Почему рубль вошёл в штопор


Почему рубль вошёл в штопор

Сложно отделаться от ощущения «дежа вю» — история 2008-2009гг., когда российские банки, получившие без малого 4,5 трлн рублей кредитов от ЦБ РФ с благой целью перекредитования промышленных предприятий, направили подавляющую часть полученных средств главным образом на спекулятивные операции против рубля на валютном рынке. Другими словами, де-юре государственные банки за счёт средств налогоплательщиков вели игру против государства и подавляющей части граждан России. Судя по всему, ситуация повторяется с зеркальной точностью и сегодня — подконтрольные государству банки на привлеченные у ЦБ РФ и Минфина России средства осуществляют набег (т.е. «шортят») на российский рубль.

q2897

Всё это мы уже проходили пять лет назад – тогда значительная часть из выделенных госбанкам 3,5 трлн. рублей была направлена не на рефинансирование отечественной промышленности, а на валютные спекуляции с целью извлечения сверхприбылей от обрушения курса рубля. И приблизительно то же самое, но в ещё больших масштабах и с большим цинизмом, имело место в 1996-1998гг. в период построения пирамиды ГКО-ОФЗ – искусственно завышенные процентные ставки по краткосрочному госдолгу обеспечивали сверхдоходы олигархам, коррумпированным чиновникам ельцинского призыва и международным спекулянтам (не говоря о высасывании, как пылесосом, финансовых ресурсов из кармана россиян, промышленников и бюджета в спекулятивные игры и обслуживание пирамиды госдолга), а завышенный курс рубля и валютный коридор обеспечивали конвертацию сверхприбылей в твёрдую иностранную валюту с минимальными потерями.

Показательно, что по итогам 2013г. российские банки задолжали государству свыше 5,6 трлн рублей — порядка 4,1 трлн. рублей Центральному Банку и 1,5 трлн. рублей Минфину. Судя по масштабам и интенсивности распродажи рубля, без спекуляций со стороны государственных банков дело не обходится. Мало того, что чистка на банковском рынке и волна отзывов лицензий у частных банков средней величины обеспечили заметный переток средств физических и юридических лиц на счета госбанков (рост депозитов на 10-15% в последние месяцы 2013г. и в начале 2014г.). Так еще теперь и на валютных спекуляциях и обесценивании рубля, приводящем к падению уровня жизни подавляющей части населения России, госбанки, за счет привлеченных у государства средств, стараются извлечь сверхприбыль.

Важно понимать, что свыше 95% всех этих кредитов и депозитов получили крупнейшие российские банки (менее 20 банковских институтов из 965 банков) и, прежде всего, с государственным участием. Банковские институты, входящие в диапазон от 20 до 100 крупнейших банков по размеру активов, практически полностью отрезаны от инструментов рефинансирования со стороны ЦБ РФ.

Тогда как оставшиеся 860 мелких региональных и муниципальных банков, зачастую вообще не занимающихся кредитованием экономики и прочими законными банковскими операциями (вовлечены в операции легализации и отмывание преступных доходов, отмывание криминальных активов и т.д.), в принципе отрезаны от финансовой поддержки со стороны Центробанка и Минфина.

В лучшем случае они могут рассчитывать на межбанковские кредиты со стороны крупных банков. Однако, во-первых, ставки по кредитам заметно выше, чем в рамках рефинансирования со стороны ЦБ РФ (7-8% против 5,5%). Во-вторых, масштабы операций недостаточны, чтобы существенно повлиять на стоимость кредитных ресурсов в экономике, снизить ставки по привлекаемым средствам и удешевить кредитные ресурсы. В-третьих, сроки кредитования крайне малы — главным образом речь идёт о кредитовании сроком на один день или неделю. В-четвертых, крупные банки не доверяют мелким организациям и крайне неохотно кредитуют региональные и муниципальные банки.

Важно отметить, что по оценкам самого ЦБ и биржи ММВБ, порядка 55-62% всех операций на валютном рынке России осуществляется не резидентами страны (т.е. населением и организациями резидентами), а инвесторами и спекулянтами из Кипра! С учетом остальных оффшорных юрисдикций получается, что свыше 75-80% валютных атак против рубля осуществляется какими-то организациями из налоговых гаваней. Стоит напомнить, что свыше 75-80% всех накопленных инвестиций российских организаций за рубежом приходятся также на разного рода налоговые гавани, в которые выводятся средства сырьевого олигархического капитала, коррумпированных чиновников и криминальных структур, а затем, сменив паспорт и гражданство, возвращаются обратно в Россию под видом фешенебельных и долгожданных иностранных инвестиций.

С высокой долей вероятности можно говорить о том, что мощнейшая за последние годы атака на рубль носит целенаправленный и весьма продуманный характер. Более того, почти наверняка, она осуществляется главным образом российскими же компаниями и банками, либо зарегистрированными в оффшорных юрисдикциях. Либо вводящих свои капиталы на внутренний российский валютный рынок через фирмы-прокладки, зарегистрированные в оффшорах с целью минимизации налоговых платежей и избежания неприятных вопросов со стороны регулятора.

Хуже всего то, что та ликвидность, которую госбанкам и крупнейшим частным кредитным институтам предоставили ЦБ и Минфин, используется ими не для расширения кредитования реального сектора экономики, стремительно погружающегося в кризисное состояние, а на обрушение курса рубля и хаотизацию финансовых рынков. Это лишний раз демонстрирует уровень профессионализма российских чиновников и руководителей финансово-экономического блока Правительства – примат дерегулирования экономики и минимизации участия государства в хозяйственной жизни в условиях разгула коррупции и колоссальной монополизации экономики оборачивается бесконтрольной раздачей денег и спекулятивными атаками против национальной валюты за счёт средств самого государства.

Несколько позже масла в огонь подлила первый зампред Центрального Банка России Ксения Юдаева, которая 20 января в интервью американской деловой газете The Wall Street Journal недвусмысленно заявила, что ЦБ РФ провёл так называемые антикризисные стресс-тесты российских банков и установил, что банковская и финансовая система вполне может пережить даже 30% девальвацию рубля. Да, затем последовало объяснение, что в ЦБ надеются избежать столь драматичного падения курса рубля. Однако российским спекулянтам и международным банкам этого было вполне достаточно, чтобы понять общий смысл пассажа – рубль входит в состояние перманентного снижения своей стоимости по отношению к резервным валютам.

Некомпетентность руководства Центрального Банка спровоцировала панику на валютном рынке

Не меньше вопросов вызывают действия недавно назначенного руководства самого Центрального Банка России, которые во многом обусловили панику на валютном рынке и обвальное падение курса рубля. Напомним, что на протяжении последних месяцев новое руководство ЦБ РФ, поставленное во главе основного финансового института страны летом 2013г. по личному распоряжению президента страны, без устали повторяло одну и ту же мантру о, якобы, назревшей и перезревшей необходимости перехода от политики таргетирования валютного курса к политике таргетирования инфляции.

Суть процесса состоит в том, что, якобы, с 2015г. ЦБ РФ полностью прекратит следить за динамикой рубля и переключится исключительно на поддержание низких темпов роста цен путём управления процентными ставками. Период 2013-2014гг. был объявлен переходным и подготовительным. Однако даже во время этого переходного периода российский рубль умудрился войти в крутое пике, из которого его не удаётся вывести даже усилиями Центробанка. Несколько позже, 13 января 2014г., ЦБ РФ подлил масла в огонь, официально заявив о прекращении проведения целевых валютных интервенций на поддержание рубля, что было вполне однозначно воспринято спекулянтами как сигнал на девальвацию российской валюты.

Все эти заявления совпали с публикацией крайне слабых данных по текущему счёту платёжного баланса (мало того, что его профицит сжался в два раза с 72 до 33 млрд. долл. в 2012-2013гг., так ещё и квартальные результаты 3-го квартала (0,6 млрд. долл.) и 4-го квартала (4,7 млрд.) оказались худшими аж с преддефолтного 1997г.), стремительным скатыванием российской экономики в кризисное состояние, спадом производства в обрабатывающей промышленности, инвестиционным кризисом, бегством капитала и прочими негативными тенденциями. Неудивительно, что как российские биржевые спекулянты, государственные и частные банки, сырьевые олигархи, так и международные финансовые спекулянты и банкиры открыли позиции против рубля и приступили к распродаже национальной валюты России.

