Крымский кризис в глазах обывателя или как преодолеть биполярность мирового общественного мнения


Крымский кризис в глазах обывателя или как преодолеть биполярность мирового общественного мнения

anon-крым-референдум-Украина-1125516
Думаю, что не осталось никого в мире, кто бы на настоящий момент не слышал о недавних событиях в Крыму. Аннексия, присоединение, воссоединение, собирание земель — называйте это как хотите. Сейчас, когда страсти по Крыму немного утихли, когда 17-19 марта были сделаны формальные процедуры включения полуострова в состав Российской Федерации, стоит всю череду событий осмыслить и понять. Понять, не апеллируя к риторике Кремля, либеральной, националистической, левой общественности, а использовав только свое критическое мышление и сопоставив факты. Среди моря лжи, пропаганды и дезинформации со страниц СМИ и в речах официальных лиц на Западе, в России, на Украине и в Крыму практически невозможно нащупать рациональное зерно и остаться верным самому себе, поскольку слышатся лишь две основный точки зрения. Кто виноват? Как дальше сложится жизнь простых крымчан? Что будет с Украиной дальше? На эти вопросы я постараюсь сейчас дать ответ. А начнем мы, как всегда, с Хабаровска.

В период перед референдумом в Крыму и Севастополе по всей России прошла череда «народных сходов», а на деле организованных краевыми/областными/республиканскими администрациями мероприятий. Не стал исключением и Хабаровск, где 18 марта было проведено данное мероприятие при участии широкого круга общественников и политических деятелей. С другой стороны, градус цинизма доходил до того, что в студсоветы ВУЗов приходила разнарядка на такое-то количество студентов для участия в «сходе», и самые «преданные» руководству партии и правительства шли на площадь Ленина вслед за своими деканами и заместителями по воспитательной работе, держа в руках наспех намалеванные плакаты с избитыми не хуже фуфелов советской эпохи лозунгами «Мы — За Путина», «Крым, мы с вами», «Фашизм не пройдет». Мероприятие началось в 18-00, за полчаса до того площадь спешно убирали от снега. но успели отчистить только пространство около сцены.
Люди все пребывали и пребывали, с разными намерениями, с разной целью, но с одинаковыми транспарантами. Вот мужчина 35 лет, держит с товарищем плакат «Россия и Крым — едины», его родственники во Львове, он сам пришел поддержать общественную истерию против национализма на Украине. Вот женщина 40 лет, ее волнует положение крымских соотечественников. Вот парень 20 лет, его приволокли сюда из учебного заведения, сам он души не чает зачем и для чего. В лицах «схода» вся его суть — несколько тысяч обывателей, у которых нет полной картины событий, которые не понимают всю глубину конфликта.
Со сцены лилась пропаганда в худшем, «Киселевско-Соловьевском» стиле: выступали и представители Единой России, и члены профсоюзов, и даже представитель КПРФ, солидаризировавшийся с властью на волне всепоглощающего шовинизма. Лились сладкие до горечи речи о поддержке русскоязычного населения Крыма, о неприятии новой украинской власти, о немедленном отпоре «радикал-националистическим» силам на Украине. Чем шпиговали нас федеральные каналы, то и выдала краевая администрация. До и после выступлений состоялся парад ретро-автомобилей с, разумеется, плакатами о неприятии фашистов а братской республике
JArK85q4SmA

NUFrhG_HVgM

Xn6F1VrYqeM

XkwQR0a20xY

mai78UPQYgg

E-wRLLwdj84

BjvDg9PJWNY

9C160MIPMH8

6PH_wGbb1S0

4INfFTfNRJs

1TtYhfjah7Y
Можно долго спорить, для чего все эти люди пришли в тот день на площадь Ленина, что их двигало на раскрытие транспарантов и крики в поддержку выступающих. И я не хочу сказать, что они не правы или глупы, они просто впитали в себя все то, что в последний месяц транслировалось по федеральным каналам, а без наличия критического мышления, перефразируя ныне критикуемого Андрея Макаревича, люди так и будут принимать на веру все, о чем говорится в СМИ.
Интересен и еще один аспект информационной войны а нашем с вами городе. На днях на сайте Amurmedia появилась «разгромная» статья о так называемой «пятой колонне», а на деле высказываниях лидера ДВА Дмитрия Ковальчука и начальника службы по связям с общественностью и СМИ ООО «Дальнефтепровод» Максима Евсеева. Эти уважаемые господа, с их непредвзятой либеральной логикой полностью повторят доводы «прогрессивной» части российской общественности: нарушение норм международного права, тяжелые последствия для России, непризнание решения цивилизованным миром и так далее. Более подробно эти довод будут рассмотрены ниже. В отличие от Ковальчука, Евсеев более рационален в своих оценках, но в данной ситуации СМИ проще подводить все альтернативные высказывание под одну гребенку. В чем заключаются эти альтернативные мнения и в чем суть мнений официальных? Чтобы провести анализ мы переносимся из опостылевшего Хабаровска в солнечную Тавриду, чтобы начать разбираться в информационной каше с самого начала.
С чего все началось? Крым на протяжении всех лет с момента развала СССР стремился к независимости. Крымская область, образованная из автономной республики в 1945 году, по решению первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева в 1954 году указом президиума Верховного совета СССР была передана в состав Украины и в таком виде просуществовала до 1991 года, пока местные жители не проголосовали за возвращение полуострову прежнего статуса. На референдуме, состоявшемся 20 января 1991 года, более 93 процентов крымчан (против 5 процентов, при явке 81 процент) высказались за превращение области в автономию. Это был первый подобного рода плебисцит в истории Советского Союза.
Несмотря на укоренившееся мнение о том, что жители полуострова голосовали за автономию в составе тогда еще Украинской ССР, в действительности на голосование был вынесен вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской социалистической республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?». Украина, следовательно, в данном случае не упоминалась — как, впрочем, и Россия. Но поскольку на референдум был вынесен вопрос о «воссоздании», следует напомнить, что как автономия Крым до 1945 года существовал именно в составе РСФСР. Кроме того, итоги плебисцита 1991 года закрепил указ Верховного совета СССР, отменивший документ о ликвидации автономии Крыма в 1945-м — и таким образом де-юре вернувший полуострову статус российской территории.
Однако уже в сентябре 1991 года, после того как в Москве произошел путч и стало очевидно, что Советский Союз доживает свои последние дни, Верховный совет Крыма принял декларацию о государственном суверенитете автономии. В ней закреплялось право крымчан на землю, недра, воздушное пространство, водные и другие природные ресурсы полуострова. Представлять интересы народа Крыма, говорилось в декларации, мог только парламент республики. Симферополь также устанавливал за собой право проводить собственную внутреннюю и экономическую политику. Севастополь, всегда имевший статус города республиканского подчинения, согласно тексту декларации, сохранял статус-кво.
Несмотря на столь серьезную претензию на независимость — а декларация должна была послужить правовой основой для разработки положений конституции республики, — в документе указывалось, что автономия объявляется «правовым демократическим государством в составе Украины».
В течение нескольких месяцев после референдума в Крыму то и дело раздавались призывы к отделению от Украины. Оставались напряженными отношения между представителями русской общины и крымскими татарами, все активнее заявлявшими свои права на исконные земли. Вскоре, а именно 26 февраля 1992 года, крымский парламент переименовал Крымскую АССР в Республику Крым. Однако наиболее важные для полуострова события произошли в мае того же года. Пятого мая депутаты крымского парламента провозгласили фактический суверенитет Крыма, заявив о государственной самостоятельности полуострова.
На следующий день новая республика получила конституцию. Первый пункт первой статьи этого документа гласит: «Республика Крым является правовым, демократическим государством. На своей территории Республика обладает верховным правом в отношении природных богатств, материальных, культурных и духовных ценностей, осуществляет свои суверенные права и всю полноту власти на данной территории».
23 декабря 1998 года после масштабного киевского вмешательства была наконец принята конституция Крыма, действующая и по сей день. По этому документу автономная республика является неотъемлемой частью Украины, а сам он действует в пределах полномочий, определенных украинской конституцией. При этом в случае, если какие-то местные нормативные акты противоречат аналогичным документам, принятым в Киеве, то они утрачивают силу — таким образом, вся законодательная база Крыма была поставлена в полную зависимость от украинских законов. Автономия также лишилась права законодательной инициативы, а высшее должностное лицо в республике — глава кабинета министров — утверждается исключительно с одобрения Киева.
После того как президентом Украины в 2005 году стал Виктор Ющенко, украинские власти попытались начать наступление на русский язык в Крыму, что вызвало ответную реакцию: все годы президентства Ющенко на полуострове не утихала протестная активность. Причем митинги пророссийских организаций, выступивших против «оранжевой» власти, неизменно сопровождались требованиями вернуться к конституции 1992 года.
После того как в феврале этого года на Украине сменилась центральная власть, силы, по факту возглавившие Крым, отказались подчиняться новому руководству страны, объяснив свое фрондерство серьезными опасениями по поводу статуса полуострова и ущемления прав русскоязычных. По их словам, особенно опасной ситуацию делает то, что в новое правительство Украины вошли в том числе и «свободовцы». Избранный новым премьером автономии лидер «Русского единства» Сергей Аксенов (чье прошлое является объектом нападок со стороны либеральных активистов) и спикер крымского парламента Владимир Константинов («регионал» и до недавнего времени главный враг местных украинофилов) провозгласили курс на восстановление суверенитета полуострова. Такова была диспозиция на начало марта. После мартовских событий оценки и мнения разнятся.

