«Если полиция заменяет преступника и делает его дело, то кто же заменит полицию?»


«Если полиция заменяет преступника и делает его дело, то кто же заменит полицию?»

Есть повод снова вспомнить Россию, Которую Мы Потеряли — златоглавую, наполненную звоном колоколов, ароматом пирогов и хрустом французской булки. На сей раз тема разговора — спецслужбы, siloviki, слуги государевы, которые были призваны беречь покой счастливых обитателей РКМП. Немало мы слыхали похвальных слов в адрес царских служителей Закона — от Солоухина, Солженицына, Говорухина и других маститых «историков». Если верить этим историкам, то у царских спецслужб был всего один недостаток: чересчур либеральничали они со всякими подрывными элементами, народниками, эсерами да большевиками. «Надо было почаще жидов-революционеров стрелять-резать-вешать-сжигать, тогда и Империю не потеряли б!» — сокрушаются монархисты. А в остальном — прекрасные были спецслужбы. Профессиональные, честные, гуманные, неподкупные и главное — православные! На зависть всему миру, одним словом. Правда, большевистская пропаганда изрядное количество грязи вылила на царских жандармов, сыщиков и городовых. К счастью, в «святые 90-е годы» (тм) доброе имя царских спецслужб было восстановлено. В 2000-м году даже целый сериал про охранку сняли — про то, как самоотверженные сыщики-патриоты гоняют гнусных негодяев-революционеров. А не так давно вернули стражам порядка православное название «полиция», которое отняли большевики-нехристи.

q6072

Что же, вспомним вместе, как боролись слуги государевы за мир и спокойствие в Православной Империи.

Начнём с мелочей жизни. В декабре 1891-го года в городе Самаре участились случаи конокрадства.

«9 декабря у самарского мещанина Акима Александрова Степанова, живущего на своей ветряной мельнице, от обжорного ряда угнат мерин сивой масти с упряжью, стоящий 60 руб.; 4 декабря от булочной на Москательной улице угнан мерин серой масти с легкими санками, принадлежащий крестьянину Лукьяновского уезда Байковской волости села Байкова Ивану Михайлову Шмелеву, живущему на ветряной мельнице; в первых числах декабря с Троицкого базара — мерин буланой масти с упряжью, принадлежащий крестьянину села Сырейки Самарского уезда Астафию Иванову Белову; 24 декабря от торговой бани Кошелева — мерин буланой масти с упряжью, стоящий 150 рублей, принадлежащий самарскому мещанину Прокопию Тимофееву Семенову, живущему во 2-й части в своей гостинице; 28 декабря с набережной реки Волги угнат жеребец серой масти, стоящий 80 рублей, с упряжью, принадлежащий самарскому мещанину Ивану Моисееву Кривопалову, живущему на Предтеченской улице во 2-й части, в собственном доме».

Доблестная царская полиция была полна решимости изловить наглых конокрадов и привлечь их к ответу. Для этого полицейские прибегли к излюбленному (и эффективнейшему!) приёму царских спецслужб — к провокации. Схема простая: провокаторы находят и прибалтывают пару лохов с денежными затруднениями — угощают лохов пивом-водочкой — убеждают окосевших лохов угнать заранее подготовленную полицией лошадь — лохов винтит полиция — следователи списывают на лохов все похищения лошадей за последние пару месяцев — PROFIT! Лохи едут на каторгу за кражу коников в особо крупном, следаки получают награды и поощрения за поимку особо опасных бандитов-рецидивистов.

Сказано — сделано.Провокаторы Комаровский и Маштаков порыскали по самарским трактирам и нашли подходящих лохов — отставного солдата Егора Тишкина и крестьянина Ваню Зорина. Правда, лохи попались несговорчивые и боязливые, провокаторам пришлось постараться, чтобы убедить их совершить кражу.