Вместо того, чтобы сгладить негативные настроения на валютном рынке и снизить градус пессимизма, назначенное полгода назад руководство ЦБ РФ стало психологически давить на рынок и посылать явные сигналы не в пользу рубля. Либо это проявление непрофессионализма. Либо халатность, обернувшаяся многомиллиардными убытками. Либо неприкрытая провокация и подыгрыш спекулянтам.

Руководители такого ранга, а речь идёт о руководстве Центрального Банка России – ключевого звена и системообразующего института всей российской финансовой системы – просто обязаны тщательно подбирать слова и обдумывать последствия своих не только действий, но даже заявлений. Получается парадоксальная ситуация, когда руководители ЦБ РФ сначала собственноручно запускают лавину спекулятивных атак против российского рубля, сделав необдуманные заявления про скатывание экономики в состояние стагфляции, необходимость перехода к гибкому курсообразованию, отказа от операций целевых валютных интервенций на поддержание курса рубля и готовность финансовой системы к 30% падению курса национальной валюты. А затем, испугавшись беспрецедентной спекулятивной атаки на рубль, начинают давать задний ход – от плавающего курса рубля формально не отказываются, однако судорожно выливают миллиарды долларов в попытке предотвратить обесценение рубля.

Согласно официальным данным Центрального Банка России, только по итогам одного месяца – января 2014г. – ЦБ РФ умудрился потратить свыше 5,99 млрд. долл. на спасения российского рубля. То есть 25% от всего объёма валютных интервенций, осуществлённых в 2013г! В предыдущем году с целью стабилизации рубля ЦБ потратил без малого 26,5 млрд. долл.

Центробанк утрачивает контроль над ситуацией

Важен и другой аспект валютной паники, на котором федеральные СМИ стараются не заострять внимание. Судя по всему у Центрального Банка сдают нервы и он утрачивает контроль над ситуацией. Мало того, что только в январе Банк России потратил без малого 6 млрд долл. валютных резервов для поддержания курса рубля, так еще появилась информация о том, что регулятор поставил на кон все золотовалютные резервы страны.

По крайней мере, именно такие выводы можно сделать из информации, опубликованной крупнейшим в мире агентством деловой информации Bloomberg. Согласно оценкам агентства, во время торговой сессии 30 января 2014г., когда ЦБ РФ потратил рекордные 1,65 млрд. долл. на поддержание курса рубля, Центробанком был выставлен так называемый unlimited order — т.е. буквально «безлимитный приказ».

Более простым и понятным языком — Центральный Банк России был готов провести неограниченную по масштабам валютную интервенцию с тем, чтобы удержать курс рубля в рамках установленного им коридора по бивалютной корзине. Речь идет об операциях «without quantative limitations» — т.е. об интервенциях без количественного ограничения верхней планки вливания средств ЗВР.

Это нонсенс! Если это действительно так (а не доверять агентству Bloomberg в данном конкретном случае веских оснований нет), то получается, что ЦБ РФ был готов пойти ва-банк и поставить на кон все принадлежащие ему валютные резервы — порядка 300 из 495 млрд. долл. международных резервов (остальные средства принадлежат Минфину России и размещены на корреспондентских счетах западных банков в виде средств Резервного Фонда и ФНБ).

Подобного рода действия Центробанка свидетельствуют, как минимум, о двух негативных тенденциях. Во-первых, об абсолютной непродуманности и нескоординированности действий Центрального Банка. Формально объявив об уходе с валютного рынка, регулятор пытается судорожно изо всех сил удержать рубль от падения. Даже ценой неограниченных валютных интервенций. Правая рука регулятора не ведает о том, что делает левая — говорится одно, а делается совершенно другое. Это лишь усиливает панические настроения на рынке и демонстрирует слабость регулятора. Центробанк старается быть на половину беременным. Во-вторых, о панических настроениях в самом ЦБ — денежный регулятор готов пойти на крайние меры и тратить неограниченный объем валютных резервов для поддержания курса рубля.

В-третьих, ЦБ демонстрирует непрофессионализм: из всех инструментов ограничения спекулятивной атаки на рубль им был избран самый топорный и примитивный — валютные интервенции за счет средств международных резервов. ЦБ обладает целым арсеналом весьма действенных инструментов — от повышения процентных ставок по операциям РЕПО и депозитным операциям до заключения валютных свопов с зарубежными Центробанками, повышения резервных требований по обязательствам, введения нулевой чистой валютной позиции банков и т.д. Не говоря уже о том, что Банк России обладает уникальным государственно-правовым статусом и является регулятором всей финансовой системы. Он имеет уникальную возможность, которой не обладает ни один спекулянт — ЦБ РФ имеет возможность менять правила игры.

При желании и необходимости можно было бы ввести ограничения на валютные операции и ужесточить валютное регулирование и контроль, которые были по сути дела разрушены ещё в 1997г. по текущему счёту платёжного баланса и к 2007г. по капитальному и финансовому счёту. Элементарное ограничение покупки иностранной валюты только теми юридическими лицами, которым она требуется для осуществления взятых внешнеэкономических обязательств (оплата импорта, авансовые платежи, обслуживание долгов и т.д.), позволило бы отсечь от валютного рынка спекулянтов.

Однако ничего подобного в ЦБ сделать не решились. Видимо, российский регулятор, все чаще именуемый экспертами за свою удушающую денежно-кредитную политику филиалом американской Федеральной Резервной Системы и валютным обменником, решили пойти по самому простому и понятному пути — пустить на ветер валютный запас страны. Возможно, было принято решение помочь спекулянтам подзаработать на валютных операциях. Тем более что в числе основных бенефициаров этой спекулятивной атаки, насколько можно судить, являются крупнейшие государственные банки.

Да и имиджевые потери гораздо меньшие в глазах западного истеблишмента – ЦБ РФ подтвердил приверженность псевдонаучным догмам «Вашингтонского консенсуса», которые обеспечивают деиндустриализацию, оффшоризацию, дезинтеграцию, примитивизацию и долларизацию отечественной сырьевой низкопередельной экономики. Любое ограничение произвола спекулянтов и международного финансового капитала в колонии воспринимается в метрополии (т.е. в Вашингтоне и Лондоне) как злостное нарушение принципов вульгарного либерализма.

Либерализация внутреннего рынка госдолга и борьба с инфляцией усугубили панику на валютном рынке

Еще один аспект проблемы девальвации рубля, на который требовалось бы обратить самое пристальное внимание – каким образом либерализация внешнеэкономического законодательства и, в частности, упрощение процедуры допуска иностранных инвесторов и спекулянтов на внутренний рынок государственного долга России могли повлиять на возникновение валютной паники. Сначала приток иностранного спекулятивного капитала позволил Правительству надуть пузырь на государственном долговом рынке – доходность 10-летних облигаций упала с 8,5% в 2011г. до 6,25% летом 2013г.

Однако, когда стало понятно, что российская экономика скатывается в кризисное состояние, поток нефтедолларов иссякает, рубль больше укрепляться не будет, а инфляция будет зажиматься Центробанком ценой ужесточения денежно-кредитной политики, сдерживания роста денежной массы и удорожания кредитов, спекулянты изменили вектор своих инвестиционных поток. И началась масштабная распродажа государственных облигаций России – доходность выросла с 6,3 до 8,4% в течение трёх месяцев.