«Антивоенная» и либеральная точка зрения
Кризис является результатом имперских амбиций Путина, который вопреки всем мыслимым и немыслимым нормам международного права вторгся на территорию суверенного государства, превратив Украину за 4 месяца во враждебное государство. Фашист Путин, используя своих криминальных марионеток Аксенова и Константинова на штыках протащили так называемый референдум, заблокировав все украинские телеканалы и заблокировав военные базы. На волне радикального шовинизма и реваншизма российские власти протащили законопроект о начале войны под предлогом «восстановления исторической справедливости и защиты русских». Позвольте, но кто угнетает русских в Крыму? Только если сами же «войска без опознавательных знаков». В хрущевские времена Крым передали согласна норма права, а сейчас же попираются все законы! Мотивируется это тем, что на Украине, якобы, правит сейчас нелегитимная власть. То есть на майдан не выходили те, кто устал от диктатуры Януковича, не те, кто хотел жить не в отсталой стране, а в Европе, иметь европейские ценности? И не рассказывайте сказки о «национал-радикалах»! Их в Киеве не больше, чем в Москве. Те россияне, которые радуются «воссоединению с Крымом» должны понимать, что восстанавливать регион придется из своих карманов — уже есть новости, правительство решило потратить пенсионные деньги, конфискованные у граждан, на Крым. Начинали с 91 млрд, потом плавно начали увеличивать и, уже, «хотели бы уложиться в 243 млрд, но не исключено, что не хватит». У нас отобрали пенсионные деньги, чтобы отдать их крымчанам. У нас уменьшили количество бюджетных мест для российских студентов, но на крымских выпускников Минобразования выделило 18 тыс. бюджетных мест. Крымчане, которые ни дня не работали на Россию, будут теперь получать пенсию больше, чем моя мама, у которой стаж работы 40 лет. Бюджетники Крыма будут получать среднюю зарплату по России, т.е. учителя и врачи в России (не в Москве) будут получать 7-8 тыс. рублей, а крымские врачи и учителя от 28 до 35 тыс. рублей. Супер! У нас теперь появился новый класс, называется «особо любимые россияне» То есть нам не обломится ни кусочка Крымской землицы, а обломится браткам их Кремля, как обломилась она для таких же братков из Крыма. Более того, Россия стала международным изгоем, чьи амбиции и лицемерие нашли справедливый ответ в санкциях Запада. Путин, пришедший к власти на волне чеченских событий и лозунге о территориальной целостности страны, сейчас вторит о неком «праве народов на самоопределение», отрицая независимость Косово. Санкции ударят по экономике России, парализовав курсы валют и снизив доходы граждан. Как можно говорить о какой-то объективности, когда на наших глазах совершается аншлюс? В Крыму душат любых оппозиционных журналистов, а проплаченная толпа скандирует фашистские лозунги, спешно подкинутые ей премьером Гоблином и ко. Последствия войны были бы катастрофичны для нас, последствия этой чудовищной, катастрофичной акции. Это возможно, так как есть решение Совета Федерации. Не сейчас, так потом состоится аннексия еще и Юго-Востока Украины.
российские войска ведут себя как победители: захватывают корабли, военную технику, базы, оружие, это грабеж, уголовное преступление. Предатели-дезертиры из бывшей украинской армии встречаются как герои. Пророссийская пропаганда это по сути информационная агрессия, оккупация.
Знаете, кто в Крыму больше всего радуется его присоединению к России? Думаете русские патриоты? Ничего подобного – украинские преступники да должники. В Крыму возник один нюансик, о котором мало кто знает, а еще меньше кто говорит. Но он очень живо обсуждается лишь в узких кругах крымских юристов, за рюмкой чая. А пьют они теперь часто, потому что работы нет. А что им делать, если правоохранительная система в Крыму лежит – суды здесь больше не работают, приговоры подсудимым не вносятся, решения по гражданским, семейным и хозяйственным делам не принимаются. Да и обвиняемых новых нет – прокуратура и милиция, уголовные дела возбуждают только в единичных, особо резонансных случаях, и что с этими уголовными делами делать дальше, никто не знает. Записать общим списком всех крымских судей, прокуроров, нотариусов и т.д. в систему российских государственных органов не получится – по российскому законодательству назначение на эти должности, это сложная многоступенчатая процедура, которую никто не собирается ради Крыма менять. Да вряд ли Россия захочет кого-то назначать без всякой проверки хотя бы на лояльность. До недавнего времени в Крыму существовала какая-никакая, но сложившаяся в Украине система правопорядка и законности, а теперь ее нет. Украинских судей, нотариусов и т.д. в Крыму уже нет, а российских еще нет, и развестись, продать недвижимость, вступить в наследство или взыскать долг с должника, на полуострове сейчас невозможно. Если кто-то из крымчан думает, что теперь можно не платить по банковским кредитам, то пусть и не мечтает. Украинские банки просто доведут долг до астрономической суммы, а потом его уступят какому-нибудь полукриминальному российскому коллекторскому агентству – вовек потом не расплатитесь. Ведь крымским браткам решения судов без надобности, они за долгом с битами приедут. И именно у русских будут проблемы с отдыхом в Крыму, после передела собственности. Путинская ложь про засилье Правого сектора на майдане, угроза «эшелонами смерти» Крыму и нагнетание шовинисткой истерии играют на руку нынешней власти, укрепляя рейтинги и наступая на права и свободы граждан. В конечном счете, аннексия Крыма абсолютна идентична аншлюсу Австрии, начиная от процентов референдума и кончая вводом войск и «защитой немецкого/русского народов».

Официальная точка зрения Кремля
Воссоединение Крыма с Россией является историческим событием, показателем силы новой России. Когда антироссийские силы внутри и в мире заявляют об «аннексии» автономной республики Крым, хочется задать один вопрос: где вы видели военный вооруженный захват полуострова? Или вы считаете волеизъявление крымского народа аннексией? Нелегитимный государственный переворот на Украине, проведенный национал-радикалами и сместивший с поста законно избранного президента, представляет угрозу для всего русского населения Украины. Лидеры Майдана пришли к власти на плечах нацистских штурмовиков, а тысячи молодчиков со стволами, почувствовавших вкус славы и крови, начали разъезжать по всем регионам Украины, пытаясь устанавливать «новый порядок». Пока бандеровцы стоят у власти и вооруженные бандформирования занимаются мародерством в столице, наши не признавшие бандитскую власть братья в Харькове, Луганске, Днепропетровске выходят на улицы и бегут в Россию, спасаясь от физического уничтожения, крымский народ, всегда желавший быть в составе России, не признал власть в Киеве и самоорганизуется против угнетения русскоязычного населения в Крыму. Силы самообороны Крыма стали единственной защитой крымских граждан от зверств бандеровцев, которые грозились вырезать всех русских в Крыму. Видя, как соотечественники в Крыму и на Юго-Востоке подвергаются смертельной опасности, Владимир Владимирович решил взять ситуацию в свои руки и защитить простых граждан. После одобрения Советом Федерации разрешил нашему Президенту использовать вооружённые силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности, защиты населения Украины, то миллионы крымчан вздохнули с облегчением. Правда, пока нет надобности в ведении войск на территорию Украины. Естественно, наши зарубежные партнеры, в числе которых США, подготовившие нелегитимный переворот, осудили единственно верные действия России по защите русскоязычного населения, ввели санкции, которые незначительно ударили по нашей стране — откуда у того, у кого не было зарубежный собственности он возьмется? Хрущевская ошибка, совершенная без учета мнения населения, выходит теперь Украине боком. Крым всегда был в составе России. Все 23 года независимости Украины русское население ущемляют в Крыму. К нему всегда относились как к пасынкам. Существовала система, когда русские все больше и больше средств выделяли на обустройство крымских татар. Уступки накаляли атмосферу в обществе: с одной стороны их успокаиваем, а с другой стороны показываем, что татарам можно делать все. Такая вот особая национальность. И задача русскоязычного населения показать, что русские имеют с ними равные права. Несмотря на то, что русских в Крыму большинство, к сожалению, крымской власти мало удавалось сделать в плане противостояния киевской власти. Все силовые структуры и суды подчиняются Киеву, и крымчане не могли даже заставить прокуратуру или суды перейти в переписке на русский язык. Сегодня у нас уникальная возможность защитить русских. Крым — это маленькая Россия, и здесь преобладает русский социокультурный стандарт. Аксенов стал наиболее ярким и узнаваемым депутатом в составе Верховного совета Крыма, так как почти все законопроекты в поддержку русских и патриотического воспитания были приняты по его или его коллег по фракции инициативе. Сергей Валерьевич является достаточно известным и влиятельным в Крыму бизнесменом, его связи по всему Крыму позволяют решать любые вопросы. Это человек, который может не спать несколько дней, он рано встает и поздно ложится, он доводит любое дело до конца, имеет хорошую команду и жесткую правильную позицию, отражающую мнение крымчан. Это и позволило Аксенову стать узнаваемым лидером, с этим приходится считаться. Большинство членов Партии регионов признают Аксенова безоговорочным лидером с точки зрения идеологии. Также он является еще и президентом федерации греко-римской борьбы и дает пример молодым. Запад уже призвал мировое сообщество «осудить русскую интервенцию» и настроил весь мир против России. Самое время припомнить США их вторжение в Панаму, Ирак, Афганистан, Ливию, Югославию, где под предлогом «защиты демократии» попирались права и свободы граждан и нарушалась территориальная целостность государств. у нас же сейчас совершенно другая ситуация, так почему же США можно, а России нельзя защищать свои интересы и интересы русскоязычного населения? Огромный подъем рейтинга нашего Президента и массовые народные сходы по всей России свидетельствуют о том, что россияне поддерживают эту инициативу. И несмотря на то, что под давлением своего окружения Обама заявил, что «санкции являются самыми масштабными после окончания холодной войны», становится очевиднее, что Запад вынужден смириться с ходом вещей. Лихорадочные, некомпетентные и часто на грани провокации действия киевских властей (военная мобилизация, разрыв дипломатических отношений с Россией, русофобство и антисемитизм) только пугают Запад и никак не способствуют принятию решений. В раздувании кризиса огромную роль сыграло НАТО и США, так как влияние европейцев в последние годы падало, и больших средств не выделялось на оборону. Киевский переворот является универсальным решением всех финансовых проблем. Что касается России, то она оказалась после развала СССР попросту ограблена. Вопрос о принадлежности Крыма встал ребром, когда случился националистический госпереворот. Тем, ко начал сопротивляться путчу, начали грозить репрессиями и карательными операциями. и первым на очереди был. конечно, русскоязычный Крым. В связи с чем жители Крыма и Севастополя обратились к России с призывом защитить их права и саму жизнь. Разумеется, Россия не могла не откликнуться на эту просьбу. Поэтому призываем прекратить истерику, отказаться от риторики холодной войны и признать очевидную вещь: у России есть национальные интересы, которые нужно уважать.

Что происходит на самом деле

Майдан
Правда, как и всегда, где-то посередине. В начале декабря 2013 г. Майдан переходит в горячую стадию. Из вялотекущего карнавала за ассоциацию с ЕС он в одну ночь превратился в ожесточенную уличную войну с властями, которые 30-го нобря позволили себе применить полицейское насилие к мирным демонстрантам. С самого начала восстание двигал вперед народ, впервые по-настоящему почувствовавший собственную силу. Лидеры оппозиционных партий, да и вообще политики всех мастей, не пользовались доверием масс.
Нынешний премьер-министр Украины и его ближайшие соратники в ходе событий января-февраля бесчисленное количество раз посылались майдановцами куда подальше как предатели. И, мягко говоря, странно выглядит ситуация, когда люди, называвшие наиболее самоотверженных активистов «прокаторами» и на каждом этапе делавшие все, чтобы «слить» революцию, занимают ключевые должности в правительстве после успеха этой революции. Большинство деятелей новой власти – лица, хорошо знакомые украинцам и всегда прекрасно находившие общий язык с «бандитским режимом» Виктора Януковича. Вполне закономерно поэтому, что в глазах многих Майдан всего-навсего сменил шило на мыло.
Сконцентрировавшись на борьбе с диктатурой, революция оказалась неспособной сформулировать позитивную программу, которая могла бы консолидировать украинское общество. Подписание евроассоциации, заявленное как цель движения, само по себе не только не решает ни одной из существующих проблем Украины, но и порождает кучу новых. Безработица, падение реального жизненного уровня, деградация системы социального обеспечения и коммерциализация всего и вся – темы в равной степени волнующие львовянина, одессита, харьковчанина и симферопольца – были полностью проигнорированы Майданом. Главную сцену киевской революции узурпировали люди типа Петра Порошенко, от которого, согласитесь, едва ли стоит ожидать пересмотра итогов приватизации.
«Олигархизация» Майдана особенно резко контрастирует с происходившим одновременно восстанием в Боснии. О нем никто не знал, все новостные ленты были забиты сообщениями из Киева. Оно носило открыто антикапиталистический характер и сумело объединить под своим знаменем мусульман, сербов и хорватов, до того десятилетиями увлеченно резавших друг друга.
Особняком стоит вопрос об украинском национализме. С одной стороны, нужно отдавать себе отчет в том, что Майдан – это не только демократическая революция, но и финальный акт становления политической нации. Два зимних месяца дали Украине все ее атрибуты – национальную гордость, национальный миф и национальных мучеников. Страны Западной Европы прошли этот неизбежный и необходимый этап в своем развитии еще в XVII – XIX веках. Украина, увы, справилась только сейчас. При этом шовинистические нотки, время от времени звучавшие в выступлениях даже самых сдержанных либеральных лидеров Майдана, после его победы прочно вошли в политический мейнстрим. В условиях постреволюционной политической нестабильности Верховная Рада не могла, например, предпринять более дурацкого шага, чем отменить закон о региональных языках, защищавший права жителей Юго-Востока. В итоге – сконструированный «Россией 24» образ бесчинствующего бандеровца, собирающегося «запретить все русское», стал обретать плоть стараниями самой же украинской власти.
Огромный резонанс вызвало событие, произошедшее 20 февраля — расстрел протестующих обеих сторон конфликта снайперами. Уже на следующий день мировая общественность требовала расследования стрельб и привлечения исполнителей к ответственности. Оппозиция обвинила в этих событиях действующую власть. В то же время в начале марта 2014 года появились указания на то, что стрельбу могли организовать другие стороны конфликта в провокационных целях. По мнению оппозиции, новое руководство МВД и СБУ спускает на тормозах дела о массовых убийствах на Евромайдане и саботирует работу по расследованию, пытаясь выгородить преступников. Новые руководители силовых ведомств, чтобы избежать наказания рядовых исполнителей, пытаются переложить вину на неизвестные «третьи силы». Позиция МВД такова, что расстрелы обеих противоборствующих сторон (сотрудников «Беркута» и гражданских лиц от оппозиции) 20 февраля 2014 года неизвестными снайперами производились из здания филармонии, которое находилось под полным контролем сил оппозиции и, в частности, так называемого коменданта Майдана Андрея Парубия, который после событий 21—22 февраля был назначен секретарём Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины. Зарубежные СМИ в последнее время вообще привлекли к ответственности ФСБ и Россию. С 1 на 2 апреля 2014 года Генеральная прокуратура Украины задержала трёх бывших бойцов спецподразделения киевского «Беркута», которых обвиняют в причастности к убийствам активистов на Евромайдане. То есть вину за все насилие, что совершалось в эти дни перекладывают на людей, которые оказались красной тряпкой в глазах нынешних воротил у власти. Также хочется напомнить, что неизвестные снайперы использовались в качестве «третьей стороны» в 1993 году в Москве во время разгона Верховного Совета. Их главной функцией было не нанести ущерб одной из сторон, а внести панику, вызвать как можно большее количество жертв, утроить дестабилизацию и провести акцию устрашения. Целью снайперов было запугать действующую власть, чтобы она пошла на радикальные уступки оппозиции. Проще говоря, для того чтобы добиться радикальной смены власти на Украине.
Все окутано тайной, потому что в 1993 году в Москве не удалось этих снайперов задержать и выяснить, на кого, собственно, они работают. Единственное, что удалось выяснить: они не принадлежат ни к одной из сторон конфликта. Главное не то, кто ими руководит, а какой эффект достигается их воздействием.
Что касается бойцов «Беркута», то они просто исполняли приказы во время силового разгона 30 ноября, в течение последующих событий. Перед тем как Янукович предал людей, защищавших его и сбежал в Россию, сотрудники «Беркута» не штурмовали Майдан, а просто стояли в отдалении от протестующих, будучи безоружными и не поддаваясь на провокации. В общем повели себя очень профессионально. И сейчас просто неприятно слушать как обвинения, так и призывы признать их героями — как признать героями людей, просто исполнявших свой долг? Понятно, что нынешней власти просто нужен образ врага так же сильно, как пророссийским силам нужен образ героя для противопоставления себя «нелегитимным властям». 25 февраля 2014 года уполномоченный Верховной Рады по контролю за деятельностью МВД Украины Арсен Аваков подписал Приказ № 144 «О роспуске специального подразделения милиции общественной безопасности „Беркут“». Причиной ликвидации подразделения Аваков назвал его «полную дискредитацию перед Украинским народом». Также на брифинге в МВД он сообщил, что все сотрудники спецподразделения выводятся в распоряжение кадровых подразделений для проведения в течение 10-15 дней переаттестация, по результатам которой будет принято решение, кто продолжит несение службы «на стороне народа». Было сообщено о создании нового подразделения, предназначенного для выполнения задач по обеспечению общественной безопасности. К и.о. Президента Украины Турчинову поступили предложения создать бригаду специального назначения «Имени героев Майдана». В Крыму, не признавшем Майдан, деятельность «Беркута» продолжается.
Вскоре была проведена амнистия нынешних апологетов власти за их «революционные» заслуги. Также вышло постановление № 46-14 о немедленном разоружении незаконных формирований официально из-за обострения криминогенной обстановки, под кураторством Европы. Боевики Правого Сектора, по хорошей традиции, разгружаться отказались. Причем вне закона оказались «формирования» не зависимо от их местонахождения — на востоке или на западе. Интерсный факт — единственный факт, почему Запад считает текущую власть на Украине легитимной то то, что Верховная Рада была избрана до переворота и избрана демократически — лишь это позволяет говорить о легитимности правительства. Если произойдет разгон Рады, то это будет означать делегитимацию всякой власти в Киеве.
Исследования настроения протестантов в дни Евромайдана фондом Инфолайф показывают биполярность настроений активистов: 53% поддерживали торговую ассоциацию с Евросоюзом, 45% — смену власти. Создание независимых вооруженных формирований поддерживали всего 15%. Тогда почему СМИ пичкало нас смачными картинками атаки вооруженных активистов на дома, на «Беркут», на демонстрантов? А сам киевляне говорят в блогах и в Интернете в целом об обратном? Все дело в том, и это почти все упускают, что было 2 Майдана и они не пересекались. Первый — Майдан выходного дня: те самые ноябрьские мирные протесты, где 60% имело высшее образование. Второй — Майдан будний, средний возраст участников 35-45 лет, безработные, 60-80% приезжие из западных регионов. Этот второй майдан был собран после разгона первого — после декабрьских арестов и задержаний «Беркута». Именно тогда вышла первая амнистия участникам боев и именно тогда начинают организовываться первые парамилитаристкие группы — сотни самообороны Майдана. Именно эти силы и решили будущее народа за всю Украину.
В декабре были сформированы 17 боевых сотен, численностью 5000 чел, поле смены власти их число выросло выросло до 10000 чел, 36 сотен, организованные по политическому, партийному, либо территориальному признаку. Руководят сотнями ветераны Чечни, Афганистана, бывшие сотрудники спецподразделений. По сути сотни — небольшие политические армии. А ведь существуют еще и вооруженные формирования «Свободы», вооруженные силы криминалитета и, конечно, козлы отпущения — бойцы Правого Сектора. Несмотря на утверждения государственных российских телеканалов, правосеки — не самая многочисленная группа националистов, в дни Евромайдана их численность была не более 500 бойцов, в дни переворота упала до 150. В настоящий момент по утверждению МВД Украины численность Правого Сектора в Киевской области составляет не более 200 активистов, но они захватили больше количество зданий. Таким образом мы имеем не тысячи, а очень небольшую, но очень агрессивную группку радикалов. Так же как Аль Каида была для народа США олицетворением всех террористов в мире, так и Правый Сектор вешают все преступления Украины. Я не в коем случае не защищаю эту организацию национал-социалистов, но если их численность была небольшой, то кто же занимается сейчас грабежом, нападением на сотрудников власти, рэкетом, вымогательством денег на революцию, грабит и разбивает машины? Кто вламывается в дома бывших функционеров Партии Регионов, перевернул вверх дном резиденцию Януковича? Ответить на этот вопрос легко, если сравнить текущие события с событиями конца 1991 года. Так, в России в 1991 сформировался целый пласт бандитов, захватывающих бывшую советскую собственность под личиной демократов. Так и на Украине достаточно обычному бандиту надеть маску с трезубцем-гербом и взять в руку арматуру — и ты революционер. Предположим, Правый Сектор ликвидировали, киевское МВД отрапортирует, что радикалов нет, остались только хорошие ребята. Но насилие продолжится уже не правосеками, а легальными преступниками. Сотни самообороны Майдана, сотни вооруженных радикалов, по сути легализуют через создание Национальной гвардии — вневедомственной МВД вооруженной группировки. То есть тех людей, кто обманув украинский народ, поставил во власть просто других олигархов и жуликов. На волне создания новых формирований, разоружения требуют и от сил на Юго-Востоке страны, от милиции Донецка, Днепропетровска, Харькова.

Россия
Интересные цифры приводит Левада-центр, анализируя отношения россиян к кризису. От 65 до 75% опрошенных вплоть до середины февраля считали, что Россия должна «соблюдать дистанцию» и не лезть во внутреннее дело украинцев. При этом люди считали, что Украина лавирует между Россией и Западом, выражалось понимание отчаянного экономического положения в Украине. И поскольку все варианты уже были опробованы — и советская модель, и мафиозная олигархическо-коррупционная модель — то довольно большая часть россиян поддерживала вариант евроинтеграции Украины. Только 29% считали, что такой путь — это предательство со стороны Украины «славянского братства», союза с Россией и т.п. А в целом это принималось как нечто неизбежное и даже закономерное. С пониманием, что Украина становится самостоятельным государством, с которым надо сохранять дружеские отношения, причем без таможни, без виз, с открытыми границами. Господствовало и понимание того, что существуют очень тесные исторические, культурные и родственные связи между двумя народами: 40% населения России либо имеют родственников и близких друзей в Украине, либо сами являются выходцами с Украины. Примерно 28% имеют родственные корни в Украине. Ощущение близости очень сильное, а потому сама по себе идея вмешательства России в украинские дела представлялась в массовом сознании просто дикой.
В декабре прошлого года события начинают трактовать как провокацию Запада, «разжигающего» в Украине конфликт. И эта версия сразу «усваивается» массовым сознанием: в декабре и январе 83% опрашиваемых считали, что конфликт провоцируется Западом. Что, впрочем, не снимало другие интерпретации событий (например, возмущение украинцев режимом Януковича), но стало накладывать на эти иные интерпретации свой отпечаток. Мол, кризис кризисом, но Запад пытается «ловить рыбку в мутной воде».
С середины февраля, когда начинается массированная пропаганда, ситуация резко меняется. По интенсивности, агрессии и лживости я такой кампании в своей жизни еще не встречал. Эта пропаганда базируется на нескольких основных тезисах.

1. Угроза существованию русских в Украине. Как следствие — мобилизация защиты «своих».

2. Дискредитация Майдана и его сторонников, общественного движения в Украине и всех его основных мотивов: национального подъема, стремления построить демократическое общество, установить правовой порядок и ответственность власти. Сторонники Майдана и евроинтеграции представляются «бандитами», нацистами, антисемитами, радикальными националистами- бандеровцами. То есть весь основной общедемократический пласт протеста «снимается» и вытесняется из массового сознания. А на его место водружаются «бандеровцы». При этом большинство россиян не помнит или просто не знает, кто такой Степан Бандера. Важно, что в пропагандистских формулах соединяются в одно целое разговоры о дивизии СС «Галичина», о Бандере, фашистах, антисемитах и сведения о правых радикалах на киевских баррикадах. Все это создает такой угрожающего свойства идеологический коктейль, который отодвигает в сторону реальные мотивы противостояния на Майдане. При этом российским руководством забывается один простой факт — собственные молодчики-националисты. Смехотворная численность Правого Сектора ничто, по сравнению с численностью РНЕ и иных подобных организаций, действующих в России и выполняющих здесь точно такую же функцию политической полиции при МВД России. Их использует отдел Э при разгоне акций ЛГБТ, феминисток, левых, нацменьшинств. Только об этом предпочитается умалчивать и акцентировать мощь машины российской пропаганды на ненависть к радикалам на Украине.

3. Третий момент усиливается в конце февраля — начале марта. Это демонстрация состояния хаоса и безвластия в Украине, разгул там бандитизма, мародерства и, соответственно, угроза существования там русскоязычного населения. Прежде всего в Крыму и восточных регионах Украины. Что требует вмешательства России для его защиты.

Постепенно с конца февраля к марту усиливается еще один очень значимый тезис. Мол, восточные регионы Украины, и тем более Крым, вообще-то исторически русские земли, и потому Россия должна их защитить и взять под свой контроль.

На чем строится эффективность такой пропаганды? Она идет непрерывным потоком. Повторяются одни и те же тезисы и формулировки. Исключается любая альтернативная точка зрения. Используются законы психолингвистики: идет монтаж картинок со словами, подмена понятий, назойливое внедрение нужных ассоциаций в сознание зрителей. Все это — в сочетании с прямой дезинформацией: о несуществующих актах насилия, захватах людей, драках и схватках, дискриминации русскоязычных и угрозах в их адрес и т.п. Это и создает в головах кашу, в итоге получается такая картина: меньше трети опрошенных говорит, что они что-то понимают в происходящем, а 70% признаются, что они не могут разобраться в его сути. Но при этом 63% считают, что российские федеральные каналы в целом объективно освещают события в Украине. Это означает, что все, что подается с экрана, заглатывается и некритически усваивается. Откуда такая степень внушаемости при отсутствии понимания? Во-первых, страх. Страх перед дестабилизацией, возможностью потрясений, перед кризисами и конфликтами. Ведь главная установка большинства российского населения — это не улучшить свою жизнь, а удержать то, что есть. Поэтому непонимание того, что происходит, вызывает тревогу, беспокойство и особое состояние внушаемости.
Причем эта идея «не ухудшить» выступает наружу не обязательно в обстоятельствах конфликта, типа сегодняшнего украинского. Это происходит и в гораздо более спокойных обстоятельствах. Преобладает желание приспособиться, адаптироваться. И не дай бог перемены, которые могут означать лишь одно: «будет хуже».

Второй момент — это превращение страха в агрессию против того, на кого указывает пропаганда как на источник этого страха и беспокойства. И очень часто в качестве таких фигур выступают те, кто хотел бы перемен. Пусть даже это идеалисты, люди, выступающие с более высокими ценностными заявками, люди с высокими гражданскими качествами, реформаторы. Страх вызывает агрессию, стремление «сбиться в кучку» и опереться на то, что знакомо, что привычно. А самое привычное — это поза покорности и зависимости от власти. Именно такого рода пропаганда заставляет людей консолидироваться вокруг власти. И даже при сильном сомнении в том, что та утверждает, принять ее позицию. А в качестве основания для такой консолидации принимаются отработанные штампы и стереотипы имперского сознания: «наших бьют», «идет полный развал государства», «русским угрожают». И, соответственно, государство, каким бы оно ни было, в данном случае выступает как защитник, как гарант. Государственно-патерналистское сознание здесь не просто активизируется, но и получает дополнительную поддержку в виде имперских мифов, легенд и символов. Все идет на мифологическом уровне, с резким упрощением реальности. А Запад — это, естественно, провокатор, традиционный — тоже вполне мифологический — противник России, который пытается вторгнуться в российскую сферу влияния.
На фоне нагнетания атмосферы угрозы русскоязычному населению Украины, роста там анархии и беззакония единственным разумным, морально оправданным и справедливым действием российского руководства подается введение в Украину российских войск для защиты этого населения, а на заднем плане — установление российского контроля над восточными регионами.
По данным последнего опроса, проведенного 7—10 марта, 43% опрошенных считают, что русским реально угрожают националисты и бандиты. И только российские войска могут стать защитой от этой угрозы.
28% считают, что существует проблема ущемления в правах русскоязычного населения, но решать ее надо политическими средствами, без применения военной силы.
И только 8% говорят, что угроза русским в Украине — лишь предлог, чтобы создать проблемы для нынешней власти в Киеве и не допустить интеграции страны в Европу, а 6% — что российской власти нужна «маленькая победоносная война», чтобы отвлечь население от внутренних проблем. Итого — 14% критических голосов.
Когда, в связи с последними событиями, говорят об угрозе новой «холодной войны», это, по меньшей мере, некорректно. В настоящей холодной войне друг другу противостояли две системы. Идеологическая полемика основывалась на коренных различиях социально-экономических укладов. Различиях, выросших из великой революции и эпохи грандиозных социальных преобразований. Ничего подобного мы не наблюдаем сегодня.
Идеологическое размежевание, требующееся, чтобы мобилизовать общественное мнение против внешнего врага, проходит в спекулятивной области «ценностей». Речи кремлевских пропагандистов лишь поверхностно напоминают клише советского агитпропа, обличавшего «их нравы». Вся эта риторика о геях, бандеровцах, либералах и национал-предателях, мало чем отличается от заявлений правого крыла американских республиканцев с некоторыми поправками на российскую специфику.
Антивоенная позиция российских либералов, противопоставляющих «хороший» Запад и плохого Путина, вопиюще неубедительна. Она работает на поддержание путинского мифа, гласящего, что Россия, наконец, встала с колен и может себе позволить то же, что позволяют себе «проклятые америкосы»; что мы вернули себе советское могущество и уже начинаем потихоньку восстанавливать СССР.
Путинский тезис о референдуме как «самоопределении народа» противоречит его собственным действиям. Сколь раз в России, в нашей с вами стране с 1993 года проводился референдум по важнейшим вопросам? Мнения его собственного народа никто не спрашивал, когда ввели войска в Чечню, когда отменяли выборы губернаторов, когда вводились в действие самые противоречивые законы об оскорблении чувств верующих, поправки в закон об авторских и смежных правах, когда вводили политическую цензуру в интернете и в СМИ. О каком «праве на самоопределение» можно говорить, когда российский народ такого права лишен?
Формулировка Путина о том, что «коррупция на Украине достигла таких пределов, что нам и не снилось в России. Обогащение и расслоение общества, у нас этих проблем предостаточно, и у нас они носят очень острый характер, а на Украине это еще острее, еще хуже, возведено в куб и в квадрат», сама по себе цинична донельзя, поскольку носит гнилой пропагандистский характер, апеллируя тезисом «слава богу, что тут не Украина» и по сути опять переносит гнев и неудовольствие россиян на внешнего создаваемого врага.
Есть у Евромайдана и обратная сторона. Это ужесточение законодательства за «неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования», предполагающее уже уголовную ответственность по статье 212 и поправки в ФЗ «О полиции» разрешающий сотрудники МВД применять оружие и стрелять на поражение в людных местах. Эти поправки, принятые на волне событий в Киеве и в Крыму, имеют своей целью, без сомнения, не допустить развития украинского сценария в России. Ужесточения в этой сфере ударят как по протестной активности граждан, так и по организации мероприятий, поскольку под уголовную ответственность можно будет подвести практически любого активиста, замеченного в несанкционированных акциях и испортить ему всю жизнь судимостью. Критерии неоднократности и частоты не указаны, а значит у правоприменителя есть широкий спектр толкования, что еще больше развязывает власти руки.