«Комаровский и Маштаков, не знаю, для чего, пользуясь тем, что я нуждался в деньгах, уговорили меня с Зориным совершить с улицы кражу лошади, какую Маштаков у нас купит. Маштаков несколько дней ходил за мной и уговаривал, почему я и решился»

, — оправдывался в околотке несчастный Тишкин. Но — оправдывайся, не оправдывайся, а факт преступления налицо. Отлично, чё. Раскрываемость повысилась и всё такое… Прокурор, по крайней мере, был городовыми весьма доволен и запросил для обвиняемых сроку — на всю катушку.

Но списать на чеховских «злоумышленников» Тишкина и Зорина всех лошадей, пропавших в Самаре за декабрь 1891-го — так и не срослось. Адвокат, зануда, начал возмущаться — какого хрена, мол, полиция подстрекательствами занимается? Мол — безобразие! Произвол! Царь дурак! Долой царя! Даёшь! Очень неблагонадёжный был адвокат. Ульянов фамилия. Он ещё потом в историю под прозвищем «Ленин» вошёл.

q6073

Дадад, в 1891-м году Ильич уже не бегал в валенках по горке ледяной, но и денег от банкирского дома Шиффа за подрыв устоев Православной Империи он ещё не получал. Подрывал православные устои задаром, на общественных началах — обеспечивал «казённую защиту» малообеспеченным жителям РКМП, таким как Тишкин и Зорин.

«Юристы говорят: если бы не было закона, не было бы и преступления. Для дела, которое сейчас слушается, больше подходят другие слова: если бы не было полиции, не было бы и преступления. Что сказать о такой полиции, которая не ловит преступников, не пресекает преступлений, а делает и преступников, и преступления? Справа от вас, господа судьи, только что прозвучало по этому поводу не слишком скрываемое восхищение. Странная реакция! Я спрашиваю прокурора: если полиция заменяет преступника и делает его дело, то кто же заменит полицию?»

— разорялся на процессе  молодой адвокат Ульянов. И таки уломал судей наказывать Тишкина и Зорина только за один эпизод, который они и сами взяли на себя — за похищение злополучного жеребца со двора борделя. Ильич ещё, было, размахнулся подстрекателей-провокаторов на скамью подсудимых усадить, но на это имперский суд пойтить не мог: провокаторы — люди полезные, кроме того, они ведь просто выполняли свой гражданский долг, помогали полиции… А уж о том, чтобы наказать пристава, который оперативные мероприятия так лихо подменял провокациями — и вовсе речи не шло. Зачем служивого обижать?

Быть может, такой вот беспредел пир духа творился только в провинции? Ну, знаете, перегибы на местах и всё такое? Что же, перенесёмся в столицу РКМП, посмотрим, как работала элита царских спецслужб.

Жил да был в РКМП подполковник Спиридович, служил он при царе-батюшке Николае Втором, «начальником дворцовой агентуры», сиречь — начальником тогдашней ФСО. Обеспечивал охрану обожаемого монарха и заодно немножечко шил на дому занимался политическим сыском. В обязанности Спиридовича входило, помимо прочего, собирать компромат на ближайшее окружение Государя и это дело весьма способствовало карьерному росту. Ещё карьерному росту способствовала дружба с тренером Путина по дзюдо учителем Николая Александровича Романова по военному делу, генерал-адьютантом Гессе. Вопчем, карьера задалась — на зависть и удивление всем жандармам. Жандармский генерал Новицкий, к примеру, вспоминал, что Спиридович получил штаб-офицерское звание «без всяких особых заслуг по корпусу, что страшно возмущало офицеров корпуса«…

q6074

Но сам Спиридович карьерой был недоволен, считал, что его незаслуженно динамят с присвоением звания полковника. Оно конечно, рано или поздно так и так звание дадут, но хотелось поскорее. Нужно было как-то выслужиться. А как выслуживаются жандармы? Раскрывают всякие заговоры, ясен пень. Но вот беда — заговорщиков в царском дворце не водилось, злобные террористы нападений на обожаемого монарха не замышляли… Но наш Спиридович был полон решимости найти и раскрыть заговор во что бы то ни стало! И для этого прибег к излюбленному (и эффективнейшему!) приёму царских спецслужб — к провокации. Схема простая: провокаторы находят и прибалтывают пару лохов с оппозиционными убеждениями — провокаторы рассказывают лохам о своей близости к «телу» Государя-императора, о своей ненависти к прогнившей монархии и о готовности совершить теракт — лохи ведутся, вписываются в тему и пространно рассуждают о том, как расцветёт Россия-матушка без Николашки Кровавого — провокаторы пишут обстоятельный донос — лохов винтит полиция — следователи отчитываются о ликвидации масштабного заговора — PROFIT! Лохи идут на виселицу за покушение на убийство самого (страшно сказать!) Самодержца российского, следаки получают награды и поощрения за поимку особо опасных террористов.

