Минск…


Сегодняшняя встреча в Минске между Порошенко и Путиным — по сути, один из последних шансов сохранить хотя бы видимость и хотя бы на время той Украины, которая пока еще существует, а также сохранить управляемость идущими в ней процессами.

То, что проект 91 года уже завершен, не может не замечать только тот, по кому танком прошлась киевская пропаганда. Проект, основанный на отрицании прошлого и опирающийся на русофобию, как источник своего развития, подошел к своему логическому концу.

1395577425_74f2b2eb2391afc60eec61de2862a17c

По сути, из того перелома, в который вошла Украина, есть три выхода — распад, пересборка и попытка продолжить умерший проект путем внутренней мобилизации через неприкрытую нацистскую диктатуру. При этом третий путь неизбежно закончится выбором между первыми двумя.

Распад Украины, если таковой произойдет, повторит в той или иной мере югославский сценарий — на ее месте возникнут враждебные друг другу государства, чей суверенитет будет весьма и весьма условным. Они будут в той или иной мере поделены между собой региональными державами, которые и станут определять степень этой вражды.

Пересборка возможна как создание нового проекта, однако на сегодня Украина лишена возможности влиять на его формулирование и тем более на реализацию. Она перестала быть субъектом событий даже во внутренней политике. и уже поэтому ее судьбу будут решать другие. Новый проект может быть основан только на федеративных или конфедеративных началах, где разные регионы Украины будут скреплены между собой слабой или предельно слабой центральной властью, существующей с той или иной степенью номинальности. По сути — это тот же распад, только остановленный извне на последней стадии. До тех пор, пока изнутри не будет найден проект, позволяющий самостоятельно существовать такому образованию, его устойчивость будет определяться только извне.

Любые мечты о пророссийской и в то же время единой Украине в таком проекте выглядят либо наивными, либо направленными на сознательный обман. Для этого нет ни малейших предпосылок. Четверть века, в течение которых украинская политика России была фикцией, ликвидировала прорусскую элиту и создала целое поколение, враждебно или равнодушно относящееся к русским цивилизационным ценностям. Для прорусского проекта нет главного — его носителей. Циничное поведение российского руководства по отношению к восставшему Донбассу, когда миллионы людей были брошены в огонь ради политических упражнений кремлевских политтехнологов, вне зависимости от исхода восстания не сделало этих людей горячими сторонниками современной России.

Единая и в то же самое время пророссийская Украина не может возникнуть через аппаратные игры. Это многоплановый и сложный процесс, требующий трудной работы на десятилетия. При этом любые попытки создания пророссийской Украины должны будут проходить в борьбе с американскими и европейскими проектами, которые в отличие от не существующего до сих пор российского уже давно и успешно действуют на ее территории. Никто так просто не отдаст то, что уже захвачено. Тот, кто раздает подобные обещания — либо лжец, либо наивный мечтатель.

Наконец, третий путь — путь диктатуры. Он весьма и весьма вероятен, так как отвечает замыслам тех, кто и запустил последний Майдан и гражданскую войну. Стоит отметить, что эта война всего лишь за три месяца прошла путь от гражданской до межгосударственной. На сегодня можно констатировать, что война между Украиной и восставшим Донецком и Луганском приобрела все черты войны между разными государствами. Взаимная ненависть привела к тому, что Донецк и Луганск уже практически ни при каких обстоятельствах не готовы вести переговоры об условиях своего нахождения в составе Украины.

Как раз это обстоятельство делает крайне сложной задачу не допустить развала сегодняшней Украины. Политики, как всегда, опаздывают за событиями. То, что еще было реальным месяц или два назад, через месяц станет совершенно невозможным. Сейчас еще остается крохотная надежда на то, что Россия сможет убедить или заставить восставших пойти на соглашение, в котором ДНР и ЛНР пусть и формально, но согласятся не разрушать окончательно свою бывшую страну. Через некоторое (и очень короткое) время это станет совершенно невозможно.

Соединенным Штатам, сделавшим ставку на диктатуру нацистов в Киеве, нужно лишь заставить Порошенко проявить неуступчивость в Минске, чтобы подобное развитие событий стало окончательно бесперспективным. Учитывая полную подконтрольность украинской власти именно Америке, нетрудно предположить, что встреча в Минске скорее всего закончится либо ничем, либо договоренностями, которые в итоге никогда не будут реализованы.

Тем не менее, встреча еще впереди. Ее результаты не предопределены, и поэтому есть смысл дождаться, чем она завершится. Пока политическое урегулирование очень слабо коррелирует с событиями, происходящими на Востоке бывшей Украины. Ополчение ведет наступление. Оно ведется предельно слабыми силами, и потому вряд ли завершится стратегическим переломом ситуации. В лучшем случае каратели потерпят военное поражение и будут вышвырнуты на исходные позиции перед «АТО» или чуть дальше. Политически закрепить военную победу восставшие не могут — у них нет дееспособных политических структур.

Деятельность известного российского политолога, который во исполнение воли своих хозяев запустил процесс раскола восстания, привела к тому, что гражданские структуры восставших были заменены чисто военными, а харизматичные лидеры, способные объединить вокруг себя и выдвинуть политические задачи, удалены либо от политики, либо вообще из Новороссии. Тактика, сработавшая при сдаче Прибалтики местным нацистам, частично сработала и сейчас — опыт предательства, закончившегося развалом СССР, оказался весьма востребованным, как только возникла опасность создания русской территории, на которой звериный капитализм мог оказаться под запретом.

По сути, основная проблема России как раз и заключается в том, что создание пророссийской Украины сталкивается с непременным желанием создать на ее территории клон такого же компрадорского и олигархического капитализма, который реализован в России. Но украинцы уже наелись этим у себя, и вряд ли согласятся на повторение пройденного, пусть и в другой упаковке. Собственно, этим объясняется двойственная и невнятная политика российского руководства по отношению к донбасскому восстанию. Это же накладывает жесткие ограничения на возможности России на переговорах в Минске. В отличие от четкой и ясной политики нашего врага США, направленной на создание жестко враждебного образования на наших границах, российская политика продолжает оставаться крайне смутной по целям и методам, что не может не сказаться на ее итогах.

У любых «хитрых планов» всегда должны быть внутренняя и внешняя составляющая. Невозможно представить, что во время Великой Отечественной советское руководство обошлось бы без четкой и ясной позиции, понятной всем людям. «Враг будет разбит, победа будет за нами», — более чем понятный лозунг, который мобилизовал весь народ. Нетрудно предположить, что произошло бы, называй Сталин Гитлера партнером, с которым нужно искать какой-то компромисс. Традиционное отношение к народу, как к покорному и бессловесному объекту событий, как раз и исключило из всех «хитрых планов» внешнюю составляющую. Что неизбежно делает их крайне сомнительными по результатам.

Категории: Выбор Редакции, СНГ
Теги: