Коммунисты и Украина — Часть №2. Цена ошибок КПУ


Коммунисты и Украина — Часть №2. Цена ошибок КПУ

Продолжение рассказа о левых, коммунистах и Украине. Сегодня о роли Коммунистической Партии Украины.

Как повела себя КПУ в ходе этого кризиса? КПУ долгое время занимала оппортунистическую позицию соглашательства с крупным капиталом, который позволял ей продвигать ряд второстепенных социальных инициатив, но вместе с тем КПУ стала опорой режима Януковича в парламенте. В отличие от КПРФ, которая реальными политическими рычагами влияния не располагает, КПУ имела важное отличие, в силу раскола в украинском олигархате, КПУ имела так называемую «золотую акцию», без которой правящая коалиция «за Януковича» не собиралась. В обмен на свое участие в коалиции КПУ имела определенные посты и определенное влияние. Ее вынужденно терпели, так как без КПУ «Партия Регионов» оставалась в меньшинстве.

q5266

Симоненко с 2004 года последовательно проводил линию, что и «оранжевые» и «голубые», суть есть одна малина, но в силу заточенности КПУ на буржуазно-демократические процедуры, связанные с выборами, речь о свержение власти «оранжево-голубых» не ставилась. При этом, политический альянс с «Партией регионов» вел не только к критике слева за оппортунизм и соглашательство с капиталом, но и влекло на партию обвинения в пособничестве тяжелой экономической ситуации в стране. При этом партия имела аналогичную КПРФ проблему — в ней было много стариков и довольно много молодежи, но катастрофически не хватало людей среднего возраста. С одной стороны все ждали, что коммунисты как «партия стариков» скоро сойдут с подмостков истории, а во второй половине нулевых и в КПРФ и в КПУ начала приходить молодежь, в результате чего при косности центрального аппарата, на местах начали возникать по настоящему живые райкомы, которые служили залогом надежд на обновление партии. Появилась смена, которой еще недавно казалось не было.

Тут и популярность Сталина сыграла свою роль, и повышение уважения в обществе к советскому прошлому. Но одно дело привлечь новый актив, а совсем другое превратить его в инструмент борьбы с буржуазией за власть. Поколенческий провал тут крайне затрудняет более активную деятельность, так как постаревшая партийная верхушка ведет себя как правило очень осторожно, в то время как в низовых организациях молодежь кипит идеями и предложениями, которые остаются нереализованными, что кстати и вызывает уход из КПУ в более радикальные организации, где как минимум фраза звучит более жестко, хотя до дел и там не доходит. Вкупе с этими проблемами, КПУ заняла свое место в буржуазной политике, получая определенные возможности для развития, но вместе с тем поступившись рядом принципов.

Вместе с тем, нельзя сказать, что КПУ заглядывала в рот к Януковичу. КПУ активно выступала против сотрудничества с НАТО и присутствия Украины в ВТО, против русофобской и антисоветской политики на Украине и тех, кто покрывал ее находясь при власти. КПУ одна из немногих партий, которая последовательно (в отличие от многих украинских левых) выступала против поднимающегося фашизма, проводила акции, митинги, протесты, но в силу собственной организационной слабости, этого было конечно мало, так как фашизм на Украине поднимался при чуткой поддержке СБУ и крупного капитала, с которым КПУ заключила договор. КПУ была одной из сил, которая пыталась остановить гражданскую войну, предлагая провести референдум о федерализации и переустройству государства. Но эти инициативы были ликвидированы режимом Януковича и вплоть до его конца, КПУ фактически плыла по течению к неизбежной катастрофе.

После переворота в Киеве, депутаты КПУ были силой удержаны в Верховной Раде и их заставляли участвовать в государственном перевороте, присутствуя на заседаниях Рады. Но это положение продлилось лишь какое-то время. После к чего к КПУ и возникла обоснованная претензия — вместо того, чтобы покинуть этот орган пособничества фашистскому перевороту (когда такая возможность появилась) они продолжали цепляться за буржуазную легитимность, в наивной надежде, что их пощадят. Эта мелкобуржуазная расхлябанность и отсутствие большевистской решимости, дорого стоили Украинской компартии. Пока они заседали для мебели в Верховной Раде, фашисты крушили горкомы и обкомы, сносили памятники Ленину, убивали коммунистов в Одессе, Мариуполе и на Донбассе. В качестве финала процесса, разогнали фракцию компартии, подготовили ряд антисоветских законов о запрете идеологии, партии, «советской оккупации». Печальный итог для партии, которая позиционировала себя как авангард рабочего класса и пролетарских масс.

Несколько толковых выступлений Симоненко и осуждения происходящего, это не то, чего ждали от коммунистов, которые по своей природе являются злейшими врагами фашизма (не случайно фашисты начали именно с коммунистов). В итоге, партия ныне находится в процессе демонтажа, пассивно наблюдая за собственным уничтожением.

