Правительство Киева ведет дело к расколу Украины


Правительство Киева ведет дело к расколу Украины

Наши товарищи из интернет-журнала Рабкор взяли интервью у одного из активистов Харьковской «Боротьбы» который рассказал о протестном движением на юго-востоке Украины от лица непосредственного участника этого движения, который к тому же является коммунистом. Ниже приводим интервью целиком без каких либо правок.

q4106

Украинские события приобрели прогрессивный характер благодаря протестам на Юго-Востоке страны, жители которого демонстрируют желание стоять до конца не ради свержения одной элитарной группы и приведения к власти другой, более жестокой, бездарной и антисоциально настроенной, нежели предыдущая, а ради достижения конкретных целей – целей социальных преобразований на более справедливых началах и зашиты своих конкретных прав.

Однако участники этих выступлений подвергаются не только безжалостным репрессиям, инициированным новым руководством, пришедшим к власти, что немаловажно, силовым путем, но и сталкиваются с клеветой и неодобрением со стороны общества — как украинского, так и российского.

Чтобы внести ясность в происходящее, мы поговорили с непосредственным участником Юго-Восточного сопротивления — харьковским активистом, координатором объединения «Боротьба» Сергеем Киричуком, который рассказал читателям Рабкора о том, кто выходит на площади и улицы Харькова, рискуя своей свободой, а подчас и жизнью, а также какие требования выдвигают и какие цели преследуют эти люди.

РК: Сергей, расскажите, пожалуйста, о текущей ситуации в Харькове.

— Все, что происходит в Харькове, происходит на фоне штурма, который произошел в ночь с 7 на 8 апреля. Силы спецподразделений, которые остаются верны министру Авакову, атаковали Харьковскую областную государственную администрацию, которая была захвачена протестующими, 64 активиста были арестованы. Поступила вначале информация, что они были доставлены в полтавские, киевские следственные изоляторы. Но потом эта информация была опровергнута — они находятся на территории Харькова.

Многие шокированы, многие напуганы тем, что происходит. Но, тем не менее, уже на следующий день с самого раннего утра люди начали собираться у стен областной администрации для того, чтобы выразить свой протест полицейскому насилию, и к вечеру собралось, наверное, полтысячи человек без предупреждения. Это был стихийный митинг. Условно я могу сказать, что обстановка в городе спокойная, если можно назвать спокойной ситуацией, когда почти 70 человек находятся за решеткой.

На наш взгляд, такие протесты будут нарастать и продолжаться. Мы ожидаем, что в ближайшие субботу и в воскресенье пройдут массовые акции протеста, митинги демонстрации. Люди в первую очередь возмущены двойной моралью и двойными стандартами так называемого киевского правительства, поскольку его путь к власти как раз лежал через захват правительственных зданий и через столкновения со спецподразделениями милиции. И основным требованием тех, кто сегодня находится у власти, тогда было прекращение милицейского насилия, прекращение нападений на активистов. Сегодня же, когда бывшие оппозиционеры стали властью, они используют самые жестокие методы для подавления любого недовольства.

РК: Какие могут быть вынесены судебные решения в отношении активистов, по Вашему мнению?

— На днях Верховная рада Украины приняла поправку к законам и ужесточила наказание за так называемый сепаратизм и свержение конституционного строя. Этим людям сейчас по новому Украинскому законодательству может угрожать от 15 лет до пожизненного заключения. Но мы, конечно, надеемся и уповаем, что это киевское правительство не потеряло окончательно разум, и у него сохраняется хотя бы какая-то связь с реальностью. И мы надеемся, что в ближайшее время эти люди выйдут на свободу, и обвинения против них будут сняты.

РК: Можно ли выделить на Юго-Востоке наиболее активный центр, столицу сопротивления?

— Я бы не выделял один из городов. Ситуация в каждом из них разная, и каждый из городов имеет свою специфику. В Одессе она одна, в Луганске другая, в Донецке люди удерживают здание Областной администрации, устанавливают дополнительную баррикаду. В Харькове администрация уже занята силами спецподразделений. Вы знаете, что харьковская милиция перешла на сторону народа и не оказывала никакого сопротивления. Поэтому для подавления народных выступлений была привезена полтавская и сумская милиция. И сейчас она продолжает находиться в городе.

РК: Опишите портрет человека, выходящего на протестные акции в Харькове. Кто эти люди?