Крым
Правительство Яценюка – Турчинова может сколько угодно повторять мантру про то, что Крым является неотъемлемой частью Украины, но присоединение территории полуострова Кремлем есть свершившийся факт. Местные жители в большинстве своем воспринимают русских оккупантов не иначе как освободителей, а 16 марта – день скандального референдума о статусе республики – по размаху народных гуляний оставил далеко позади Новый год, Первомай и День Победы вместе взятые. Радикально пророссийские настроения как никогда сильны и на Юго-Востоке страны. Сейчас стоит честно признать, что Майдан не только не объединил Украину, но до предела обострил давние противоречия, угрожающие самому существованию единого государства.
У крымчан было отнюдь не меньше причин ненавидеть предыдущее правительство, чем у строителей баррикад в Киеве или майдановцев из западных областей. Разве «бандеровцы» массово выдавали разрешения на приватизацию земель и пляжей полуострова? Или, может быть, боевики Правого сектора вырубали лес на заповедном мысе Айя около Севастополя для строительства очередной дачи гаранта конституции? А кто, интересно, контролировал симферопольскую милицию, в застенках которой пытали и калечили людей? Власть Партии регионов в АРК в последнее десятилетие была безраздельной. Впрочем, и народ не сидел сложа руки: протестная активность автономии в 2013 г. оказалась самой высокой по Украине. После предательства и бегства Януковича из страны многие даже его сторонники заклеймили его позором. В самом деле, зачем этот кусок украинской истории нужен России? Ломать ручки на конференциях? Заявления Януковича на обеих ростовских конференциях поражает открытостью формулировок, которой чураются российские чиновники. Может, в этом и есть его смысл, быть рупором Юго-востока и Крыма? Реальной пользы от него нет, никто не собирается возвращать Януковича после Крымского кризиса и президентских выборов. Выходит, что этот человек сейчас выполняет только временную функцию, и вскоре он будет не нужен Путину.
О революции, которая однажды покончит с олигархическим правлением, В Крыму говорили много и с энтузиазмом. Когда же революция, наконец, случилась – выяснилось, что крымчане отнюдь не считают её «своей». Более того, они готовы пустить на свою землю иностранные войска и сами взяться за оружие, лишь бы только не иметь с этой революцией никаких дел. Почему?
Несмотря на статус автономии в составе Украины, Крым в последние двадцать лет устойчиво находился в сфере культурного и информационного влияния РФ. Здесь привыкли смотреть российское телевидение, читать российские газеты и верить в то, что спасение придет с Востока. Помимо крымских татар, сохраняющих национальную обособленность, и незначительной части этнических украинцев, жители полуострова видят себя частью «русского мира». До последнего времени тут было принято винить во всех бедах убогую украинскую государственность и восторгаться мудрым и сильным Кремлем.
В глазах крымчан путинская Россия – светоч стабильности и благосостояния. Благодаря многолетней медиа-обработке, местное население склонно игнорировать факты относительно реалий российской жизни. В разговоре со среднестатистическим жителем Симферополя или Севастополя вы непременно узнаете, что в России и пенсии повсеместно выше, и зарплаты больше, а если оппозицию разгоняют – так исключительно за дело. Невиданное ликование, охватившее многих после провозглашения премьером АРК Сергеем Аксеновым «курса на Россию», начинает спадать только сейчас.
На руку Киселеву и Ко успешно работает также отождествление России с Советским Союзом, широко распространенное на полуострове и в восточных областях Украины, особенно среди старшего населения. Легионы политически активных бабушек и дедушек – мощная опора пророссийского сепаратизма. Эти люди искренне считают, что РФ сумела сохранить социальное государство, дружбу народов и прочие атрибуты счастливой советской жизни, а холодная война с Западом вовсе не закончилась в 1991 году. Некритическое отношение к современной российской действительности характерно и для значительной части крымской интеллигенции, увлеченной геополитической конспирологией. Говорить же надо о том, почему сегодняшняя Россия – НЕ Советский союз, а экономически отсталое, бедное и коррумпированное государство, чьи непомерные внешнеполитические амбиции лягут бременем на беднейшую часть населения страны. О том, что, в отличие от СССР, который был способен предложить привлекательную альтернативу для развивающихся стран, современная Россия лишь распугивает потенциальных союзников. О том, что политика империалистов, неважно – американских, европейских или российских – с каждой новой агрессией усиливает глобальную нестабильность и приближает нас к новой мировой войне. Наконец, о том, что, беря на себя роль регионального жандарма и закручивая гайки внутри страны, правящая верхушка только усугубляет внутренние противоречия российского общества, что делает неизбежными хаос и кровопролитие в будущем.
Вкупе с культурной близостью и давними экономическими связями Крыма и России все это сделало так называемую «аннексию» столь триумфальной, что удалось обойтись даже без «маленькой победоносной войны».
Спорить о ситуации вокруг Крыма, апеллируя к отрицающим друг друга правовым абстракциям «права на самоопределение» и «права на территориальную целостность» — занятие глупое и бесплодное. Национальное самоопределение, как и любой общественный процесс, не может происходить в вакууме, в лабораторно чистых условиях. Точно так же единство страны не может сохраняться лишь потому, что оно «гарантировано» международными соглашениями. Все решает реальное соотношение действующих сил – внутренних, внешних, национальных, политических, классовых.
Тот факт, что значительная часть населения Крыма в течение многих лет было настроено против украинского государства, что доминировал именно пророссийский сепаратизм, вряд ли можно всерьез отрицать. Вполне вероятно, что если бы крымский референдум прошел в соответствии со всеми демократическими стандартами, скажем, как референдум о независимости Шотландии, его результат оказался бы тем же.
Но значит ли это, что можно отбросить как несущественные такие факторы, как наличие на улицах Крыма «людей в российской форме без опознавательных знаков», отсутствие свободы агитации для проукраинских или иных политических сил, независимого контроля за ходом голосования, вынесение на референдум лишь двух вариантов будущего Крыма, исключая независимость и автономию в рамках действующей конституции Украины?
Думаю, что нет. Будущее самоопределяющейся нации или региона зависит не только от того, реализовано или нет их право на отделение, но и от того, каким образом реализовано это право. В качестве исторического примера здесь уместно привести объединение Германии, первая попытка осуществить которое была связана с революцией 1848 года. Неудача этой попытки привела к тому, что вместо единой германской республики в 1870-х годах была «железом и кровью» создана Германская империя под эгидой прусской монархии. Дальнейшая — трагичная и кровавая — история немецкой нации во многом была обусловлена тем, каким образом эта нация была первоначально «скроена».
В случае с Крымом мы имеем классический пример национальной «революции сверху». «Революции», которую можно считать таковой лишь с точки зрения русскоязычного населения полуострова, и которая, в равной степени, может быть названа империалистическим захватом и контрреволюционной интервенцией. На сегодняшний день российская оккупация избавила крымчан от необходимости трудной, возможно, кровавой борьбы за самоопределение (которая могла бы закончиться компромиссом с Киевом или, предположим, завоеванием независимости). Но такая «победа» уже в среднесрочной перспективе, несомненно, обернется поражением для народа. Демонстративно формальный и несвободный характер референдума является знаком того, что вместо собственной, завоеванной в борьбе, демократии, в Крым импортирована российская модель авторитарного правления, полностью исключающая массы из процесса принятия решений.
Чтобы самоопределение крымчан состоялось, необходимо обеспечить свободу их волеизъявления, а значит – прежде всего, увести российские войска в места их постоянной дислокации (то же самое относится и к украинской армии, вмешательство которой в политический процесс так же недопустимо), обеспечить свободу агитации для всех политических сил, независимое наблюдение за ходом референдума и подсчетом голосов. И, кроме того, отложить референдум на более поздний срок, чтобы дать населению возможность принять взвешенное решение при отсутствии внешнего давления.
Но это совершенно не входит в планы Путина. Российская оккупация Крыма нужна Кремлю не для того, чтобы защитить право крымчан на самоопределение. Она необходима российским олигархам и пророссийским элитным группировкам украинского Юго-востока чтобы сфальсифицировать его. Ввод войск, ликвидация независимых от России СМИ, последнее антидемократическое решение ВС, нагнетание военной истерии – все это связано как раз с тем, что результаты референдума не предрешены.
Несмотря на то, что какая-то часть населения пограничных с Россией территорий, видимо, искренне верит в то, что вторжение избавит их от необходимости самим бороться за свои права, мы не можем оправдывать этим имперские устремления путинской олигархии. Отношение к «гуманитарной интервенции» в Украину должно быть таким же, как в случае с интервенциями США и НАТО в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии. Там тоже не было недостатка в романтических и «освободительных» оправданиях агрессии, прикрывающих прагматичные интересы корпораций и элит.
Очень много темных пятен остается в Крымском кризисе и по сей день. Начиная от темного прошлого Аксенова, кончая задержаниями людей в Крыму. Также отсутствие связи «Русского Единства» с российскими спецслужбами часто оспаривается из-за того, что на выборах в Верховный Совет Автономной Республики Крым партия набрала 4% голосов и практически возникла из ниоткуда в постмайдановкие дни. Достаточно быстро нашелся человек, олицетворявший собой «все тяготы крымского народа и способный сопротивляться нелегитимной власти в Киеве». Хронология событий следующая.
23 февраля в Севастополе прошёл митинг «Народной воли против фашизма на Украине», в котором участвовали около 25 тысяч человек. Митингующие высказали своё недоверие администрации города и общим голосованием избрали нового мэра (по факту председателя координационного совета по организации Севастопольского городского Управления по обеспечению жизнедеятельности города, так как мэром может быть лишь гражданин Украины) — предпринимателя и гражданина Российской Федерации Алексея Чалого. Его призвали сформировать новый исполком и отряд по охране правопорядка. На митинге также была провозглашена резолюция, в которой говорится, что Севастополь не признаёт последние решения Верховной Рады Украины и считает происходящее в стране государственным переворотом. Перед собравшимися выступил и глава горадминистрации Владимир Яцуба, который, однако, был освистан толпой.
Руководствуясь мнением горожан, высказанном на митинге, глава Севастопольской городской администрации Владимир Яцуба 24 февраля объявил об отставке. Исполнение решения митингующих встретило сопротивление со стороны его заместителя Фёдора Рубанова. Во время переговоров о передаче полномочий в здании администрации появились сотрудники СБУ и прокуратуры с ордером на арест Чалого, но собравшиеся у здания севастопольцы вынудили силовиков порвать ордер и покинуть здание.
С 22 февраля на выездах из города начали действовать блокпосты, организованные добровольцами из местных общественных формирований, милицией и ГАИ. К 26 февраля блокпосты оборудуют бетонными блоками (вместо мешков с песком), а для снабжения в городе оборудованы пункты сбора помощи.
В центре Симферополя 26 февраля произошла массовая драка между крымскими татарами (преимущественно из Меджлиса крымских татар), поддерживающими новую украинскую власть, и представителями пророссийских организаций, выступающими против неё.
Рано утром 27 февраля в 4 часа 20 минут по местному времени около 120 автоматчиков в полной боевой экипировке, но без знаков различия заняли здания парламента и правительства Крыма. Над зданиями были подняты российские флаги, а у входа появились баррикады. По мнению украинского депутата, в прошлом заместителя министра МВД Украины и начальника Главного управления МВД в Крыму Геннадия Москаля, а также экс-главы СБУ, бывшего премьера, министра обороны и секретаря СНБО Украины Евгения Марчука, здания Верховного Совета и Совета министров Крыма были заняты бойцами «Беркута» из Крыма и других регионов. По утверждению российского журналиста Максима Шевченко, находившегося в Крыму, захват зданий осуществили бывшие военнослужащие, проживающие в Крыму, которые ранее служили в спецподразделениях. В связи с захватом административных зданий в Симферополе центр города был оцеплен милицией (позднее, впрочем, через оцепление к парламенту прорвались пророссийские активисты).
Ближе к полудню парламент начал свою работу. Было принято решение «О выражении недоверия Совету министров АРК и прекращении его деятельности», правительство Анатолия Могилёва было отправлено в отставку, а новым премьер-министром Крыма был назначен лидер «Русского единства» Сергей Аксёнов. По сообщению Николая Сумулиди, депутата ВС АРК и председателя Федерации греков Крыма, на момент голосования в Верховном совете присутствовало менее 40 депутатов; по официальным данным, за назначение Аксенова проголосовало 53 депутата.
28 февраля 2014 года сформировано новое правительство АР Крым. 1 марта Председатель Совета министров АРК Сергей Аксенов временно переподчинил себе силовые структуры и обратился за помощью к Путину с просьбой об оказании содействия в обеспечении мира и спокойствия на территории Крыма. 2 марта руководители силовых ведомств Крыма приняли присягу на верность народу Крыма. Это начальник Службы безопасности Крыма Пётр Зима, начальник Главного управления внутренних дел в Крыму Сергей Абисов, начальник Главного управления Службы по чрезвычайным ситуациям Крыма Сергей Шахов и исполняющий обязанности начальника пограничной службы Крыма Виктор Мельниченко.
11 марта 2014 года Верховный Совет Автономной Республики Крым и Севастопольский городской совет приняли декларацию о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя. В соответствии с декларацией, в случае решения народов Крыма в результате референдума войти в состав Российской Федерации, Крым будет объявлен суверенной республикой и именно в таком статусе будет воссоединён с Российской Федерацией на правах субъекта.
В ночь на 28 февраля поступили сообщения о том, что в международные аэропорты Севастополя и Симферополя прибыли «отряды самообороны Крыма». По сведениям постоянного представителя президента Украины в Крыму Сергея Куницына, вечером 28 февраля на авиабазе Гвардейское близ Симферополя приземлилось 13 самолётов Ил-76, в каждом из которых находилось около 150 российских десантников. Куницын расценил происходившее в Крыму как вооружённое вторжение России.
28 февраля в Государственную думу РФ был внесён законопроект № 462741-6 «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон „О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в её составе нового субъекта Российской Федерации“». Согласно поправкам, в случае «отсутствия в иностранном государстве эффективной суверенной государственной власти», часть этого государства посредством референдума местных жителей или решением местной власти может войти в состав Российской Федерации на правах республики, края, области, автономной области или автономного округа. По словам одного из авторов законопроекта Сергея Миронова, «специальный закон написан для Крыма».
1 марта центр Симферополя взяли под контроль вооружённые люди, по улицам ездили военные грузовики. На первом заседании Кабинета министров Крыма в новом составе премьер Крыма Сергей Аксёнов признал, что важные объекты охраняют совместные патрули с участием российских военных. Перед зданием Верховной рады Крыма были устроены две оборонительные позиции с пулемётами, направленными в сторону железнодорожного вокзала.
18 марта при обстреле неизвестными 13-го фотограмметрического центра Вооружённых сил Украины в Симферополе прямым попаданием в область сердца были убиты несколько членов сил самообороны. Виновными в провокации признали «национал-радикалов».
Верховный Совет Крыма (ВСК) своим решением, которое поддержали 78 или 80 депутатов из 100, предложил перенести проведение референдума на 16 марта (изначально референдум был назначен на 25 мая, затем срок проведения сдвинули на 30 марта). При этом был изменён состав вопросов: вместо одного вопроса «Вы за государственную самостоятельность АР Крым в составе Украины на основе договоров и соглашений?» в бюллетень были включены два: «Вы за вхождение АРК в качестве субъекта в состав РФ?» и «Вы за восстановление Конституции Крыма 1992 года и сохранение Крыма как составной части Украины?». Председатель ВСК Крыма Владимир Константинов заявил, что решение о проведении референдума было принято из-за угрозы ареста депутатов.
Согласно постановлению, на референдум должен был быть вынесен вопрос: «Вы за государственную самостоятельность АР Крым в составе Украины на основе договоров и соглашений? (да или нет)». Эта формулировка соотносилась с конституцией Крыма от 1992 года (впоследствии отменённой), в статье 9 которой значилось: «Республика Крым входит в государство Украина и определяет с ней свои отношения на основе Договора и соглашений». В ней также определялось, что «Республика Крым на своей территории обладает верховным правом в отношении природных богатств, материальных, культурных и духовных ценностей, осуществляет свои суверенные права и всю полноту власти на данной территории». Впоследствии дата проведения была перенесена на 30 марта 2014 года.
В вышедшем 28 февраля номере газеты Верховного совета АРК «Крымские известия» были даны разъяснения в отношении вопроса, который будет выноситься на референдум. Было отмечено, что в вопросе нет положений о независимости АРК, выходе АРК из состава Украины, о вхождении АРК в состав другого государства: «Вопрос, вынесенный на референдум, не содержит положений о нарушении территориальной целостности Украины. Целью референдума является усовершенствование статуса АРК, чтобы права автономии были гарантированы при любых изменениях центральной власти или Конституции Украины. Все предпринятые шаги направлены на то, чтобы с автономией считались, разговаривали и согласовывали решения центральных органов власти».
1 марта народный депутат Украины от Крыма Лев Миримский сообщил, что вопрос предстоящего референдума — «вовсе не выход из Украины. Власть нацелена на возврат Конституции 1992 года, дающей республике больше прав — таких как самостоятельное назначение правоохранительных органов, прокуратуры, членов СБУ. Киев вернулся к Конституции 2004 года. Почему Крым не может этого сделать? Люди хотят сами решать свою судьбу».
2 марта спикер крымского парламента Владимир Константинов заявил, что основная цель референдума — переход Крыма из режима автономии в режим самостоятельного государства, и на этом основании планируется строить отношения с центральной властью на договорных началах.
6 марта было объявлено, что референдум будет проведён на всей территории Крыма (включая город Севастополь), причём не 30 марта, а 16 марта, и на обсуждение будет вынесен вопрос о будущем статусе Крыма, предполагающий выбор одного из двух вариантов ответа: «Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?» или «Вы за восстановление действия Конституции Республики Крым 1992 года и за статус Крыма как части Украины?». В тот же день постановление о проведении референдума вынес городской совет Севастополя.
8 марта заместитель председателя Верховного совета Крыма Григорий Иоффе заявил, что изменение формулировки вопроса (вынесение вопроса о вхождении Крыма в состав России) было вызвано реакцией Киева на решение о проведении референдума в Крыму, на который на тот момент не планировалось выносить вопрос о выходе автономии из состава Украины.
Председатель Правительства Крыма Сергей Аксёнов заявил, что находящиеся на территории Крыма вооружённые силы Украины после решения Верховного совета будут считаться оккупантами, им предложат сдаться либо покинуть полуостров, а законными силами на территории полуострова станут только войска РФ.
16 марта состоялся референдум, в котором приняло участие 83,1 % избирателей Крыма (без учета Севастополя), из них около 96,77 % проголосовали за воссоединение Крыма с Россией, в Севастополе соответственно 89,5 % и 95,6 %.
Как видно их хронологии, есть огромное число белых пятен, которых не хочет признавать официальная точка зрения, ровно как и либеральная точка зрения не хочет признавать очевидные вещи — ни войны, ни аннексии не было, был быстрый оперативный захват основных коммуникаций и поведение «законного» референдума для легитимации Россией своих действий. Нельзя в оценке такого по масштабам события руководствоваться только одной точкой зрения, без учета остальных. По-настоящему историческую и правовую оценку Крымскому кризису может дать только история.