Важно понимать, что международные финансовые спекулянты не заинтересованы в снижении уровня инфляции в России – чем выше инфляция, тем выше процентные ставки, тем выше доходность спекулятивных вложений в рамках операций «carry trade». Спекулянтам важна динамика валютного курса. А, точнее сказать, возможность без потерь конвертировать полученные сверхдоходы из рублей в твёрдую иностранную валюту (прежде всего, в американский доллар). Именно по этой причине депрессивно-кризисное состояние российской экономики, обвал производственной и инвестиционной активности, наложившиеся на стабилизацию инфляции, снижение процентных ставок, начавшуюся девальвацию рубля и отказ ЦБ РФ от целевых валютных интервенций спровоцировали масштабную распродажу российской валюты и государственных облигаций. В том числе крупные средне и долгосрочные международные инвесторы, скупавшие долговые бумаги федерального Правительства в 2012 и 2013гг., внесли свой вклад в обвальное падение курса рубля.

В очередной раз стала очевидной простая истина – в Правительстве и Центробанке толком не понимают мотивы и цели, которыми руководствуются представители международного финансового капитала. Заявления Эльвиры Набиуллиной и Ксении Юдаевой из ЦБ РФ о том, что Банк России переходит к гибкому курсообразованию, отказывается от целевых валютных интервенций и намеревается ужесточить борьбу с инфляцией, сделав её приматом своей деятельности, лишь подлили масла в огонь и спровоцировали волну спекулятивных распродаж российского рубля. Транснациональный капитал интересует уровень рентабельности, маржа, норма отдачи на инвестированный капитал, извлекаемая от спекулятивных операций, а отнюдь не уровень инфляции внутри страны.

Напомним, что в последние месяцы 2012г. состоялось долгожданное российскими чиновниками и международными спекулянтами открытие внутреннего рынка государственного долга по Облигациям Федерального Займа (ОФЗ). Именно тогда инвесторы и спекулянты получили возможность инвестировать в российские долговые бумаги через международные депозитарные системы Euroclear и Clearstream при посредничестве российского центрального депозитария – Национального расчётного депозитария. Иностранцы получили возможность открывать счета номинального держателя ценных бумаг через российский депозитарии и напрямую приобретать государственные облигации ОФЗ России. На тот момент размер долгового рынка Правительства России составлял порядка 3,1 трлн. рублей или 91 млрд. долл. по обменному курсу на тот момент. Кроме того, с задержкой на один год был осуществлён допуск иностранцев на рынок корпоративных облигаций и акций.

Уже тогда эксперты и независимые экономисты предупреждали Минфин и Центральный Банк о том, что допуск иностранцев на внутренний долговой и корпоративный рынок существенно повысит его спекулятивную составляющую и увеличит не только волатильность на рынке, но сделает его гораздо более зависимым от конъюнктуры на международном рынке капитала, где погода определяется экзогенными и неподконтрольными российскому Правительству факторами — монетарной политикой крупнейших Центробанков мира (прежде всего, ФРС США), интересами международных спекулянтов и т.д. Однако чиновники предпочитали отнекиваться и делать вид, что угроз нет. Как ожидалось, напрасно – канал Euroclear-Clearstream стал одним из ключевых узаконенных самим же государством каналов вывоза капитала из России.

При этом в полной мере реализуется ещё одна угроза – международным спекулянтам и институциональным инвесторам в лице хедж-фондов, трастов, пенсионных фондов, инвестиционных компаний и т.д. гораздо понятней и проще пользоваться своей собственной давно отлаженной биржевой инфраструктурой. Именно по этой причине происходит предсказанный процесс постепенного и неуправляемого перехода торговли государственным долгом с внутреннего российского биржевого рынка на менее прозрачный иностранный внебиржевой рынок, где ценообразование обусловливается действиями крупных финансовых спекулянтов – маркет-мэйкеров. Вместо обещанного притока 20 млрд. долл. средств иностранцев на российский долговой рынок началась масштабная распродажа российских государственных облигаций, бегство капитала и обвальное обесценение рубля по отношению к другим валютам.

Валютные интервенции провоцируют обострение кризиса ликвидности и удорожание кредитных ресурсов

Важно отдавать себе отчёт в том, что продажа валюты из резервов ЦБ РФ провоцирует автоматическое изъятие рублёвых ресурсов из финансовой системы и экономики в целом. Это лишь обостряет и без того перманентно острый дефицит ликвидности в банковском секторе и экономике, стимулируя удорожание кредитных ресурсов в экономике и т.д. Если ещё в начале 2011г. ставка по однодневным кредитам на межбанковском рынке варьировалась в диапазоне 2,5-3% годовых, то к концу 2012г. она поднялась до 6%, а последний год находится в диапазоне 6,3-6,7% годовых. Неудивительно, что на протяжении последних 2,5-3 лет наблюдается перманентное повышение среднерыночных процентных ставок по кредитам.

Причём как в номинальном, так и в реальном выражении (т.е. с учётом роста потребительских цен) даже на фоне формально затухающей инфляции. Что лишний раз говорит о том, что высокая стоимость кредитных ресурсов в экономике России обусловлена отнюдь не высокой инфляцией, как это объясняют в Минфине и Центробанке, а совершенно иными факторами: дефицитом денег в экономике, отсутствием полноценной системы долгосрочного рефинансирования банковского сектора со стороны ЦБ РФ, высокими предпринимательскими рисками, низким качеством залогов, коррупцией и т.д.

Весьма показательно, что ЦБ РФ начал закручивать гайки ещё в 2013г. – темпы роста денежной массы по агрегату М2 сжались с 35-40% в докризисный и после кризисный период до 12-15% в конце 2013г. в начале 2014г. Таким образом, политика спасения рубля и удержания валютного курса любой ценой будет не только усугублять масштабы кризиса в экономике, снижать рентабельность отечественной несырьевой промышленности, но также обострять денежный голод и дефицит финансовых ресурсов.

В очередной раз мы можем наблюдать ситуацию, когда в Центральном банке правая рука не ведает, что делает левая рука. С одной стороны, совокупная задолженность коммерческих банков перед Центральным Банком выросла с 2,52 трлн. рублей в начале 2013г. до 4,17 трлн. в конце декабря 2013г. Что составляет 125 млрд. долл. С учётом требований органов федеральной власти к кредитным организациям, суммарная задолженность банков перед государством составляет порядка 5,7 трлн. рублей. Притом что порядка 70-75% всех рыночных активов, которые можно было бы потенциально заложить в Центробанке для привлечения кредитов, уже давно заложены. В то же самое время, распродавая валютные резервы с целью поддержания курса рубля, ЦБ РФ автоматически обеспечивает изъятие рублёвой ликвидности из финансовой системы.

Суммарный объём изъятых средств – порядка 33 млрд. долл. за период с начала 2013г. Вкупе с начавшейся чисткой банковского сектора и волной отзывов лицензий это рискует спровоцировать паралич рынка межбанковского кредитования и обеспечить сильнейший дефицит денег в экономике и финансовом секторе. Что помимо прочего пошатнёт позиции большинства мелких и средних банков, рискует вызвать череду веерных банкротств в силу возникших кассовых разрывов и обрушить в кризисное состояние всю экономику и финансовую систему. Шансы подобного сценария пока невелики – у ЦБ РФ имеются колоссальные валютные резервы. Однако вектор задан именно в этом направлении. Принимая во внимание уровень профессионализма сотрудников ЦБ РФ и то, как им удалось обеспечить своими непродуманными заявлениями и противоречивыми действиями полномасштабную валютную панику, исключать подобного рода сценарий нельзя.

Рублёвая паника продолжается – Центробанк впустую тратит валютные резервы

Российский рубль продолжит свое стремительное падение по отношению к доллару, евро, фунту стерлингов и другим основным резервным валютам. Важно понимать, что мировая экономика вошла в конечную фазу сырьевого суперцикла, длившегося последние десятилетия в связи с отказом западных стран от золотого стандарта, разрушением Бреттон-Вудской валютно-финансовой системы, снятием золотого тормоза с печатного станка, нарастающей эмиссией ключевых валют и безудержным кредитным расширением. Первичная денежная эмиссия в виде денежной базы выросла в десятки раз, тогда как как всевозможные квазиденьги, входящие в расчет денежной массы и денежных агрегатов, выросли в сотни раз. Наряду с этим объем рынка производных ценных бумаг и деривативов и вовсе вырос в десятки тысяч раз, превысив в 10 раз размер мирового ВВП (730 трлн. долл.).