— Большинство людей, которые участвуют в акциях протеста, это абсолютно мирные граждане: студенты, рабочие, пенсионеры. Многие из них никогда не участвовали в акциях протеста, не были членами политических партий и движений. И многие впервые в жизни вышли на акции протеста. Это стало реакцией на то, что происходит в Киеве, на ту политику, которую проводит киевская хунта. Конечно, среди них есть и активисты движения «Боротьба», и Коммунистической партии, и многих других организаций. Есть среди них пророссийски настроенные активисты.

Мне бы хотелось особенно подчеркнуть, что в этом движении есть две фракции, два мощных течения. Первое течение — это люди, ориентированные на Россию, которые во главу угла ставят тесное сотрудничество с Россией. Вторая фракция — это та часть, которую мы представляем, это антиолигархическая, антикапиталистическая часть нашего движения. Это силы, которые выступают за свержение власти нескольких крупнейших семей страны. И такая позиция также находит очень широкую поддержку здесь, в Харькове и в Харьковской области. Условно часть протеста проходит под красными флагами, часть протеста проходит под российскими триколорами.

Мы тех людей, которые выходят с российскими флагами, не считаем сепаратистами. Они в сложившейся ситуации хотят получить защиту. Они смотрят телеканалы, смотрят новости… Новости смотрят украинские, потому что российские телеканалы запрещены для трансляции. И они видят, как активисты крайне правых группировок окружают украинский парламент с автоматами, как они срывают съезд судей, как они подвергают террору представителей мелкого и среднего бизнеса. И, конечно, они хотят, чтобы их кто-то защитил от этого. Именно с этими обстоятельствами мы связываем их желание выходить с российским триколором.

Мы же все-таки последовательны в своих позициях о том, что Украина должна остаться единой. Но условием сохранения этого единства является уважение к правам народа Юго-Востока, изменения антинародной политики киевского правительства, смена власти в Киеве, в конце концов.

РК: Назовите программу-минимум и программу-максимум протестующих и, в частности, требования «Боротьбы».

— Я не буду вдаваться в программу максимум. Но я могу сказать, какие требование момента сейчас есть, возникшие здесь, на площади. Это требование широкой автономии Юго-Востока, проведение референдума об автономизации, децентрализации власти, выборности губернатора, глав районных администраций, судей, прокуроров и широкие возможности их отзыва в любой момент, если они не справляются со своими обязанностями. Второе требование — это языковое равноправие, возможность для всех граждан получать образование и использовать в общении свой родной язык. И третье требование — это внеблоковый статус Украины, невхождение ее в военно-политические альянсы. С течением времени здесь, в ходе этой борьбы, возникло четвертое требование — отстранение олигархии от власти, отстранение богатейших людей от управления страной. Это те требования, которые сформулированы народом Юго-Востока в разном виде. Но так или иначе их повторяют сейчас все политические партии и движения, которые участвуют в протестах. Все это очень разношерстные организации. Но это та платформа, которая сегодня объединяет людей на Харьковских площадях.

Как начались протесты? Ведь Юго-Восток не сразу заявил с своей позиции.

Да, Юго-Восток долгое время молчал, долгое время не предпринимал никаких решительных шагов. Люди ждали развязки, и когда она наступила, были вынуждены подняться на борьбу. Это случилось в конце февраля — в начале марта. И связано это было в том числе с таким явлением, как «ленинопад». Вы знаете, что неонацистские группировки и правые организации занялись активно свержением памятников Ленину, которые установлены по всей стране. Эти дикие, варварские выходки во многих городах встречали робкое сопротивление. Там происходили столкновения, но все-таки эти памятники были повержены. В Харькове тоже была попытка свержения памятников Ленину. К счастью, она не увенчалась успехом, потому что это огромная 50-метровая статуя. Не так-то просто технически ее свалить. И уже на следующий день после митинга активистов Майдана, которые пытались свернуть Ленина, вышли на улицу простые харьковчане. Там не было политических партий, движений, организаций. Они разбили палаточный городок и установили баррикады для того, чтобы защитить памятник.

Многие люди исповедовали левые коммунистические взгляды. Но далеко не все. Многие просто пришли для того, чтобы выразить свой протест, и для них это было очень важное символическое действие. Они не являлись сторонниками идей Ленина, но тем не менее отвергали те крайне правые взгляды, которые высказывают сейчас пришедшие к власти политические силы. Это в первую очередь ВО «Свобода» и «Батькивщина». И вот от памятника Ленину началось Юго-Восточное сопротивление. Оно абсолютно не носило никакого сепаратистского характера. Люди хотели защитить себя, свой город, свои семьи от крайне правого правительства. Все были очень встревожены тем, что правительство в лихорадочном поиске денег обратилось к Международному Валютному Фонду. И как всегда МВФ навязал чудовищный план из 10 пунктов, который предполагал сокращение социальных выплат, замораживание роста пенсий, зарплат, сокращение льгот, повышение розничной цены на газ, повышение коммунальных тарифов. В общем и целом все эти меры ведут к обнищанию людей. Когда люди поняли, что будет реализован этот план, они поднялись на борьбу.

