, вероятно, менее значимых участков фронта — борьбы за социальные права, освещения классового противостояния и других мелочей.

q2561

В иных левых сообществах накал борьбы с Церковью можно оценить процентов в треть контента. А порой и добрую половину.

А как иначе? Ведь она ж того, опиум для народа, ведь классики боролись и нам велели. А раз так, дадим жару и мы.

Меж тем очевидно, что классики свою борьбу вели 100-150 лет назад, а за такой срок что-то (ну а вдруг?) могло поменяться. Вдруг мир развивается диалектично на самом деле, а не только в почитаемых умных книгах? Вдруг на диалектику надо не молиться, а применять?

Вот и посмотрим под таким углом зрения на роль религии и борьбу с ней, ведь они тоже как-то развиваются во времени.

В старые-добрые дни

Во времена антиклерикальной борьбы классиков религия исполняла роль государственной идеологии. Особенно это видно на примере Царской России. Роль православия была официально закреплена в законодательных актах, а священный синод являлся одним из министерств Империи. Думаю, мало кто будет оспаривать такую роль Церкви в дореволюционной России. Тяжело не увидеть официальную идеологию там, где было провозглашено триединство «Православие. Самодержавие. Народность.»

В Европе ситуация обстояла в целом схожим образом. Великая Французская буржуазная Революция основательно подточила этот камень в фундаменте государства, но не сумела окончательно вырвать его. Общественная роль религии оставалась прежней.

Важно понимать, что именно поэтому классики посвящали борьбе с религией столько усилий и томов. Не по причине того, что вера как феномен содержит в себе некое онтологическое зло, непозволяющее верующему полноценно встать на путь построения справедливого общества. И не потому что религия сама по себе продуцирует дремучесть и покорность масс.

Антиклерикальная борьба в те времена имела именно характер борьбы с идеологическим столпом буржуазного государства. Это оно транслировало Церкви запрос на обработку масс в направлении покорности и недопустимости построения вместо имеющегося чего-то более справедливого.

q2557

Наиболее логично это смотрится на примере, опять таки, Российской Империи. Спустили в твое министерство-синод указание. Ты что, саботировать его выполнение будешь?

При таком положении вещей, кстати, все действуют здраво. И государство, работающее над повышением уровня лояльности населения, и исполнитель-институт, расторопно выполняющий запрос на укрепление действующего порядка вещей. И революционеры, направляющие острие своей борьбы в том числе и против религии.

Новые времена

Ситуация принципиально изменилась после октября 1917 года и декрета Совета Народных Комиссаров об отделении церкви от государства. Это, а так же революционная борьба на самом Западе, вырвало в России, Европе и США церковь из фундамента государства. В СССР она была прямо отделена, в отдельные моменты становясь лишь ситуационной помощницей для нового идеологического столпа. Руководства стран Запада начали искать иные работающие идеологемы, обращаясь кто к оккультному опыту разной глубины и направленности, кто к материалистическим концепциям «американской мечты» или чего-то подобного. Традиционные религии же начали где-то просто не работать в сложившихся условиях, а где-то и входить в противоречие с капитализмом нового этапа. Использовать ее столь же эффективно стало просто невозможно. Собственно, на этом актуальность борьбы с ее институтом была исчерпана. Но сама борьба прекращена не была.

После Второй Мировой Войны противоборство экономических систем оформилось окончательно. Мировой Революции не случилось, победитель должен был определиться во вполне классическом по историческим канонам конфликте двух Сверхдержав. Ключевой становилась идеологическая составляющая такой тотальной войны.

СССР опирался на цельную коммунистическую идеологию с ее идеалами справедливого общества без эксплуатации. Альтернативной и столь же притягательной картины Запад, обладая экономической системой, построенной строго на обратном, явить не мог. Поэтому в качестве идеологического ответа была избрана смесь общества достижимых возможностей («парень, ты можешь достичь всего! Только усердно работай и не упусти свой шанс!») и черного антисоветского мифа («на словах-то они за равенство и справедливость, а на деле там миллионы расстрелянных, изуверский строй-рабовладелец и нищий запуганный народ»).