Сказано — сделано. Провокатор Ратимов (фельдфебель казачьей сотни конвоя Его Величества) подвёл под статью своего давнего приятеля, Наумова. Наумов был раздолбаем без определённых занятий, они с Ратимовым частенько выпивали вместе, в компании барышень. Под мухой Наумов ругательски ругал царский режЫм, хвастался знакомством с настоящими живыми боевиками-эсерами и норовил всучить собутыльникам листовки со стишками типа — «Новые идеи властвуют толпой, старые злодеи спят в земле сырой, все убрались к чёрту, побросав посты, погоди немного, полетишь и ты!» По указанию Спиридовича Ратимов сделал вид, будто проникся антиправительственной пропагандой и сказал, что очень хочет познакомиться с «революционерами», попросил Наумова организовать встречу. На встречу пришли друзья Наумова, два молодых и глупых студента, Пуркин и Никитенко. Студенты, как выяснилось, действительно были членами Партии социалистов-революционеров (ПСР). В ПСР они записались недавно, но уже отчаянно скучали. тяготились тем, что никаких серьёзных дел старшие товарищи-эсеры им не поручают, мечтали о лаврах великих тираноборцев. Ратимов рассказывал «революционерам», как он ненавидит царских палачей, распинался в духе незабвенного

Конечно, настоящие революционеры вычислили бы провокацию в момент… Фельдфебель, казак из царской охраны, вдруг — внезапно! — становится вольнодумцем, сам выходит на бомбистов и предлагает помочь добраться до царя — пффф! Всё очевидно же… Но студенты, повторюсь, были молодые и глупые. Они, небось, уже воображали, как ахнут товарищи по партии, когда узнают, что Пуркин и Никитенко до самого Николашки добрались… Короче, собеседники сошлись на том, что презренного царя надо убивать как можно скорее и Ратимов берёт на себя приобретение для цареубийц пары комплектов формы казаков конвоя Его Величества. Ближе к ночи Ратимов сидел в кабинете Спиридовича и подробно описывал, как он, скромный, но отважный фельдфебель, с огромным риском для жизни внедрялся в террористическую организацию. А утром Наумов, Пуркин и Никитенко уже давали признательные показания, размазывая кровавые сопли по расквашенным жандармскими сапогами лицам. Впрочем, всерьёз пытали только Наумова. Революционных студентов даже и бить особо не пришлось, эти дурачки вообразили себя Каляевым и Созоновым, вспомнили рассуждения старших товарищей о том, что «суд надо превращать в трибуну для провозглашения своих лозунгов» и вполне добровольно наговорили себе аж на три смертных приговора. А вот с Наумовым пришлось повозиться, его даже водили посмотреть на повешение настоящего эсеровского боевика — чтобы прочувствовал, тыкскыть. В оконцовке — Наумов подписал то, что от него требовалось. И довольный Спиридович побежал с докладом к дворцовому коменданту. Обезврежена опаснейшая банда революционеров-бомбистов! Планировали, сволочи, проникнуть во дворец и убить Государя-императора Николая Второго, Великого князя Николая Николаевича, Председателя Совета министров Столыпина, вопчем — всех, до кого дотянутся своими грязными террористическими лапами. Комендант поспешил доложить царю, а царь распорядился террористов замочить в сортире судить показательным судом.