Неудивительно, что под давлением эмиссионного пресса биржевые цены на подавляющее большинство сырьевых товаров выросли в 3-3,5 раза за период 2000-2013гг — начиная от нефти, нефтепродуктов и газа и заканчивая продовольственными товарами (пшеница, кукуруза, соя, рис и т.д.) и промышленными металлами (медь, никель, цинк, алюминий, золото, серебро, платина, палладий и т.д.). Притом что никакого товарного, т.е. физического дефицита сырья в мировой экономике не наблюдалось, даже несмотря на динамичный рост экономик и промышленного сектора в стран Азиатского региона и Латинской Америки — физические запасы сырья на складах в последние годы находятся вблизи максимальных отметок.

Эпоха экспоненциального роста цен на сырьевые товары и, как следствие, перманентного притока нефтедолларов, подошла к концу. Пузыри на товарно-сырьевых биржах, спровоцированные работой печатных станков крупнейших Центробанков мира и сверхмягкой денежно-кредитной политикой, тормозят экономический рост, провоцируют рост производственных издержек, усугубляют падение уровня жизни подавляющей части населения, увеличивают имущественную пропасть и сталкивают мировую экономику в новую депрессию.

Наблюдаемое в последние месяцы падение курса рубля — это не краткосрочная конъюнктурная коррекция. Все гораздо серьезней — рубль, как и другие высокодоходные сырьевые валюты, вошел в долгосрочную фазу девальвации. Это принципиально новая реальность, незапланированная руководством России, которая станет серьезнейшим вызовом для правящих властей. По сути дела речь идет о повторении сценария 1991-1994 и 1998-2002гг., но только в растянутом периоде — единоразовой шоковой девальвации не будет. Однако российская валюта, являющаяся по своей сути перекрашенным нефтедолларом, эмитированным в рамках политики «валютного правления» (currency board) будет стабильно терять свои позиции к основным резервным валютам на протяжении долгих лет.

Имеет место фундаментальный слом вектора на укрепление российского рубля — сырьевой валюты низкопередельной отечественной экономики, хронически и глубоко больной «голландской болезнью». Мы наблюдаем сильнейший обвал рубля со времен августовского дефолта 1998г (тогда рубль упал в 4,5 раза — с 6 до 27 рублей за доллар) и кризисной паники 2008г (девальвация составила 60% — с 22 до 36 рублей).Об этом не просто старательно умалчивают. Судя по всему, в Правительстве и Центробанке в принципе не понимают, что нефтяной дождь, заливавший страну и бюджет в период «тучных нулевых», закончился. Что столь колоссального притока нефтедолларов, иностранных кредитов и международного спекулятивного капитала в Россию больше не будет.

Эпоха дармовых денег и дешёвых кредитов закончилась — впереди перманентные дефициты бюджета и платежного баланса, усиление бегства капитала, депрессивно-кризисное состояние экономики и промышленности. Россия под чутким руководством учеников Гайдара и Чубайса входит в зону турбулентности — совершенно новой реальности, полной неопределенности, которая в силу низкого профессионализма руководства Правительства рискует опрокинуть страну в глубокий социально-экономический кризис.

Показательно, что в 2013г рубль потерял 10-12% по отношению к американской и европейской валютам, опустившись с 30 до 33 рублей за доллар и с 40 до 44,7 за евро. Ещё катастрофичней начался 2014г. – за январь месяц рубль опустился по отношению к американскому доллару с 32,8 до 35 рублей за «американца», обновив минимальные отметки с марта 2009г. В моменте рубль и вовсе опускался ниже планки в 35,32 рублей за доллар. Не на много лучше обстоят дела с евро – за четыре недели наступившего года лошади рубль галопирующими темпами в лучших традициях поздней осени 2008г. и сентября 1998г. обвалился по отношению к евро с 45,3 до 47,9 рублей одну европейскую валюту. Совершенно очевидно, что это лишь начало мощного движения – ранняя стадия зарождения тренда на обесценение высокодоходных «сырьевых» валют.

Весьма показательно, что на фоне валют остальных развивающихся стран рубль выглядит весьма неплохо и находится далеко не в аутсайдерах. С мая 2012г. по январь 2013г курс аргентинского песо по отношению к американскому доллару упал на 35%, турецкой лиры — на 23%, а южноафриканского ранда и бразильского реала на 17-18%. Даже индийская рупия и чилийский песо потеряли порядка 14-15% по отношению к «американцу». На этом фоне падение рубля на 10% в 2013г. выглядит весьма скромно.

Паническая распродажа рубля

При этом буквально на глазах разгорается паника на валютном рынке – в конце января рубль опустился ниже психологически значимой отметки в 35 рублей за доллар и 48 рублей за евро. Паническая распродажа рубля продолжается, даже несмотря на попытки Центробанка стабилизировать ситуацию и переломить тренд на обесценение национальной валюты. Согласно официальным данным самого Центробанка, 28 января 2014г. денежный регулятор с призрачной целью остановить падение кура рубля провёл беспрецедентную по масштабам валютную интервенцию на внутреннем рынке. ЦБ продал иностранной валюты аж на 1,13 млрд. долл., что в 3 раза превысило показатели предыдущего дня (27 января) и в 5-6 раз превышало средние масштабы валютных интервенций ЦБ РФ на протяжении последних 6 месяцев. Столь масштабной и бездумной траты валютных резервов со стороны ЦБ РФ не наблюдалось более 2 лет – с осени 2011г. А до того – с зимы кризисного 2009г.

Глубоко смысла в подобного рода акции не было – рубль умудрился несколько окрепнуть впервые за последние недели к евро и американскому доллару. Однако уже на следующий день, 29 января, рубль продолжил терять свои позиции по отношению к резервным валютам, производной третьего или четвёртого порядка от которых он и является. Видимо, это была попытка оказать психологическое давление на спекулянтов, остановить лавинообразную распродажу рубля и постараться нормализовать ситуация. Результат весьма ожидаемый – нулевой. Хуже того, спустя два дня Центробанк решил повторить попытку психологического давления на участников рынка – 30 января объём интервенции превысил предыдущий рекорд практически в 1,5 раза – были потрачены 1,65 млрд. долл. Лишь благодаря вливанию средств ЗВР ЦБ сумел остановить падение курса рубля ниже планки в 35,5 рублей за доллар и 48,2 рублей за евро. Однако и эта интервенция не смогла радикально изменить вектор движения рубля – 31 января рубль продолжил своё падение, отыграв краткосрочное укрепление предыдущей торговой сессии.

Как результат, Центробанк был вынужден провести очередное драматичное повышение границ валютного коридора – если традиционно сдвиг не превышает 5 копеек при достижении накопленными валютными интервенциями планки в 350 млн. долл. в день, то 28 и 30 января ЦБ РФ под давлением спекулянтов, населения и корпораций, стремительно нарастивших спрос на иностранную валюту с целью извлечения прибылей и хеджирования (т.е. страхования) валютных рисков, был вынужден поднять коридор сразу на 25 копеек. Если ещё в начале января диапазон валютного кордиора составлял 33,1-40,1 рублей за бивалютную корзину, то уже 31 января он поднялся до 34,2-41,2 рублей.

Если масштабы паники и политика Центробанка не изменятся, то это может привести в катастрофе – у Центробанка просто-напросто может не хватить денег. Только по итогам января 2014г. ЦБ РФ умудрился потратить свыше 5,99 млрд. долл. на поддержание курса рубля. За один месяц денежный регулятор потратил столько, сколько в 2013г. Тратил за квартал. Такими темпами, борясь с ветряными мельницами в виде международных финансовых потоков и спекулянтов (что бессмысленно делать без возрождения системы валютного регулирования и контроля) к концу года ЦБ рискует истратить свыше 70-75 млрд. долл. То есть 25% тех валютных резервов, которыми он обладает, не считая средств Минфина в виде Резервного фонда и ФНБ, которые также учитываются в составе международных резервов страны. Из 495 млрд. долл. ЗВР порядка 200 млрд. принадлежат Минфину. Остальное – валютные резервы ЦБ РФ, которые тот получил от эмиссии рубля по покупку притекающей в Россию иностранной валюты в рамках колониальной политики формирования денежной базы «валютного правления».

