Почему левые бегут от национального вопроса?


Почему левые бегут от национального вопроса?

Честно говоря, то нарочитое, порою пренебрежительное, невнимание со стороны большой части левых сил к национальному вопросу меня лично настораживает. Тезис, которым они защищаются – «национальный вопрос используется буржуазией для отвлечения внимания трудящихся от классовых противоречий» — может быть принят лишь отчасти. Хотя бы потому, что довольно значительные группы населения называют национальный вопрос в современной России одним из наиболее острых и при этом вовсе не отрицают ни наличие классовых противоречий, ни их остроту. Значит, нельзя сказать, что буржуазия сумела отвести их праведный гнев на инородцев и обезопасить на какое-то время себя.

q2753

Лозунг «Россия – для русских», который поддерживает до 60 процентов населения страны (http://newsland.com/news/detail/id/857506/) нельзя назвать ксенофобским. Потому что с ним солидарны не только те, чьи мозги одурманены пропагандой радикальных националистов, но и вполне просвещенные горожане разных возрастов и социальных групп. Конечно, желающих политически поиграть с ним наберется немало, в сегодняшней политике вообще играют со всякими удобными для самопиара лозунгами и идеями. Правда, нередко они оборачиваются играми с огнем, сжигающими часть самих игроков. Но это происходит потом. А пока каждый надеется не просто выжить, но и выжать из этого огнеопасного лозунга максимум выгоды.

Почему же невнимание к национальному вопросу не просто невыигрышно для левых, но и чрезвычайно опасно?
Для начала немного теории. Потому что в противном случае, будут не совсем понятны истоки проблемы. Ясно, что система политических наций, сложившаяся к настоящему времени и насчитывающая, по разным подсчетам, от 300 до 500 лет, переживает глубокий кризис. Современные нации в последнее десятилетие демонстрируют поразительную неустойчивость и тенденцию к изменению своих основ, на которых они базировались в эпоху формирования. В Европе вдруг просыпаются и набирают силу сепаратистские движения (корсиканцы во Франции, фламандцы в Бельгии, сицилийцы в Италии и пр.), в Канаде вопрос об отделении Квебека не снимается с повестки дня, да и американский «плавильный котел» грозит дать глубокую трещину. Кроме того, невнятная ситуация с наплывом в Старый свет мигрантов из стран «третьего мира» и стран т.н. «новой Европы» тоже показывает кризис современных наций. Невнятность заключается в том, что, с одной стороны, мигранты вроде бы не отторгаются, а мизерной части из них даже удается занять более-менее приличное положение в новом для себя обществе, с другой – мигранты не становятся полноценной частью какой-либо европейской нации. Даже создается впечатление, что национальные элиты просто не понимают, что делать с нахлынувшей миграционной волной. Эту волну нации вроде бы и не против интегрировать, да не знают как.

А если система наций пребывает в глубоком кризисе, то она неизбежно будет меняться. И это вне зависимости от того, желает ли мировая буржуазия использовать данный кризис для отвлечения внимания трудящихся от имеющихся проблем, или нет. Конечно, желает, конечно, использует. Ради выживания использует, но разве это означает, что реальных проблем в этой плоскости нет, и левым стоит их игнорировать? Ведь ключевой ряд понятий о классах, их противоречиях и борьбе был сформулирован с учетом той палитры наций, что существовала в эпоху Маркса. И Маркс, надо сказать, отдавая приоритет классовой борьбе, уделял значительное внимание нациям, выделяя из них передовые и отстающие. Сейчас речь не о том, насколько его взгляды бесспорны, просто не надо думать, будто основатель марксизма чурался данной темы.

Сегодня мы имеем ряд парадоксальных переплетений острейших социальных и национальных проблем, которые в период зарождения марксизма вообще не стояли. Скажем, проблема миграции, которая, уверен, сильно подстегивает рост числа сторонников лозунга «Россия – для русских!» (и его аналогов в ряде европейских стран). Конечно, вокруг проблемы мигрантов вьюном вьются разные политические спекулянты и дельцы, стригущие на ней купоны и даже создающие движения и партии. Но кто скажет, что эта проблема исключительно национальная? Разве транснациональный капитал (из которого российский, кстати, выделяется, пожалуй, радикальной криминализацией своих рядов) не использует труд мигрантов для общего снижения стоимости трудовой силы? Мигранты – это орудие для введения в систему современного капитализма элементов феодализма. Ведь не является большой тайной, что гастарбайтеры практически бесправны перед хозяином, не имеют даже минимальных социальных гарантий, а оплата их на порядок ниже, в подавляющем большинстве случаев, чем труд местного населения.

Конечно, постановка вопроса о мигрантах в исполнении, скажем, большинства национал-демократов – вопиюще пошла и аморальна. Эта публика не просто не желает до конца раскрыть своим сторонникам глаза на реальное положение дел, но и демонстративно игнорирует его. Может, им нравится манипулировать частично праведным гневом жителей русских регионов? Очень может быть. Но тогда тему миграции должны обсуждать левые и предлагать варианты ее решения. Если они сворачивают от нее в идеологические закоулки, это не значит, что тема тоже уйдет.
Есть и еще один крайне неприятный для левых момент. Это снижение культуры протестной борьбы в связи с заполнением рабочих мест мигрантами. Мигранты не ропщут, не устраивают забастовок, не напрягают хозяев предприятий насчет каких-то там социальных гарантий.

Чем это чревато? Правильно! – тем, что в результате хозяева начинают лоббировать принятие закона, в котором планка этих социальных гарантий, как и других прав работников, будет снижена. Потому что на предприятии могут оказаться, к своему несчастью, работники, которые не мигранты и кое-какие права имеют.
Конечно, миграция – вопрос большей частью для тех, кто занимается практической политикой. Но ведь свои изыскания левые политологи не из пальца высасывать должны (сегодня они зачастую этим и занимаются с известным результатом), но из разработок теоретиков. Которые национальным вопросом заниматься, мягко говоря, не торопятся. Нет ответа и на вопрос, какие нации сегодня считать передовыми, а какие – отсталыми. Ведь Маркс был убежден, что социалистическая революция происходит сначала в промышленно развитых странах, а потом уже приходит в отсталые. А промышленно развитыми свои страны делают передовые нации. Исключение уже на закате дней своих Маркс сделал для России, изучив жизнь крестьянской общины и обнаружив в ней зачатки будущего социализма. Но вот беда – сделал он это в своих письмах и публицистических материалах в газетах. Поэтому на мировоззрении, называемом марксизмом, эти догадки отца-основателя практически не отразились.

Это я напомнил не для того, чтобы еще один камень в огород современных марксистских теоретиков запустить. А затем, чтобы напомнить, насколько велик непаханый объем теоретических полей по национальному вопросу. Прямо как прежде весной у крестьянской общины. Впрочем, весна еще только предстоит.

Категории: Блоги, Теория
Теги: , ,