Что происходит на Украине?


Что происходит на Украине?

Все эти недавние дискуссии навели меня вот на какую мысль: а ведь многие левые (или «левые») за деревьями уже не видят леса. Они так глубоко погрузились в споры о частностях (дефинициях латинских слов «агрессия», «аннексия» и пр. и пр.), что перестали замечать целое. «Слона-то я и не приметил», как говорится в классической басне. Потому что на вопрос, что сейчас происходит в/на Украине, они выдадут много лишних слов с латинскими корнями, но не скажут главного. Между тем существует простой ответ, всего в двух словах, о том, что там происходит. (По мне, так можно его дать и вовсе в одном слове, которое имеется в заголовке этого блога, но это — отдельная тема). Вот эти два слова: распад СССР (а вы что подумали?).

q6613

Могут сказать: но позвольте, да ведь распад СССР совершился давным-давно, аж в 1991 году, с тех пор уже целая эпоха минула, четверть века пролетела, новое поколение народилось и выросло (ага, «первое свободное поколение», о котором столько грезили либералы, хе-хе), а вы только сейчас проснулись? Нет. Распад таких сложных социальных организмов, как СССР, не происходит одномоментно — ни в один день, ни в один год. Это дело десятилетий.

В своё время Лев Троцкий писал: «Даже в случае победы контрреволюции у советской гидры, вместо каждой отрубленной головы, будет вырастать новая… Исторический счёт есть, в данном случае, счёт десятилетий. Падение советской власти, в конце концов, оказалось бы только историческим эпизодом. Но это был бы один из самых страшных эпизодов мировой истории». Несколько лет назад я процитировал эти слова в разговоре со знакомым либералом, и он со снисходительной улыбкой махнул рукой: «А мы это пережили, и, оказалось, ничего особенно страшного!». «Подождите, — возразил я, несколько изумлённый таким легкомыслием, — ещё ничего не пережили! Мы пока что летим в пропасть, «полёт проходит нормально». Когда долетим до дна, мало никому не покажется».

Конечно, распад СССР, как государства, созданного революцией, имеет свои особенности (о чём чуть ниже), но есть и много совпадений с распадом любых вообще крупных государств. Самое очевидное из совпадений: сначала целое распадается на составные части, а потом и эти составные части, в свою очередь, начинают распадаться. Скажем, распад Британской империи продолжается и сейчас в вялотекущей форме распада её некогда составных частей — из Канады хочет выйти Квебек (а из Квебека в этом случае хотели бы выйти коренные жители — индейцы и эскимосы), из Соединённого Королевства норовят выйти то Шотландия, то Уэльс. Ранее Индия, добившись независимости от британской короны, тотчас распалась на собственно Индию и Пакистан, а Пакистан спустя четверть века — на собственно Пакистан и Бангладеш. Причём процесс этот — однонаправленный.

Раздробить целое на части бывает относительно легко, иногда даже чрезвычайно легко. Собрать разделившиеся части воедино — не просто адски трудно, а практически невозможно. Почему так? Полагаю, что территориальный распад государства равносилен переходу системы на более низкий энергетический уровень. Скатиться с горки вниз — легко и часто весело, но «закатиться» обратно — просто невозможно. Примерно как собрать в тюбик выдавленную зубную пасту, или «прокрутить обратно» через мясорубку фарш, чтобы вернуть его в состояние кусков цельного мяса.

Итак, сначала Союз разделился на составные части — союзные республики, но затем неизбежно и необратимо начался распад и этих частей. 15 независимых государств на месте СССР в 1992 году — это более низкоэнергетическое состояние, чем единый Союз. Три государства на месте Грузинской ССР (Южная Осетия, Абхазия и собственно Грузия) — это более низкоэнергетическое состояние, чем единая Грузия. И «провернуть этот фарш обратно» никому не под силу. Как говорится в известном стишке:

Вся королевская конница,
Вся королевская рать
Не может Шалтая,
Не может Болтая,
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать!

И нигде, заметим, нигде, этот процесс не удалось повернуть обратно (ни в Осетии, ни в Абхазии, ни в Приднестровье, ни в Карабахе, ни теперь — в Донбассе…). Может показаться, что Россия с Ичкерией стали таким единственным исключением. Но де-факто сейчас Чечня является отдельным государством, со своими порядками и законами, а с Москвой её связывает только личная лояльность главы Чечни главе Кремля. Надо ли объяснять, что это не более чем тонкая ниточка, которая при любом потрясении и серьёзных переменах в Москве мгновенно и неминуемо порвётся? Ещё могло показаться, что Украина стала счастливым исключением из этого всеобщего «закона распада». Увы, события минувшего года показали, что исключений не бывает…