И тут капитализм придумал, как можно вновь использовать свою старую подругу, бывшую ему некогда надежной опорой. Религию. Вообще, стоит сказать, что капитализм — удивительно стойкая система, способная в своей борьбе за существование использовать все, казалось бы, даже отжившие свое или враждебные ей механизмы. Тут же коммунисты своим на тот момент уже не актуальным антиклерикализмом сами подсказали, как можно использовать церковную проблематику. Образ коммуниста в сознании обывателя стали усердно связывать с этаким красным тоталитарным фашистом, стремящимся уничтожить, выкорчевать и цинично узурпировать весь жизненный уклад западного человека. Его семью, личное имущество. И его церковь.

q2558

q2559

q2560

Если к власти придут коммунисты. Иллюстрации из американского пропагандистского журнала времен Холодной Войны.

Борьба коммунистов с религией, бывшая достаточно прогрессивным явлением еще несколько десятилетий назад, стремительно начала выходить боком. Так, в Индонезии, после разгрома и массовой ликвидации коммунистов в сознание масс внедрили именно образ воинствующего антиклерикала. Более того, сделали эту черту доминирующей в образе коммуниста. Разумеется, никакой массовой поддержки в традиционном обществе добиться нельзя, когда оно уверено, что ты пришел в первую очередь, чтобы осквернить святыни. И только потом все то, о чем ты сейчас сказал про экономику (видимо, чтобы увести разговор от главного, твоей ненависти к нашей вере и обычаям). Горькой иронией является то, что ни атеизм, ни антиклерикализм не были частью программы компартии Индонезии. А одной из сил, ее образовавших, было политическое крыло организации Союз Ислама. Но о таком уже никто не вспоминает, когда нужный манипулятору штамп внедрен до уровня «это всем известно».

Нельзя сказать, что такая идеологическая находка Запада и стала решающей в том противостоянии. Но что ее использование сильно затруднило СССР борьбу на международной арене — факт. И такое оружие против себя коммунисты выковали сами.

Дивный новый мир

Несмотря на успех такого ситуационного применения, назад в идеологические основы строя религию, по понятным причинам, поместить невозможно. Вырванные волосы назад уже не вставить. Вряд ли кто-то в здравом уме верит в «рассвет православного фашизма в России». Долгая борьба за отделение церкви от государства сделала свою роль. В значительной мере примерно так теперь дело и обстоит. Да, в РПЦ наверняка есть множество желающих вернуть старые-добрые дни. Вероятно, и нынешнее российское руководство не отказалось бы от такой тотальной идеологической подпорки. Но сами законы общественного развития больше не позволят этого сделать. Невозможно теперь крестными ходами призвать массово людей к покорности, как невозможно заставить всех жить в лесу и молиться колесу.

Церковь стала, не считая ее захватнических амбиций в плане материальных объектов и источников дохода (с чем, разумеется, бороться надо), такой же организацией по интересам, как и кружок моделистов или инициативные благотворительные общества. Разве что обсуждаемые ею темы много глубже, а история ее института несоизмеримо богаче.

Именно этот последний факт и стал все активнее использоваться нашей властью. У кружка моделистов или благотворителей нет долгой и сложной истории, в борьбе за и против них не ломались кучи копий и не гибли люди. Поэтому для воплощения схемы «разделяй и властвуй» они не подходят. В отличие от «общества по интересам» с двухтысячелетней насыщенной и противоречивой историей.

«Православный фашизм» нереализуем технически. Но вокруг него можно нагнать истерику. И поднять на борьбу с «православным фашизмом» одних, а за тем в бой с «осквернителями наших святынь» бросить уже тех, кто православию симпатизирует.

Пока активные граждане бьются за вопрос, и близко не входящий в первоочередные проблемы государства, серьезные дяди могут не беспокоиться и продолжать делать свои грязные дела.