Тем не менее, так было не везде, севастопольские и луганские коммунисты оказались более активными в деле борьбы с фашистской хунтой. Лидер Севастопольских коммунистов Пархоменко был в числе тех, кто выступал на митинге 23 февраля, с которого началось севастопольское восстание, а депутаты горсовета Севастополя от КПУ обеспечили необходимое число голосов, так как без них нельзя было принять решения о выходе Севастополя из состава Украины.
В Луганске, местное восстание началось на базе совместных действий КПУ и ПСПУ, которые политически легитимизовали сопротивление хунте и первым народным губернатором Луганщины стал прогрессивный социалист Харитонов, которого лишь недавно выкупили из фашистских застенков.

Но эти светлые моменты конечно не могут отменить плачевной судьбы самой партии. Ныне, остатки коммунистических организаций на Донбассе влились в общегражданское сопротивление фашистской хунте не в силах возглавить его, что весьма показательно для одной из главных антифашистских сил Украины. Крымские и севастопольские коммунисты влились в состав российской компартии, а также в ряды других партий.

Сама же КПУ очевидно будет полностью запрещена (если фашистский режим устоит), а членам КПУ, которые действительно захотят бороться с фашизмом на оккупированной территории предстоит это делать в условиях подполья.
При этом беда Украины в том, что вместе с кризисом КПУ, остальные левые так и не смогли создать новую коммунистическую партию (не по названию, а по сути), которая могла бы принять в свои ряды разочаровавшихся в КПУ и привлечь народные массы на свою сторону.

Эта идейная и организационная расхлябанность украинских левых вполне логично привела к тому, что на фоне обострения социально-экономических противоречий в украинском обществе, популярность КПУ вновь начала расти и на последних выборах они выступили довольно неплохо, хотя понятное дело, что люди зачастую голосовали за КПУ прекрасно понимая все ее проблемы и слабости. Но выбор делался исходя из тезиса «Уж лучше за них, чем за остальных упырей». Да, на фоне украинских упырей, КПУ смотрелась очень даже ничего и хотя бы за ее позицию по НАТО, фашизму, Бандере, ВТО, дружбы народов – за нее стоило голосовать, чтобы потом не было совсем уж стыдно, как это было с теми, кто голосовал за Ющенко и Януковича. И у меня немало друзей и знакомых, людей весьма аполитичных, в последние годы начали голосовать за КПУ, просто потому, что иных вариантов в этих «выборах без выбора» они уже не видели, прекрасно понимая что Симоненко вряд ли придет через выборы к власти, но чтобы лично им потом за сделанный выбор не было стыдно.

Но этого мало для партии, которая несет в своем названии гордое слово «Коммунистическая».
Большевики научили, что от настоящих коммунистов всегда ожидают большего, нежели просто выглядеть лучше на контрасте с буржуазией в рамках буржуазного «общества спектакля». По объективным причинам, КПУ не смогла выполнить роль авангарда рабочего класса перед лицом фашистского переворота и не выступила в роли одного из главных организаторов сопротивления фашизму.

Я ни в коем разе не хочу упрекнуть тех партийных работников и членов партии, которые словом и делом сейчас в общем строю сражаются с фашизмом. Именно их слова и дела служат алиби для КПУ. Но вместе с тем, надо разбираться с причинами политического фиаско, который потерпел центральный аппарат КПУ, занявший весьма пассивную позицию перед лицом государственного переворота, что фактически и вынудило партийные организации на местах, решать эти задачи самостоятельно. Где-то их смогли решить, где-то нет.

В целом, данный кризис очевидно послужит целям очищения партии от случайных попутчиков и очевидно приведет к серьезным дискуссиям в левой и коммунистической среде о необходимости либо создания новой коммунистической партии Украины, либо восстановлению КПУ в обновленном виде и на несколько других принципах. Украинским коммунистам могу лишь пожелать удачи и надеюсь несмотря на тяготы фашистского режима и организационные проблемы, они свой структурный кризис смогут преодолеть и выйдут из него лишь сильнее.

Тут как нельзя лучше подходит высказывание Владимира Ильича Ленина о совершенных ошибках:
Каждому свое. А мы не дадим себя во власть ни иллюзиям, ни унынию. Не бояться признавать своих ошибок, не бояться многократного, повторного труда исправления их — и мы будем на самой вершине.

Кому то может показаться, что я тут смягчаю углы, и надо было полностью все залить черной краской, рассказать как все плохо и что хорошо бы КПУ вообще исчезнуть с горизонта, чтобы новые силы заняли ее место. Но и тут КПУ работает на контрасте, так как среди других левых и коммунистических организаций, так же не нашлось сил, которые бы выступили авангардом рабочего класса перед лицом фашистского мятежа. Поэтому прежде чем огульно топтать КПУ, надо будет рассмотреть вопрос и о других левых и коммунистических организациях Украины. О чем и будет следующий материал.

http://colonelcassad.livejournal.com/1730382.html — Коммунисты и Украина. Часть №1. Левый «евромайдан».

Категории: Блоги, Выбор Редакции, СНГ
Теги: ,