Кроме того, против российского рубля и остальных сырьевых валют играет ужесточение монетарной политики США – на последнем заседании ФРС США (штаб-квартиры мировых ростовщиков и финансовой элиты Уолл-Стрит) было принято решение сократить масштабы выкупа гособлигаций и ипотечных ценных бумаг ещё на 10 млрд. долл. (в декабре также произошло сокращение на 10 млрд.) до 65 млрд. долл. Торможение работы печатного станка спровоцировало рост процентных ставок в США, переток финансовых капиталов со всего мира в финансовый сектор США, покупку долларовых активов и укрепление доллара практически ко всем валютам развивающихся и развитых стран. Это нанесло ещё один крайне болезненный удар по рублю. Принимая во внимание тот факт, что ФРС США взял курс на перманентное ужесточение денежно-кредитной политики, можно говорить о том, что доллар будет укрепляться ещё крайне продолжительное время, стягивая финансовые ресурсы на американский долговой и фондовый рынки с товарно-сырьевых рынков и рынков развивающихся стран. Неудивительно, что в 2013г зафиксирован рекордный отток спекулятивного капитала не только из России (свыше 3,2 млрд. долл.), но и о со всех стран с развивающейся экономикой.

Следует напомнить, что в настоящий момент Центральный Банк России осуществляет свою валютную политику в рамках пресловутого плавающего управляемого валютного коридора, диапазон которого составляет 7 рублей – 33,7 до 40,7 рублей за бивалютную корзину. Причём структура бивалютной корзины следующая – на 55% состоит из американского доллара и на 45% из евро. 8 лет назад на долю «американца» приходилось 90%, а на долю «европейца» лишь 10%. При этом буквально 13 января 2014г. в целях заявленного перехода Центробанка к политике таргетирования инфляции и отказа от поддержания курса рубля регулятор заявил, что полностью сворачивает операции по целевым валютным интервенциям. Что вполне закономерно на фоне сокращения масштабов «количественного смягчения» со стороны ФРС США, укрепления доллара, затухания российской экономики, бегства капитала за рубеж и традиционно низкого доверия к российской валюте спровоцировало ажиотажную волну распродажи рубля.

Тем не менее. Центральный Банк продолжает осуществлять валютные интервенции в рамках пресловутого операционного коридора, сформированного внутри 7-рублёвого коридора бивалютной корзины. За последние месяцы ЦБ РФ, пытаясь отучить спекулянтов от своего присутствия на валютном рынке, расширил границы так называемого «нейтрального» диапазона валютных колебаний с 1 до 3 рублей, в рамках которого он вообще не вмешивается в ход валютных торгов и не проводит никаких интервенций (т.е. купли/продажи валюты) из состава ЗВР внутри операционного дня. Также имеется весьма условный «технический диапазон», где также не проводятся интервенции.

Затем следует рублёвый диапазон, в котором ЦБ оставляет за собой право осуществлять куплю/продажу иностранной валюты в объёме 200 млн. долл. для сглаживания сильных валютных колебаний. И уже за ним следует диапазон в 0,95 рублей, где предельно допустимый объём внутридневных интервенций со стороны Центробанка составляет не более 400 млн. долл. Формально, для повышения гибкости рубля и сокращения продажи валюты из ЗВР ЦБ РФ закрепил автоматическое повышение/понижение границ всего семирублёвого валютного коридора на 5 копеек при достижении накопленным объёмом валютных интервенций планки в 350 млн. долл. в сутки.

Масштабы давления на российский рубль таковы, что Центробанк был вынужден 27 раз с начала октября 2013г. сдвигать валютный коридор – с 32,30-39,30 рублей за бивалютную корзину до 33,70-40,70 рублей по состоянию на 28 января 2014г. За этот же промежуток времени размер целевых валютных интервенций упал с 120 млн. долл. в октябре 2013г. до 60 млн. в ноябре-декабре и 0 млн. в январе 2014г.

В этой связи в принципе не понятно, с какой целью ЦБ РФ решил продать 1,1 млрд. долл., т.е. 37,5 млрд. рублей в национальной валюте, преследуя призрачную попытку стабилизировать рубль. Напомним, что по итогам всего 2013г. на искусственное поддержание завышенного курса рубля, который угнетал отечественных товаропроизводителей и душил остатки экономического роста, Центробанк России умудрился потратить порядка 25,2 млрд. долл., из которых 14,9 млрд. были влиты на рынок в рамках целевых интервенций. Потратив 5% валютных резервов ЦБ РФ так и не смог не то что предотвратить, но даже остановить девальвацию рубля на 10-12%.

Парадоксально то, что девальвационная волна произошла на фоне стабильно дорогой нефти — среднегодовые цены на российскую экспортную смесь Urals не опускались ниже 107,9 долл. за баррель. Более чем благоприятный уровень.

Что не помешало российской экономике сорваться в рецессию — темпы роста ВВП падают 7 кварталов подряд, а реальному сектору и инвестициям уйти в кризисный спад — обрабатывающая промышленность демонстрирует спад на 0,6%, грузовые перевозки на железнодорожном транспорте падают на 1,8%, потребление электроэнергии впервые с 2009г. сократилось на 0,6%, и инвестиции в основной капитал сжались на 0,6%.

В 2007-2008гг. при таких ценах на углеводороды рубль стоил порядка 23-24 рублей за доллар. Сегодня не может удержаться выше 33 рублей за одного «американца». Прогресс на лицо: экономика России становится все менее конкурентоспособной, а зависимость финансовой системы и бюджета от нефтедолларов лишь усиливается. Если в 2008г. федеральный бюджет балансировался при цене на нефть в 65 долл., то сегодня он дефицитен даже при фактических ценах на сырье в 107 долл. за баррель смеси Urals. Не говоря о том, что так называемый ненефтегазовый дефицит федерального бюджета вырос с 1,5-2% ВВП до 10-12% ВВП. Видимо, модернизация и инновации идут полным ходом — Россия все плотнее садится на сырьевую иглу и иглу внешних займов.

Все факторы против рубля

Важно то, что практически все без исключения факторы сегодня играют против рубля — начиная от депрессивно-кризисного состояния экономики, паралича промышленности и безудержного исхода капитала и заканчивая разрушением платежного баланса, многомиллиардными недоимками в рассыпающемся на глазах бюджете, острым дефицитом денег в экономике, кризисом ликвидности в банковской системе и т.д. Удручающая ситуация с платежным балансом — профицит текущего счета упал с 72 до 33 млрд. долл. в 2012-2013гг. Хуже того, профицит в 3-м и 4-с кварталах 2013г. (0,6 и 4,7 млрд. долл. соответственно) оказался худшим не только с 2009, но даже с кризисного 1998г! Это откровенный провал!

Даже после августовского дефолта и краха пирамиды ГКО-ОФЗ, перекачивавшей до трети средств федерального бюджета на обеспечение сверхдоходов финансовых спекулянтов, семибанкирщины и высокопоставленных чиновников, игравших на инсайде, фиксировался более существенный профицит – 775 млн. долл. в 3-м квартале 1998г. и 6,03 млрд. в 4-м квартале. В последний раз столь удручающие значения текущего счёта платежного баланса, едва отличимые от статистической погрешности, фиксировали в 3-м и 4-м кварталах предкризисного 1997г. – дефицит в 1,5 и 0,68 млрд. долл. соответственно. С этой точки зрения планка взята – антирекорд побит. Даже местечковому дефолтному правительству Кириенко не снились такие результаты. Кабинет Министров Медведева, почти напрочь состоящий из идейных учеников Гайдара и Чубайса, рискует войти в историю как кабинет «киндер сюрпризов» 2.0.

Кроме того, даже несмотря на крайне дорогую нефть, из России стремглав утекают капиталы, не видя перспектив оживления экономики и точек роста. Только в 2013г. под неутихающие заверения Центробанка, что исход капитала совсем скоро сменится его беспрецедентным притоком, из страны утекло свыше 62,7 млрд. долл. компаний и банков. Это отнюдь не копейки – свыше 2,1 трлн. рублей что превышает суммарные расходы федерального Правительства в 2013г. на науку и образование (630 млрд. рублей), здравоохранение (545 млрд.), культуру и кинематографию (92 млрд.), спорт и физкультуру (61 млрд.), СМИ (78 млрд.), охрану окружающей среды (23 млрд.), ЖКХ (178 млрд.).

Чиновников в высоких кабинетах власти такие мелочи, видимо, не волнуют – подумаешь, утекло за рубеж свыше 3% ВВП. Причём не спекулятивного капитала, а прямых инвестиций, кредитных ресурсов и валютных вкладов населения. Если бы волновало обескровливание экономики и финансовой системы, то в Правительстве уже давно отреагировали бы на нетто-отток капитала за рубеж в размере 420 млрд. долл. – 13 трлн. рублей, что превышает суммарный размер федерального бюджета России в 2013г. Вместо этого правящая бюрократия занимается распилом триллионов рублей на «олимпийских стройках», саммитах АТЭС, чемпионатах мира по футболу и т.д.

Кроме того, против рубля играет и затухание экономики — темпы роста ВВП падают 7 кварталов подряд: с 5,1% в конце 2011г до 1,2% в конце 2013. Без чиновничьих преукрас это именуется рецессией. Пока Правительство, Администрация Президента и Центробанк соревнуются в изощрённости формулировок и словесных баталиях (то ли имеет место стагфляции, то ли рецессия, то ли риски рецессии и стагфляции, то ли банальное затухание экономического роста и т.д.), отечественная деиндустриализированная и дезинтегрированная оффшорно-сырьевая экономика трубы всё глубже опускается в кризисное состояние. Хуже того, по итогам 2013г. прирост ВВП упал в 2,5 раза по сравнению с 2012 — с 3,4 до 1,4%.

Да, министр экономического развития Алексей Улюкаев уже успел обрадовать кабинет министров и общественность, что беда миновала и худшее позади – оказывается, российская экономика ускорилась с 1,3 до 1,4%. Что, с его точки зрения, является переломом негативных тенденций. Видимо, это радикально меняет ситуацию – уж теперь-то «майские указы» президента, для финансирования которых необходимы темпы роста ВВП на 4,5-5% ежегодно, будут исполнены наверняка. При этом важно понимать, что в России кроме финансового сектора, спекуляций на ранке ценных бумаг, рынка недвижимости и оптово-розничной торговли ничего не растет.

Да, действительно, жизненно необходимо увеличить протекционистскую поддержку отечественных товаропроизводителей и, прежде всего, представителей наукоёмкой несырьевой обрабатывающей промышленности, которая по объёмам производства и сегодня на 35-70% отстаёт от отметок далекого 1991г. На протяжении последних 15-20 лет лучшие российские макроэкономисты и учёные из РАН, не скованные упадническими догмами квазирелигиозной секты свидетелей Гайдара и пророка его Чубайса, призывали Правительство отказаться от политики односторонних уступок и сдачи финансово-экономического суверенитета в пользу транснационального капитала и глобального бизнеса.

Однако это не помешало бюрократии приватизировать ЖКХ, провести антисоциальную монетизацию льгот, разрушить единую энергосистему, уничтожить систему доступного и качественного образования, коммерциализировать социальную сферу и здравоохранение, внедрить дебилизирующую сознание систему ЕГЭ, втянуть Россию в ВТО на несовместимых с существованием отечественной несырьевой промышленности условиях, подсадить страну на иглу внешних займов и поставок импортных товаров.

При желании Правительство могло бы вполне цивилизованными методами увеличить уровень протекционизма, используя тарифные и нетарифные инструменты поддержки отечественной промышленности. Однако, стремясь продемонстрировать Вашингтону и Брюсселю приверженность неолиберальным принципам «Вашингтонского консенсуса», оно вполне осознанно связало себе руки прямо накануне острой фазы охлаждения мировой экономики, присоединившись к ВТО. И тем самым лишило себя возможности повышать уровень конкурентоспособности отечественных промышленников, не залезая в полупустые карман рядовым гражданам и не провоцируя падение покупательной способности доходов и сбережений рядовых россиян в связи с девальвацией рубля и ростом цен на импортируемые товары первой необходимости.

За девальвацию заплатят «дорогие россияне»

Сегодня же по мере разрастается кризисных тенденций в экономике и сильнейшего за последние 5 лет спада производственной и инвестиционной активности чиновники будут вынуждены судорожно спасать «нефтегазовый Титаник» ценой падения уровня жизни 73% россиян, чьи трудовые доходы не дотягивают до среднего уровня по стране (29,6 тыс. рублей). Для них всплеск потребительских цен в силу импортируемой инфляции составит не 6,5-7%, которые содержатся в валидольных отчётах Росстата, а все 10-13%. Именно такими темпами 2013г. дорожали товары и услуги первой необходимости. Да, в 2014г. темпы роста тарифов в регулируемых государством секторах ограничены темпами инфляции.

Однако удорожание импортных товаров, от которых внутренний потребительский рынок находится в критической зависимости, целиком и полностью компенсирует пускай и временное, но обуздание произвола естественных монополий. К слову сказать, в 2013г. хлеб и хлебобулочные изделия выросли в цене на 13,5%, макаронные изделия — на 10,3%, молоко – на 8%, сливочное масло — на 9,2%, яйца – на 13,8%, плодоовощная продукция – на 9,3%, алкогольная продукция — на 16,7%, табачные изделия – на 27,2%, автомобильный бензин — на 7,6%, а медикаменты стали дороже на 7,8%. Не лучше ситуация в системе приватизированного ЖКХ – горячее водоснабжение выросло в цене по итогам 2013г. на 12,5%, коммунальные услуги – на 11,5%, холодное водоснабжение – на 10,3%, отопление – на 11,9%, газоснабжение – на 14,1%, электроснабжение – на 9,4%.

Бьёт по карману и без того с трудом сводящих концы с концами россиян активно коммерциализируемая по гайдаровским рецептам сфера услуг – услуги здравоохранения стали дороже на 8,1%, пассажирского транспорта – на 9,2%, организаций культуры – на 9,1%, санаторно-оздоровительные – на 6,1%, дошкольного воспитания – на 7,2%, образования – на 9,4%,бытовые – на 7,7%, физкультуры и спорта – на 6,6%. И это только официальные сводки, призванные снизить градус социального протеста и приукрасить действительность. На деле товары и услуги первой необходимости, занимающие до 70% в структуре расходов 70% домашних хозяйства, растут в цене на 10-15% ежегодно.

Совершенно очевидно, что ослабление курса рубля спровоцирует веерное повышение конечных потребительских цен в рознице. Это обусловлено критической зависимостью российской экономики и потребительского рынка от импортных товаров – в целом по России на долю импортных товаров приходится порядка 55% всех продовольственных товаров, в городах-миллионерах — порядка 70-75%. В сегменте фармацевтических товаров на импортные товары приходится порядка 85% всей продукции. На рынке бытовой техники и электроники — не менее 90%. Да, часть этой продукции производится внутри России в рамках совместных предприятий или сборочных производств. Однако в любом случае подавляющая часть (порядка 70-85%) комплектующих, агрегатов, узлов и прочих компонентов ввозятся на территорию России из-за рубежа. Прежде всего, это касается наукоёмкой компоненты и высокотехнологичной продукции и агрегатов.

С этой точки зрения цены будут расти на всё – и на непосредственно ввозимые на территорию России товары иностранного производства, и на продукцию «отвёрточных производств» и СП, и даже на продукцию отечественных товаропроизводителей, которые решат взять реванш за упущенные прибыли и своё бедственное положение. Ситуация будет усугубляться крайне высокой степенью монополизированности экономики и произволом крупных федеральных оптово-розничных сетей, которые постараются увеличить свою маржу и под предлогом ослабления курса рубля увеличить наценку на перепродаваемые товары. Не говоря уже о том, что многие естественные и квазиестественные монополии под предлогом неожиданного роста издержек и срыва инвестиционных программ (импортное оборудование и комплектующие ведь дорожают) также приступят к повышению своих тарифов. Всё это выльется в раскручивание маховика инфляции и формированию устойчиво негативных инфляционных ожиданий.

Кроме того, чисто теоретически можно было бы цивилизованно обратиться в арбитражный суд ВТО и жизненную доказать необходимость господдержки отечественной промышленности и аграриев, как это делают США, ЕС и Япония. Однако уровень профессионализма, компетентности и желания работать у российских чиновников таков, что они решили пойти по пути наименьшего сопротивления. Для этого необходимо озаботиться подготовкой высококлассных, профессионально подготовленных специалистов и юристов, которые могли бы, изучив опыт судебных разбирательств и торговых войн крупнейших стран-участников ВТО, пролоббировать интересы национального несырьевого (пускай даже сырьевого) капитала. Однако это требует усердной работы, ответственности и желания трудиться во благо общества. В чём обвинить кабинет министров крайне сложно. Гораздо проще и понятней российским бюрократам залезть в карман «дорогим избирателям».

Тем более, что этот процесс сопряжён с повышением доходов сырьевого лобби, с которыми российские чиновники весьма плотно срослись ещё во времена «ельцинщины», ваучерной приватизации и кредитно-залоговых аукционов, и разного рода финансовых спекулянтов, которые на протяжении последних двух месяцев ведут агрессивную борьбу против российского рубля. Представители сырьевого олигархического капитала и финансовые спекулянты вполне могут отблагодарить и поделиться со своими протеже в Правительстве и Центробанке. Как и в 1994, 1998 и 2008гг. расхлёбывать халатность и непрофессионализм чиновников придётся рядовым гражданам.

Нельзя производить на уровне Греции и Португалии, а потреблять на уровне Франции и Германии

Основная беда состоит в том, что нельзя производить на уровне Греции, Португалии и других стран периферии мирового капитализма, а потреблять на уровне Франции, Германии и Японии, обладающих инновационно ёмкой конкурентоспособной по мировым меркам экономикой высоких переделов. Россия является крупнейшей экономикой в ЕС и 5-ая в мире по размеру ВВП по паритету покупательной способности. Однако по объёму создаваемой добавленной стоимости в промышленности на душу населения находится лишь на 55 месте в мире, уступая таким индустриально развитым «гигантам», как Греция, Турция и Уругвай. Про Китай и Бразилию и говорить нечего – между нами пропасть. В постоянных ценах 2000г.

Россия производит 504 долл. добавленной стоимости в промышленном секторе в расчёте на душу населения, что в 11 раз меньше, чем в США, и в 16-17 раз хуже, чем в Сингапуре и Японии. Хуже того, не виден прогресс – за период «тучных нулевых» российская обрабатывающая промышленность увеличила показатель выработки добавленной стоимости на душу населения в 1,5 раза. Однако это не помогло России приподняться ни на ступеньку с крайне скромного 55-го места в мире по данному показателю. Китай увеличил душевой показатель производства за период 2000-2010гг. в 2,7 раза и поднялся лишь на четыре ступеньки вверх — на 52-е место. Тогда как увеличившие выработку в обрабатывающей промышленности Польша и Словакия улучшили свои позиции в мировом табеле о рангах на 14 и 8 позиций соответственно, войдя в четвертую и третью десятку.

Нельзя ничего не производить, проедать нефтедоллары и иностранные займы, распродавать невосполнимое минеральное сырьё и безудержно наращивать потребление за счёт втягивания россиян в долговую петлю и завышенного курса рубля. Это дорога в пропасть – прямиком к дефолту, сначала к валютно-финансовому и социально-экономическому, а затем и системному кризису. Мы прекрасно помним опыт предыдущих лавинообразных девальваций — в 1998 и 2008гг. Центробанк искусственно держал завышенный курс рубля и завышенные процентные ставки, тем самым удерживая международных валютно-финансовых спекулянтов на российском финансовом рынке, обеспечивая им сверхдоходы.

А также гарантируя квазироссийскому оффшоризованному олигархическому капиталу и транснациональному капиталу возможность безболезненно зафиксировать прибыли, выйти в кэш и вывезти капиталы из России. И в 1998, и в 2008гг. Минфин и Центробанк осознанно наступили на эти грабли. И вплоть до второй полвины 2013г. чиновники старались идти тем же самым путём. ЦБ РФ, спасая доходы российских и международных спекулянтов, в 1998г. довёл ситуацию до дефолта, а в 2008-2009гг. позволил благодаря плановой девальвации на 60% заработать российским госбанкам и олигархам, приближенным к власти, десятки миллиардов долларов, бесконтрольно выделив им свыше 200 млрд. долл. якобы для спасения отечественной промышленности. В 1998г. бездумная борьба за дорогой рубль и высокие процентные ставки, которые должны были привлечь в РФ спекулянтов для игры на дифференциале процентных ставок carry-trade, обернулась социально-экономической катастрофической. В 2008г. эта политики обернулась сильнейший падением ВВП (7,8%), промышленности (10%), обрабатывающих производств (15%) и бегством 133 млрд. долл.

Критическая ошибка пытаться удержать завышенный курс рубля любой ценой – ценой упадка промышленности, наплыва импорта, утраты конкурентоспособности на внешнем и внутреннем рынках, деиндустриализации и размывания валютных резервов. В конечном счёте будет только хуже, а масштабы девальвации ещё больше. Притом что само по себе падение курса национальной валюты будет хаотичным и практически неуправляемым.

Курс валюты – не фетиш и самоцель

Совершенно очевидно, что курс валюты не должен быть фетишем и самоцелью макроэкономической политики государства. В России он стал таковым в силу нежелания властей заниматься реальным развитием несырьевой промышленности и модернизации инфраструктуры – гораздо проще проедать нефтедоллары, полученные в рамках обмена невосполнимого минерального сырья на продукцию американского и европейского печатного станка, и создавать видимость увеличения богатства и роста благополучия населения за счёт укрепления курса рубля. Валютный курс должен быть инструментом макроэкономической, валютно-финансовой политики, нацеленной на стимулирование инвестиций, оживление производства, повышение уровня конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей, увеличения занятости и, в конечном счёте, уровня жизни населения.

Долгое время политики Центробанка была простой – не допустить всплеска цен на импортируемые товары и раскручивания маховика «импортной инфляции», которая могла бы вызвать негодование в Кремле и Правительстве. Тем более, что из всго перечня основных целей деятельности Центрального Банка России, содержащихся в законе «О ЦБ РФ», Центробанк ключевой для себя выбрал борьбу с инфляцией. Притом что упоминания об инфляции среди целей в законе нет вовсе. Мало того, что ЦБ РФ даже по закону не отвечает за стимулирование экономического роста и развития, финансирование модернизации, обеспечения максимально достижимой занятости. Так ещё и каким-то чудесным образом поддержание устойчивости национальной валюты, а также развитие банковской системы, финансового рынка и платёжной системы свелись исключительно лишь к борьбе с инфляцией. Притом не просто к борьбе с инфляцией, а к борьбе с немонетарной инфляцией монетарными методами. Что само по себе нонсенс.

Не вызывает никаких сомнений тот факт, что девальвация должна быть поддержана сменой всей макроэкономической политики: отказом от «кудринизма» и «Вашингтонского консенсуса», демонтажа пресловутого удушающего бюджетного правила (искусственно ограничивающего размер дефицита бюджета, занижающего прогнозную цену на нефть, обеспечивающего изъятия якобы незаработанных и инфляционных нефтедолларов в Резервный Фонд, а затем в ФНБ), заморозкой тарифов естественных и псевдоестественных (разгосударствленных, а затем успешно приватизированных в интересах «своих») монополий, построением полноценной системы рефинансирования коммерческих банков под залог государственных и коммерческих ценных бумаг, отказом от колониальной политики увязки эмиссии рубля с притоком в Россию иностранной валюты (нефтедолларов, иностранных кредитов и займов, спекулятивного капитала и т.д.).