Так что, повторюсь, ответ на вопрос — что происходит в (на) Украине? — простой: продолжение распада СССР в форме распада бывшей Украинской ССР. И этот процесс — необратим: Донбасс и Крым уже никогда не вернутся под власть Киева, а трещины, пробежавшие по «единой державе», уже никогда не зарастут и не склеются, а будут только шириться и углубляться. Кстати, ровно то же я писал и в мае прошлого года, когда многие сочувствовавшие независимости Донбасса пели ему отходную и предрекали скорую гибель ДНР-ЛНР (извиняюсь за самоцитирование):

«Донецкая и Луганская народные республики будут независимы от Киева. Одесса и Харьков — под вопросом, но только в силу их собственных колебаний и нерешительности в этом вопросе. Основания для подобных выводов очень простые.

Ни одна сепаратистская область, отделившаяся от союзной республики в процессе распада СССР (а он и сейчас продолжается), не была в итоге задавлена и возвращена в лоно республики-матери. Ни Карабах, ни Приднестровье, ни Абхазия, ни Южная Осетия, ни Крым. Единственное исключение — Чечня, но там примирение с центром было достигнуто за счет полной передачи власти части сепаратистов, которые в обмен на солидные финансовые вливания пообещали изображать лояльность. То есть Чечню не подавили, а купили, и только до поры до времени. Нет никаких оснований считать, что Донбасс и Луганщина станут исключениями из этого общего закона.»

В общем, история просто равнодушно делает свою работу — разламывает крупные государства на кусочки, а те — крошит в мелкую труху. А что же в головах у людей — исполнителей этого процесса, которые и сами в нём перемалываются в кровавую кашу? Мягко говоря, х… знает что, они, как правило, до отказа набиты разнообразной идейной помойкой, взятой из прадедовских сундуков и разных реакционных мусорных свалок — нацистских ли, националистических, религиозных и прочих.

Так что же, могут спросить, все «куски», образующиеся при распаде СССР и бывших союзных республик, стоят друг друга и ничем, кроме взаимной враждебности, по большому счёту, друг от друга не отличаются? Нет. Отличаются. Чтобы понять, в чём это отличие состоит, вернёмся к особенностям СССР, как государства, рождённого революцией 1917 года. Эта революция, как ранее Французская, провозгласила и позднее провела в жизнь многие права и завоевания, ставшие позднее достижением всего человечества. Среди них — равенство граждан вне зависимости от национальности, а также важные социальные права, среди которых — право на бесплатное образование и бесплатную медицину.

И наряду с территориями, которые возникли и отделились на волне отрицания этих принципов (равенства наций, социальных прав), то есть на волне реакции, есть и такие, в которых верх одержала обратная тенденция. Это как бы «заповедники» бывшего СССР, в которых принадлежность или непринадлежность к «титульной нации» не даёт и не лишает никаких преимуществ, где часто сохраняются и многие социальные достижения советской эпохи. Люди там — до известной степени — живут «без СССР как в СССР». Крупнейший из таких «заповедников» — это Белоруссия, но в той или иной степени это относится и к Приднестровью, а теперь и к Донбассу. Хотя, конечно, говорить о социальных правах населения ЛДНР сейчас не приходится, но стремление к сохранению национального равенства — это был едва ли не главный «мотор» провозглашения народных республик.

Может ли из таких «заповедников» заново собраться «СССР 2.0»? Едва ли. Скорее, наоборот, мы видим, что и там реакция потихоньку, капля за каплей просачивается, отнимая остатки старых советских достижений. А чтобы произошёл глобальный поворот и родился «новый СССР», нужна новая революционная красная идея — для всего мира, всего человечества, с новым земным шаром на гербе, а не просто желание «склеить разбитую вазу обратно и жить, как раньше жили». Этого, увы, ещё недостаточно.

Но это не значит, что сопротивление националистической и прямо нацистской реакции — бесполезно. Каким бы безнадёжным оно ни казалось, оно тормозит победоносное шествие реакции, и облегчает будущую и неизбежную победу над ней. Приведу ещё одну выдержку Л. Д. Троцкого, который как будто описал всю нашу сегодняшнюю реальность, включая и гражданскую войну на Украине (выделение моё). Он замечал, что восстановление капитализма в СССР «означало бы многолетнюю гражданскую войну с попытками бессильной бонапартистской диктатуры в разных частях страны по деникинско-китайскому образцу, с неизбежной задержкою экономического и культурного развития на долгий ряд лет. Из этого хаоса выход мог бы открыться не в сторону демократии, которая в России, ввиду её структуры и истории, является наименее вероятной из всех политических форм, а в сторону колониального закабаления или — новой октябрьской революции».

Категории: Блоги, Выбор Редакции, История, СНГ, Теория
Теги: , , , , ,