Как только эта борьба началась, все украинские СМИ, которые сейчас односторонне освещают ситуацию, обвинили это движение в том, что оно состоит из сепаратистов, бандитов, нанятых «титушек». Говорили о том, что эти люди приезжают из России. Но среди 64 человек, которые были задержаны после штурма обладминистрации, все являлись жителями Харькова и Харьковской области. Те есть не только граждан России не было среди задержанных, но и даже жителей других регионов.

Это борьба жителей Юго-Востока за свои права, за свое достоинство, за уважение к социальным, экономическим и политическим потребностям. Я могу сказать, что большинство тех людей, которые поднимаются сейчас на борьбу, выступают с антиолигархическими требованиями. Они стремятся к большему равенству, доступу к социальным, культурным и иным благам.

РК: Рассматривает ли харьковское сопротивление возможность переговоров с действующей властью?

— Я думаю, что Юго-Восток готов к переговорам. Но, к сожалению, неспособность к таким переговорам показала администрация так называемого президента Турчинова и премьер министра Яценюка. Вместо того, чтобы сейчас выехать сюда, встретиться с протестными группами, выработать концепции административной реформы, которая даст больше полномочий регионам, даст возможность распоряжаться бюджетами и обеспечит культурное и языковое равноправие, вместо этого они посылают сюда спецподразделения, арестовывают людей и пытаются подавить очаги сопротивления.

На наш взгляд, это абсолютно глупая позиция, которая ведет к расколу страны. На самом деле это они настоящие раскольники, а не мы, это они сепаратисты, а не мы. И сегодня правительство Киева демонстрирует полную неспособность к политическому диалогу.

РК: Возможно ли признание предстоящих выборов Юго-Востоком?

— Нет. Я не думаю, что эти выборы будут признаны народом Юго-Востока. Ряд политических движений, в том числе и «Боротьба», выдвинули требование: «Никаких выборов без референдума». То есть, никаких выборов без возможности народа Юго-Востока защитить свои права, в том числе и право на выбор. Мы не верим в выборы под дулами автоматов. Мы не верим в выборы под диктовку неонацистских группировок. Например, сейчас офис Коммунистической партии Украины на Подоле захвачен группировкой С14. Это группировка, близкая к партии «Свобода». То есть даже офисы оппозиционных партий сейчас не могут действовать. Они захвачены боевиками. И мне сложно сказать, как в таких условиях можно идти на выборы.

Поэтому мы сегодня очень критически относимся ко всем кандидатам, которые рассчитывают на поддержку Юго-Востока. И к Петру Симоненко, и к Олегу Цареву, и к Михаилу Добкину мы относимся с настороженностью. Мы считаем их желание баллотироваться серьезной ошибкой. Кроме того, у нас есть все основания полагать, что эти политики старого поколения, которые связаны с олигархией, и от которых мы не ждем ничего хорошего. В общем, скорее всего сознательные люди на Юго Востоке будут бойкотировать ближайшие выборы 25 мая.

РК: Как относятся обычные жители западных регионов страны к происходящему на Юго-Востоке?

— Многие являются жертвами пропаганды, потому что каждый день украинские СМИ показывают им, что здесь действуют бандиты, сепаратисты, которые приезжают из России. Конечно, люди дезориентированы. Они думают, будто все это правда, и многие требуют решительных репрессий. Но я полагаю, что среди думающей части населения на Западе Украины, и особенно в центре страны, есть много тех, кто сочувствует этому движению, кто понимает, что оно никакое не сепаратистское, что это движение против олигархии, движение против неравенства и несправедливости.

РК: Присутствует ли в действиях протестных групп в разных городах Юго-Востока слаженность?

— Юго-Восток координирует свои действия. Есть связь с Луганском, с Одессой, с Донецком. В Одессе и в Донецке активно объединение «Боротьба» действует. С каждым днем эта координация усиливается. Власти со своими репрессиями пытаются ослабить нас. Но я надеюсь, люди не дрогнут, и в конце концов мы победим. Мы победим в любом случае, потому что каким бы изощренным оружием они не обладали, у нас есть самое важное — сила наших идей, сила наших взглядов. И я думаю, что победа будет за нами.

Интервью взялаКристина Мельникова
Первоисточник

Категории: Выбор Редакции, Левые, Официально, СНГ
Теги: , ,