Что приятно, многие люди осознают, что проблема-то надуманная, раздувается искусственно и служит поводом для раскола недовольного общества намеренно. В качестве примера такого полуосознания — эпизод из интереснейшего выступления на нашем дискуссионном клубе Олега Румянцева, «отца неродившейся конституции» 93-го года и президента «Фонда конституционных реформ» (крайне рекомендую посмотреть полное выступление, хоть оно и совсем не по теме данной статьи).

Но до широких масс истинный смысл подобного «архиважного конфликта» пока еще не дошел. А потому схема продолжает исправно работать.

Левых в этом направлении использовать проще всего. Сама их история наполнена страницами борьбы с религией, подчас как героическими, так и постыдными. Бороться с этим «опиумом для народа» завещали отцы-основатели. А среди многих левых принято относиться к такому без недействующей в таких случаях диалектики. Раз Маркс что-то сказал по теме, то диалектика отменяется, товарищи, тут территория догм. И всем как-то безразлично, что есть у нас в большом количестве верующие коммунисты, что их такое «противоречие» не разрывает на куски. Что наоборот, они зачастую демонстрируют куда более цельное мировоззрение, чем доктринеры истинного марксизма. Многие из них работают бок о бок с левыми атеистами и не чувствуют какого-либо фундаментального раскола в мировоззрении между собой и ими.

Реальность сама показывает надуманность и наигранность подобного конфликта. И что в своей борьбе с этим «буржуазным пережитком» мы стали играть в игру буржуазного гегемона мира. Мы радуемся, что правильно бьемся за дело классиков, религиозные — что удается сорвать очередной сатанинский шабаш. А гегемон радуется, что приручил малышей так искренне и иступленно биться друг с другом.

Все при деле, все рады. А воз и ныне там.

Что делать?

Может, настало время уйти из этой песочницы, друзья? Я тут не пытаюсь незаметно пропихнуть мысль о «необходимости синтеза православия и коммунизма». Даже откладывая в сторону вопрос о нереализуемости такового, стоит заметить, что он просто бессмысленен. Зачем нам изобретать какие-то эклектичные конструкты? Конечно, если мы не хотим создавать своих сект или просто обманывать людей. Ведь мы можем просто не враждовать и сообща с верующими делать некое общее дело (тогда, когда оно у нас общее).

Перестав быть официальной идеологией, религия перестала входить в противоречие с идеологией коммунистической. Теперь они просто про разное. Если грубо, то одно про устройство общества, другое про спасение души. Никакой необходимости биться друг с другом, отвлекая силы от главного, просто нет. Сейчас это вредно!

Что нам делать? По-моему, очевидно. Свернуть антиклерикальную кампанию, выйти из порочного круга надуманных конфликтов, в который нас загнал действующий гегемон мира. Не вести пропаганду РПЦ, не ломануться в приходы, нет! Просто перестать выдавать контент и действия, которые могут быть раскручены гегемоном как «если не поможете мне удержаться, и эти сатанисты придут к власти, то они взорвут ваши храмы и выкорчуют ваши ценности». Товарищи, это очень большая опасность! Нам никак, ни в коем случае нельзя допустить Индонезийского варианта. Люди не должны видеть в нас врага чему-то дорогому им.

Ну а случаи захвата Церковью финансовых потоков и материальных ценностей — да, надо поднимать и раскручивать. От этой несправедливости дистанцироваться нельзя, как и от любой несправедливости. Думаю, настоящие верующие должны быть в этом нам только благодарны, так как недопущение Золотого Тельца в Церковь является и их прямым интересом. Только освещение таких фактов не должно иметь парафраза с «да и вообще, что от мракобесов можно ожидать? Ну ничего, нальемся сил — дадим жару!»

Не надо. Ни грозить, пока хилый, не жестить без повода, если нальешься силой. Народ сам разберется, нужна ли Церковь при социализме и в каком виде. Не решайте ни за кого, уважайте людей.

Наша цель — это вернуть Россию на путь социализма. Давайте не отвлекаться на подсовываемые нашими врагами липовые игрушечные конфликты

Категории: Блоги, Теория
Теги: , , , , , ,