Юго-Восток
Восстание в Киеве смело прогнивший режим Януковича. В результате восстания у власти оказалась олигархия из оппозиционного ранее лагеря (а еще ранее — правящего), с включением лидеров ультраправых организаций. Уже заявлено о масштабных «непопулярных», т.е. антисоциальных реформ, продиктованных МВФ. Иными словами, протест оседлали силы, чуждые интересам простых людей.
Никто не был готов защищать Януковича. Но новая национал-либеральная власть, с заполнившими высшие эшелоны власти олигархами, антирусской риторикой и планами ультралиберальных реформ оттолкнула и сплотила против себя население юго-восточной части страны так же, как угроза российской военной интервенции сплотила вокруг этой власти население западных и центральных регионов страны. Нагнетание военной истерии — проверенное средство отвлечения от проблем в экономике.
После падения режима Януковича в Киеве у многих других городах Украины торжествующие националисты начали сносить памятники советской эпохи.
Казалось бы, кому какое дело до памятников ушедшей эпохи — национальный подъем вполне оправдывает эти издержки. Однако вскоре выяснилось, что все куда как сложнее.
Вспыхнувшие массовые выступления против новой власти на Юго-востоке страны показали, что далеко не все увидели в Майдане свою революцию. Евромайданные настроения в предшествующие месяцы здесь были весьма слабы, активисты либо уезжали в Киев, либо проводили на площадях достаточно мирные стояния, безо всяких попыток штурма администраций и проч. Штурмы начались уже потом — когда устанавливать новый режим приехали прошедшие школу Майдана отряды из других городов. Дескать, народ тут пассивен, но это все равно один народ, он хочет того же самого, просто не говорит об этом. Выяснилось, что местное население склонно считать иначе. Начались новые штурмы, направленные на этот раз против власти. Население Юго-востока, в подавляющем большинстве русскоязычное, получило четкий сигнал — новая власть не для вас. Возник резонный вопрос — «А зачем тогда нам такая власть?»
Но и на Юго-востоке, в силу разобщенности масс, протест против олигархии и национализма возглавили олигархи и националисты, просто другого толка. Сказывается отсутствие силы, способной выразить подлинные интересы простого народа и повести его к установлению подлинной демократии — власти народа и для народа. Формирование такой силы является главной задачей украинских левых. Важнейшим этапом достижения этой цели является развертывание в общенациональном масштабе борьбы против антисоциальной реструктуризации экономики. Эта борьба, в свою очередь, невозможна без борьбы за мир — не только в форме осуждения российской интервенции, но и в форме обличения украинских «ястребов» и националистов. Российские левые, в свою очередь, обязаны противостоять ура-патриотическим и захватническим настроениям в России. Недопустима фетишизация «территориальной целостности», но и подыгрывать захлестнувшей обе части страны волне шовинизма недопустимо вдвойне.
Необходимо признать право населения юго-восточных областей на самоопределение, но не стоит строить иллюзий — вхождение в состав России на правах дотационного региона не только затруднительно, но и заведомо не оправдает надежд на резкий рост уровня жизни так же, как и вхождение в ЕС.