В противном случае девальвация ничего не даст – она лишь позволит выиграть какое-то непродолжительное время, увеличить доходы бюджета и поддержать штаны российской сырьевой экономике. Сама по себе девальвация ничего не даст без перехода к политике развития. Это наглядно продемонстрировал опыт 2009г. – падение курса рубля на 60%, не поддержанное активной стимулирующей денежно-кредитной, налогово-бюджетной, научно-технической, тарифной и антимонопольной политикой не запустило процесс импортозамещения и подъёма отечественной несырьевой индустрии.

Тогда как гораздо более масштабная девальвация 1998-1999гг., поддержанная зачисткой руководящих постов в государстве от представителей гайдаровской команды «младореформаторов» и грамотной политикой кабинета министров Примакова-Маслюкова-Геращенко по насыщению экономики деньгами, введению обязательной продажи экспортной валютной выручки, возрождения валютного регулирования и контроля, заморозки тарифов естественных монополий, отказа от антисоциального секвестра бюджета и другим мерам позволила России выйти из кризиса при стабильно невысоких ценах на энергоносители не за 1,5-2 года, как обещали в МВФ, а всего лишь за полгода.

Для того, чтобы реанимировать отечественную экономику, необходима гораздо более существенная девальвация рубля – в 2-2,5 раза. Притом единовременная и одномоментная, чтобы избежать возможность инсайдерских спекулятивных операций со стороны как российских банков, международных спекулянтов и крупного олигархического капитала, так и со стороны самих сотрудников Центробанка и Правительства, которые в 1996-1998гг. были одними из главных бенефициаров пирамиды ГКО-ОФЗ (свыше 750 высокопоставленных сотрудников Правительства и Администрации Президента).

Только в случае действительно масштабной девальвации импортируемые товары станут не просто дороже для населения, они станут заметно, чувствительно дороже для подавляющей части населения, которое будет вынуждено на тратить дополнительный доход на оплату импортных товаров, а предпочтёт переориентироваться на потребление продукции отечественных производителей. Девальвация на 15-20 и даже на 30-35% не сможет вызвать реального ухудшения конкурентных позиций продукции иностранных производителей – её удорожание будет существенным, но не критическим, чтобы вызвать изменение потребительских предпочтений граждан. Именно в силу растянутости процесса девальвации, не критического масштаба падения курса рубля и не подержанности этого процесса изменением всей финансово-экономической политики со стороны кабинета министров и не произошло реального импортозамещения и оживления отечественной несырьевой промышленности. Это был глоток воздуха, который позволил временно снять судорогу с товаропроизводителей и оплаченный падением уровня жизни большей части населения страны.

Неудивительно, что темпы роста индекса потребительских цен ускорились с 9% в 2006г. до 11,9% в 2007г. и 13,5% в 2008г. Тогда как российская экономика так и не смогла выйти на предкризисные темпы роста экономики в 7-8% ежегодно. С тех пор прирост ВВП неуклонно падает на протяжении 4 лет – с 4,5% в 2010г. до 4,3% в 2011г., 3,4% в 2012г. и едва заметных 1,4% в 2013г. Ни снижение курса рубля, ни стабильно высокие и даже растущие цены на энергоносители, ни влезание в петлю сравнительно дешёвых (пускай и временно) иностранных кредитов и займов, ни неутихающие рассуждения чиновников о благах модернизации и необходимости движения в «светлое постиндустриальное будущее» ценой окончательной деиндустриализации и погрома промышленности не помогли привести к жизни отечественную экономику полуторных переделов.

Реальные условия конкуренции для отечественных товаропроизводителей ухудшаются из-за завышенного курса рубля

Важно отдавать себе отчёт в том, что весь позитивный эффект от девальвации рубля в 2008-2009гг., к настоящему моменту оказался целиком и полностью исчерпан. Даже с учётом официальной, т.е. хронически и умышленно занижаемой оценки инфляции, индекс реального эффективного курса рубля по отношению к валютам основных внешнеторговых партнёров России, взвешенный с учётом темпов роста потребительских цен внутри России и за рубежом, по состоянию на начало 2014г. на 17,9% превышает уровень 2008г. Другими словами, условия внешнеторговой конкуренции для отечеств производителей сегодня гораздо хуже, чем были 5 лет назад – внутренний рынок стал ещё более открыт наплыву импортных товаров.

Тогда как уровень тарифной и нетарифной защищённости экономики в связи с подготовкой к присоединению и самим втягиванием в ВТО перманентно снижается, тарифы естественных монополий безудержно повышаются (цены на газ и электроэнергию выросли в 2,2-2,4 раза, а тарифы на грузовые железнодорожные перевозки выросли на 73%), кредиты не стали доступней (даже фиксируется рост номинальных и реальных процентных ставок на фоне снижения затухания инфляции), административные барьеры и коррупционные поборы никуда не делись, а даже заметно выросли.

Другими словами, позитивный эффект от девальвации 2009г. был успешно проеден и не поддержан властями – для товаропроизводителей он не стал фактором модернизации производственных мощностей и увеличения выпуска товаров. Тогда как население столкнулось с заметным опустошением своих карманов. Ещё более удручающая ситуация по сравнению с 2002г. – формально курс рубля не сильно отличается от отметок 11-летней давности. В 2002г. он составлял 32 рубля за доллар, в самом начале января 2014г. – 33 рубля, а по состоянию на 1 февраля 2014г. чуть больше 35 рублей за «американца». Даже с учётом ослабления в первом месяце 2014г. курс рубля ниже отметок 2002г. лишь на 10%. Тогда как индекс потребительских цен вырос в России с тех пор вырос более чем в 3,14 раза, а дефлятор ВВП и вовсе подскочил в 4,48 раза.

Тогда как в странах, являющихся основными внешнеторговыми конкурентами России на мировом рынке, издержки производства выросли не более чем на 20-50%, что автоматически ставит отечественных товаропроизводителей в гораздо менее выгодные условия конкуренции с иностранцами. Тем боле в ситуации, когда подавляющая часть производственных издержек – начиная от цен на газ, воду, отопление и заканчивая ценами на электроэнергию и грузовые перевозки – при полном попустительстве властей выросли в 5-8 раз. Неудивительно, что реальный эффективный курс рубля увеличился более чем на 57,9%. Отечественная промышленность задыхается не только от дорогих кредитов, коррупционных поборов, административных барьеров, недостаточной поддержки со стороны государства, растущих заработных плат и обострившейся конкуренции с иностранными товаропроизводителями в силу присоединения России к ВТО на несовместимых с существованием отечественной промышленной индустрии условиями, но также и от избыточно и необоснованно завышенного курса российского рубля.

Необходимо понимать, что по отношению к производимым внутри страны товарам девальвация в принципе не снизит покупательную способность доходов и сбережений населения. Это снижение касается исключительно ввозимых из-за рубежа товаров и услуг – именно они станут менее доступными для рядовых граждан. В случае, если у политического руководства страны вдруг проснётся инстинкт политического самосохранения и президент Путин не захочет оказаться выставленным на посмешище и провалить свои «майские указы», то волей не волей ему придётся проводить радикальную смену не только всей социально-экономической политики, но и критически значимой части управленческого аппарата.

Более того, потребуется отказаться от консервативно-олигархического консенсуса и соглашения с доморощенным компрадорским сырьевым и торгово-посредническим капиталом, достигнутыми после кризиса 2008-2009гг., когда представители правящей олигархии испугались рисков левого разворота страны. России требуется неоиндустриальный манёвр на основное вертикальной интеграции производительного капитала, труда и собственности, а также стратегической национализации системообразующих высот экономики.

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Экономика
Теги: ,