На суде несчастный Наумов рыдал и отказывался от своих прежних показаний: «Я совершил величайшую подлость и не вижу, чем я могу искупить её — я оговорил Никитенко и очернил его. Сказанное мною на следствии — неправда. Никто меня не вовлекал и к убийству царя не подстрекал!» ПСР сделала официальное заявление в духе: «Мы, конечно, завсегда рады пару-тройку царских сатрапов прикастрюлить, но в данном случае — партия социалистов-революционеров совсем не при делах, мы Никитенко и Пуркину заданий не давали, не надо нам тут паука на шею вешать«. После этого теория о «масштабном заговоре» начала трещать по швам, ведь всем известно, что террористы своё участие в преступлениях никогда не отрицают, в этом какбе и смысл терроризма… Но положение спасли сами Никитенко с Пуркиным, они заговор-то тоже отрицали, но таки не преминули поведать в суде о своих убеждениях и крикнуть «Путяра, пшёл вон!» «Долой самодержавие!» После этого судьи с чистой совестью приговорили «террористов» к смертной казни через повешение. Что и было исполнено.

q6075

Спиридович с Ратимовым тоже получили по заслугам. Спиридович наконец-то получил вожделенное звание полковника, кроме того — сами Николай Александрович прониклись к бравому сыщику симпатией-с и стали регулярно приглашать его то к завтраку, то к обеду. Ратимов же получил офицерский чин, стал хорунжим. Заодно — непосредственного начальника Ратимова, есаула Петропавловского, орденом наградили. «За хорошее воспитание личного состава«, ага — оно и понятно, такого героя взрастил есаул, как тут не дать медальку?

Внимательный читатель заметит, что принципиального различия между методами самарского пристава и методами элиты столичной жандармерии — нет как нет. Только в схеме «элиты» вместо коня, привязанного возле входа в самарский бордель, был Николай Романов. Провокация была излюбленным методом работы царских спецслужб. Оно и понятно, если цель полицейского — карьера и личное обогащение, то по-другому и быть не может. Спиридович не был «белой вороной» среди жандармов. Они все пробавлялись провокациями, подставами, фальсификациями. Ясное дело, от провокаций один шаг до того, чтобы начать «крышевать» террористические организации, пытаться с помощью террористов решать свои вопросы или вопросы своих солидных, состоятельных друзей. Знаменитый сыщик Судейкин, начальник политического сыска, в начале 80-х годов XIX века убеждал своего агента-провокатора Дегаева сколотить команду боевиков для убийства тогдашнего российского министра внутренних дел, Д. А. Толстого — уже не для «разоблачения» фейко-заговора, а на полном серьёзе, думал самому министром заделаться, к успеху на всех парах шёл. Только не получилось, не фартануло. Дегаев вовремя понял, что после убийства министра уберут и исполнителей. Поэтому команду боевиков он таки сколотил, но убили они — самого Судейкина. Ну, первый блин комом. А вот преемник Судейкина на посту начальника политического сыска — Рачковский — был умнее и осторожнее. Есть тема, что Рачковский был причастен к убийству министра внутренних дел РИ Плеве. Там странная последовательность событий была: Плеве вышибает Рачковского из внутренних органов — Рачковский зачем-то встречается и беседует со знаменитым Евно Азефом — Азеф организует убийство Плеве — Рачковского восстанавливают в должности. А убиенный г-н Плеве, есть тема, в своё время как минимум знал о планах Судейкина по поводу министра Толстого, а то и «добро» на ликвидацию давал — он сам тогда на место Толстого метил… Кра-со-та, короче.

Ещё пикантный момЭнт: бесстрашный победитель террористов Спиридович обеспечивал безопасность первых лиц государства во время визита Николая Второго в Киев, в 11-м году. Во время этого визита случилась неприятность — в киевском оперном театре террорист Богров застрелил Столыпина.

Государственный Совет Империи провёл собственное расследование инцидента и выяснил, что «Спиридович не воспрепятствовал выдаче билетов Богрову, не доложил об этом своему начальству и не учредил в театре и саду купеческого собрания тщательного наблюдения за Богровым, не удостоверился, есть ли у него оружие или какие-либо метательные снаряды. Противозаконное бездействие власти со стороны его, Спиридовича: создало непосредственную, явную опасность для жизни императора; привело к убийству Столыпина«. Ну, то есть понятно, да? Начальник ФСО какбе в курсе, что вблизи Первых Лиц ошивается заведомый террорист, но — даже наружку за этим террористом не пускает. Такой вот беспечный фэсэошник, ага-ага. Бедный Столыпин! Проклятые террористы, какого человека загубили! Позор и беда! Это всё Госдеп США масонский заговор, сионисты мутят! ;)))

Я всё это к чему вспоминаю-то. Новостишка тут проскочила:

Главу управделами Генпрокуратуры РФ Алексея Староверова допрашивают в качестве подозреваемого по делу о незаконном хранении оружия. Об этом Интерфаксу сообщил источник в Главном следственном управлении СКР по Московской области.
Как рассказал собеседник агентства, ранее в отношении силовика было возбуждено уголовное дело по ст. 222 УК РФ (незаконное хранение оружия). Однако позднее прокуратура свое постановление отменила. При этом следствие уведомление об этом, судя по всему, не получило, поэтому Староверов допрашивается как подозреваемый. Собеседник агентства не исключил, что впоследствии решение Генпрокуратуры будет обжаловано.
По данным источника агентства, Староверов сдавал свой дом в Раменском районе Подмосковья, где за хозяйством в нем присматривала семья выходца из Киргизии Рустама Усманова. Сам Усманов был уничтожен в ходе спецоперации силовиков, поскольку оказал сопротивление сотрудникам правоохранительных органов.
Как писал ранее «Коммерсантъ», «после обысков, в ходе которых нашли оружие, боеприпасы и экстремистскую литературу, вопросы у следствия появились и к господину Староверову». По данным издания, Староверов уже несколько раз побывал на допросах в ГСУ СКР в качестве свидетеля. Генпрокуратура и СКР от комментариев отказались.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5464842ecbb20f7236b32939

И многие товарищи оченно удивляются тому, что террористы вот так преспокойно на даче прокурора жили. А не надо удивляться, товарищи. Нормальная темка. Какбе, в этом даже просматривается историческая преемственность и всё такое. Может, террористы солидным и состоятельным друзьям прокурора помогали какие-то вопросы решать? Или их старшие товарищи с прокурором общие бизнесА имели… Палюбэ, полезные и нужные ребята эти террористы. И прокурор с такими знакомствами — полезный и нужный парень. В обиду его не дадут, вот увидите.

Быть может, после Социалистической Революции 2.0, следователи из ВЧК 2.0 раскопают в архивах бывшей Генпрокуратуры и куда более интересные «эпизоды» с участием этой самой «банды ГТА». Ох, сколько забавных историй приключениях прокуроров, судей, полицейских, депутатов и прочей буржуйской обслуги узнаем мы тогда из статей в газете «Правда»…

А сей пространный пост, если кто не понял, был рекламой Социалистической Революции.

Кстати, о революциях. Госсовет-то в 1912-м году к царю обратился, по поводу «беспечного» Спиридовича. Мол, под суд бы его отдать, царь-батюшка! Минимум — за преступную халатность! Царь-батюшка начертал на госсоветовской кляузе резолюцию: «Дело о… полк. Спиридовиче прекратить без всяких последствий«. Царь-батюшка Спиридовича ценил: полезный и нужный парень жеж! Как такого парня оставишь без протекции? Царь-батюшка окружил себя такими вот спиридовичами, судейкиными, рачковскими. Спиридовичи, судейкины и рачковские, соответственно, тянули за собой команды друзей-единомышленников, у каждого друга-единомышленника была своя команда…

А в 17-м году венценосный страстотерпец сокрушался: «Кругом измена, и трусость, и обман!» Да-да, прямо удивительно! Так всё было хорошо, вдруг — БАХ! — и измена буквально повсюду! Прямо — откуда что берётся? ;)))))))

Категории: Блоги, Выбор Редакции, История, СНГ
Теги: , ,