Послесловие
Любая революция всегда несет в себе как минимум претензию на универсальность. Требования революционеров, их методы и, естественно, будущее, которое они обещают в случае своей победы, должны быть релевантны для всех. Если этого нет, если революция не может предложить соответствующий проект обществу, то чего удивляться, что определенные его части будут стремиться к отделению?
Майдан только тогда станет народной революцией, когда приступит к реализации программы, действительно выражающей интересы большинства украинского народа, независимо от географии, языка и культурных симпатий. Единственная реальная возможность «вернуть Крым» и не допустить откола восточных регионов – продемонстрировать их жителям, а заодно и всему миру, что Майдан видит свою цель совсем не в замене одних капиталистов у руля государственного аппарата другими, а в разрушении олигархического порядка в целом. Что победа Майдана не ведет к подавлению русских и других национальных меньшинств «титульным этносом», а наоборот – впервые создает условия для равноправного сожительства всех народов в Украине.
Все это, в свою очередь, заставляет прямо поставить вопрос о следующем этапе украинской революции – свержении олигархического правительства и обеспечении реального народного самоуправления в масштабах всей страны. Федерализация Украины почти в любом случае представляется неизбежным этапом, но перевод социального протеста в русло межэтнического противостояния станет поражением всех народов, населяющих Украину сегодня. И наоборот — объединение усилий в борьбе против олигархии и ее приказчиков-националистов — залог победы всего народа Украины. И только в этом случае мы можем говорить о нем, как о чем-то едином. А победа народа Украины станет отличным примером для народов России.

Наум Критов
Статья написана с опорой на материалы с сайтов РСД, Википедии, Ленты.ру и Новой Газеты

Категории: Мир
Теги: