«Путь хаоса» и постсоветизма, часть вторая.

«Путь хаоса» и постсоветизма, часть вторая.

События, произошедшие на Украине, явились началом «второго этапа» постсоветского кризиса. Взошедшие на «Олимп» власти и богатств, постсоветские «утилизаторы» надеялись на то, что созданная (вернее, порожденная, поскольку сознательных действий тут не было) «стабильность» станет той «тихой гаванью», в которой они могут счастливо провести свой остаток дней. Уверенность эта подкреплялась тем, что единственным фактором разрушения эти «элитарии» видели только себя. Это понятно: ведь в момент «предыдущей итерации» кризиса они действительно выступали в роли «суперразрушителей» — все остальные проблемы были намного слабее. Поэтому никакие стратегии (и даже тактики), выходящие за рамки внутриэлитарной борьбы, постсоветской элитой не рассматривались. Это кажется абсурдным, но для людей, вся жизнь которых представляла собой борьбу с себе подобными (такими же «утилизаторами», только желающими «утилизировать» раньше), всевозможные «объективные обстоятельства» не существовали вообще.

Поэтому постсоветские элитарии твердо считали, что если они смогут разрешить свои «внутренние проблемы», то их благополучию ничего не угрожает. Разумеется, скорее всего, на «начальственные столы» клались доклады, в которых доказывалось, что это не так. Впрочем, может быть, и не клались, ведь их помощники происходят из той же «породы» — а в ее рамках огорчать начальство чревато… Но как бы то ни было, постсоветская элита мыслила себя вышедшей на «плато стабильности» и будущее казалось ей если не блестящим, то, по крайней мере, определенным в ближайшее время.

Однако «вторая часть» кризиса подкралась незаметно…

***BESTPIX*** Violence Escalates As Kiev Protests Continue

Сейчас не особенно важно, что конкретно задумал Янукович, то делая ставку на подписание декларации о евроинтеграции, то отказываясь от нее – тем более, что про все это уже написано и сказано немало. Но важно понимать, что «овощ» до самого конца своего правления не мог представить, что эти события способны стать спусковым крючком разрушения существующего мира. В его представлении единственной опасностью  могло быть пришествие новых «утилизаторов» — а уж с этим он готов был бороться, (по причине своего «утилизаторского» происхождения). Янукович допустил «классическую», в общем-то, ошибку – он поверил, что мир, в котором он имеет явное преимущество – вечен, а привычные ему методы — универсальны. И в результате до до того момента, когда ему пришлось бежать в  Ростов, «овощ» был уверен в том, что речь идет об обыкновенной «внутриэлитарной» интриге. А уж на «этом поле» Янукович был, по крайней мере, не последний человек. Незадолго до этого провернув удачную «операцию» с нейтрализацией самого опасного противника – Тимошенко, он не особенно боялся «майданную троицу» (Яценюка, Кличко, Тягнибока). Напротив, Януковичу казалось, что связав всех своих врагов с однозначно бесперспективным «майданом», он обеспечил себе шанс на успех.

* * *

Если бы мир был устроен так, как представлялось украинскому президенту, то вряд ли что-то помешало данному «хитрому плану». Но, к величайшему сожалению для Виктора Федоровича, в действительности представляемое им мироустройство оказалось полностью не верным. Бывший партийный и хозяйственный деятель, вовремя «просекший фишку» с «новой экономикой», Янукович обладал абсолютно практическим – т.е., ориентированным на достижение конкретного результата – умом. Этот ум прекрасно подходил для того, чтобы «ловит рыбу» в мутной воде раздела государственного имущества, но, к сожалению, оказывался не способным к пониманию явлений общесистемного уровня. Поэтому, с самого начала выступая в качестве участника и «адепта» «хаотической стратегии», Янукович при этом удивительным образом не предполагал, что созданный им хаос способен пожрать и самого «создателя». Как неумелый маг, вызвав демона, он оставался уверенным в том, что последний находится целиком в его власти. И лишь в самый последний момент до него дошло, что это не так, и что сила, которую он считал подчиненной, способна уничтожить его, как игрушку.

Но было уже поздно. «Хаотизация» постсоветского пространства, протекающая на протяжении последней четверти века, смогла, наконец-то, прорвать хрупкую преграду прежних советских представлений и норм, и выплеснуться за «установленные» (а вернее, предполагаемые) наивными элитариями границы. То, что «майдан» удивительным образом не только не заглох после двухмесячного «сидения» на блокированной площади, а напротив, смог стать катализатором разрушения страны, оказалось для Януковича неожиданным ударом. Еще большей неожиданностью оказалось то, что огромная масса представителей государственного аппарата не просто сменила лояльность Януковичу на лояльность новым властям, но и с радостью приступила к выполнению их распоряжений. Наивный Виктор Федорович отчего-то считал, что он наилучшим образом «удовлетворяет» аппетиты желающих, не задумываясь про то, что эти бездонные глотки накормить невозможно.

Поэтому подавляющее большинство элитариев с радостью восприняла новую возможность «передела имущества». Потирая руки, они видели в «революции достоинства» новые посты, заводы и деньги, которые могут быть отобраны у неудачников (у тех, кто чуть позднее «просек фишку»). Однако, если «первый этап» имел, все же, относительно «локальный» характер – в том смысле, что «утилизаторы» составляли меньшую часть населения – большая же предпочитала работать, согласно советским представлениям и нормам – то теперь все было иначе. Более чем двадцатилетний период господства «хаотической стратегии» принес свои плоды: теперь и многие из «обычных людей» увидели в новом витке разрушения свои выгоды. Хаос, он такой – стоит ослабить противодействие ему, и он начинает пожирать все и вся.

Поэтому «революция достоинства» оказалась так сильно отличающейся и от 1991, и от 2004 года. Вместо ожидаемого украинскими «элитариями» верхушечного передела, «того самого» «Оранжада», они получили нечто такое, о чем ранее даже страшно было предположить. Увлекшись перспективами нового раздела «украинского пирога», элита не обратила внимание на кажущиеся незначительными детали — наподобие того, под какими лозунгами и какими силами была произведена эта «революция». В этом нет ничего удивительного – за десятилетия господства политики «утилизации», власть имущие привыкли к мысли, что «собственность – все, остальное – ничто». А значит, все «нематериальные» вещи не стоит принимать во внимание. В принципе, даже если бы к власти рвались радикальные каннибалы, то украинская элита приняла бы и их (как фактор, дающий возможность «урвать» новый кусок из общего пирога).

* * *

В результате небольшая, но сплоченная группа ультраправых сумела сделать если не невозможное, то, по крайней мере, непредставимое – навязать обществу свою идеологию. Не следует думать, что эти «новые идеологи» отличались каким-то особым умом и даром предвиденья. Нет, конечно. Просто так сложились обстоятельства: существующий в стране идеологический вакуум надо было чем-то заполнить. К 2014 году разрушение советских правил и норм – той основы, что держала украинское общество в состоянии стабильности– дошло до критической черты. Если еще недавно большинство людей – вне элиты, конечно – предпочитали пусть не высокооплачиваемую, но стабильную работу возможности «сорвать куш» (т.е., выбирали, по крайней мере, «нехаотическую» стратегию), то теперь число сторонников этого пути упало. Я уже писал про то, что основа победы «майдана» — уверенность определенной части украинцев в том, что путем сдачи части страны (т.е. «принесением в жертву» промышленного юго-востока) они смогут получить себе некое количество «евроблаг». Т.е., еще до начала гражданской войны раскол общества был уже оформлен.

В подобной идее нет ничего необычного или парадоксального – напротив, она представляет собой «трансляцию» элитарного представления на определенную часть массы. Действительно, если можно жертвовать благами рабочих, продавая завод на металлолом, то почему нельзя пожертвовать интересами Донбасса, продав на «металлолом» целую страну? Но подобный раздел граждан на разные «сорта» по определению требовал довольно жесткого идеологического обоснования. Наивное, кажущееся многим «квазисоветским», а на самом деле, «слабое антисоветское», представление о том, что все «слои» должны быть счастливы и облагодетельствованы существующим государством, уже не годилось. Тут требовалась идеология «сильного неравенства». А таковая была только у националистов. Это попадание ультраправых в «ожидание» определенной части масс и стало причиной ошеломительного успеха, за ничтожное время превратившего их из малочисленных маргиналов в самую сильную социальную группу.

Совпав же с ожидаемым, маргинальные до того идеи украинских ультраправых стали основой для формирующейся «постмайданной» идеологии. Правда, следует сказать, что в этом процессе данная идеология подверглась некоторым изменениям. Как не странно, но они очистились от «чисто националистических» представлений о врагах, как о представителях иных наций. Дело в том, что традиционная вражеская «триада» украинского национализма: «москаль, жид, кацап» — еще «работала», пока ультраправые жили в своем собственном мире (прославляли Бандеру, УПА, устраивали шествия и т.д.). Но после выхода их на «оперативный простор», архаичность данных понятий оказалась чрезмерной. В самом деле, ну нет уже давно «классических жидов», с их локальными поселениями, особой культурой и языком. Тот еврей, что не уехал «на историческую Родину» по образу жизни нисколько не отличается от остальных жителей Украины. То же самое можно сказать и про «кацапов» — только тут отличий еще меньше. Что же касается «москалей», то они вообще актуальны были при «москальской оккупации», а Украина, как известно, независима уже более 20 лет…

* * *

Поэтому, в полном соответствии с идеей «вторичности надстройки», националистическая идеология подверглась корректировке в соответствии с общим «утилизаторским» устройством общества. Так, вместо пресловутых жидов и москалей в качестве главного врага «новой Украины» был выбран «ватник». Можно подумать, что это – незначительное изменение, но на самом деле, оно является очень хорошим индикатором происходящих в стране процессов. Прежде всего, «ватник» — понятие не украинское. Он был придуман российскими «нацдемами», а в широкое распространение введен российскими же либералами, использующими это слово в качестве удобной характеристики своих врагов. Это было связано с чрезвычайным удобством и точностью понятия: используемые до того слова «совок» и «быдло» имели ряд недостатков (так, «совок» четко связан с СССР, а его нет с 1991 года, «быдло» же имеет явный признак уголовной лексики). То же самое можно сказать и про понятия: «имперец», «ордынец» или «путираст». Все они слишком конкретные и не охватывают требуемый спектр «врагов либерализма».

«Ватник» же был понятием, охватывающим огромное множество, от «путинистов» до коммунистов, объединяемых главным признаком – неприязнью к разрушению общего в пользу частного (Речь идет, конечно, об представлении в общественном сознании. То, что в реальности большинство «путинистов» по части «утилизации» легко уделывают либералов, понятно. Но, по крайней мере, они декларируют именно борьбу за общее благо). Эта характеристика «ватник» может показаться странной, но следует учитывать, что данное понятие «ругательное», и следовательно, его «качества» утрируются ради получения максимально неприятного образа. Однако при определенном анализе можно увидеть, что же является самым неприятным для авторов и «пользователей» «ватника». Так, его казенный патриотизм («поцреатизм»), «верность начальству», ненависть к антисистемным элементам (голубым, феминисткам и т.д.) – указывает именно на стремление к общему. Не менее важно то, что постулируется такое качество «ватника», как минимизация личных потребностей и максимизация общих (которое интерпретируется, естественно, как способность жить в нищете и лезть во все проблемы). А вот ассоциация «ватника» с уголовными элементами является неверной, поскольку уголовники обладают абсолютно противоположными качествами. Например, патриотизм им не свойственен, как и любое обращение к государству (именно уголовные элементы были важной частью «эпохи большой утилизации» 1990 годов). То же самое можно сказать и про потребности — на самом деле, личные потребности уголовников велики, и ограничены только внешними условиями (ведь и на преступление они идут отнюдь «из любви к искусству»).

Поэтому можно сказать, что под «ватником» подразумевается не уголовник (носитель хаотического мировоззрения), а его противоположность – честный труженик. По сути, «ватник» есть не что иное, как упрощенный вариант «чуди белоглазой» времен Гражданской войны – такой же сведенный к «уголовщине» представитель народных масс, только противостоит он теперь не аристократии, как таковой, а «утилизаторской» элите. (Что, как говориться, доставляет – люди с близким к уголовному мировоззрением («утилизаторы» и «хаоситы») обвиняют своих противников в «уголовщине»). Впрочем, подробное рассмотрение данного «мема» — дело довольно сложное и требующее отдельной темы.

Впрочем, это уже значительное отступление от темы. Возвращаясь к Украине, можно сказать, что выделение своих противников, как «протоватников», началось еще до того, как этот «мем» получил широкое распространение. Довольно популярные во время «майдана» «титушки» уже несли элементы будущего «ватничества», хотя это понятие еще довольно узкое и не охватывает весь спектр противников хаотизации («титушки» — согласно «майданной легенде»– околоуголовные элементы, купленные Януковичем, и выступающие в его поддержку. На деле «титушкой» назывался любой противник «майдана»). Но «титушек» уже связывали с жителями донецких поселков, и вообще, рабочих окраин (которые в представлении обывателя всегда «производят» мелкоуголовные элементы). А следовательно, переход от них к «универсальному» утрированному отображению жителей промышленных районов был несложен. Именно поэтому «ватник» очень быстро вытеснил «титушек» на второй план и занял нишу «основного врага» «новой Украины».

* * *

С этого момента все проблемы с установлением на Украине идеологии жесткого неравенства были решены. Это позволило перейти от ограниченного применения «хаотической стратегии» («утилизации») к ее неограниченному применению. Ведь, в самом деле, если каждый работающий субъект, не желающий «попытать счастья» в рамках общего «раздербана» может быть объявлен «ватником», то значит, его положение можно легко «утилизировать». В принципе, даже изначальное ограничение Юго-Восточными областями представляет собой легко снимаемое условие. Данный момент прекрасно обнаруживается вскоре после победы «майдана», когда всевозможные «самообороны» и прочие неизвестно откуда взявшиеся вооруженные группы людей принялись «устанавливать контроль» над первыми попавшимися им под руку благами. Правда, в дальнейшем это распад удалось – вроде бы – остановить, путем переформирования всех этих групп в пресловутые «батальоны» и подчинением их единому командованию – но это только видимое улучшение. Даже если опустить то, что, судя по всему, каждый «батальон» действует скорее по собственному усмотрению, нежели по указанию высшего руководства, то все равно, данная акция лишь «причесала» наиболее явные признаки хаотизации общества. Оставив все остальное неизменным.

В результате Украина все ближе превращается в пресловутое общество «войны всех против всех». Именно этим можно объяснить все странности современного украинского общества, начиная со странной «лояльности» населения нынешним властям (которые давно уже превысили все допустимые нормы непопулярных мер, оставив далеко позади пресловутого Януковича) и заканчивая совершенно непонятной военной компанией против восставшей Новороссии. Впрочем, подробно рассматривать эту тему – состояние современного украинского общества – надо отдельно, тут же можно лишь кратко упомянуть его основные особенности. Например то, что при «хаосизации» общества прежде всего теряется возможность выбора стратегии, и единственно возможным остается вариант продолжать делать то, что начали делать раньше. Это, кстати, следует учитывать при любых прогнозах. Исходя из этого не следует думать, что Украина способна прекратить идущую сейчас гражданскую войну благодаря какому-то волевому решению – для этого у нее просто не хватит структурности. Летом, когда войну начинали, эта структурность еще была – а теперь ее нет.

Поэтому война тут – не личная воля какого-нибудь местного «фюрера», и уж конечно, не результат «происка» внешних сил (как думает большинство россиян). Нет, это закономерное следствие попадания украинского общества в системную «ловушку», примерно такое-же, как попадание в «ловушку» России в период 1918-1920 годов. Там мы наблюдали то же катастрофическое падение структурности. По сути, на украинском примере мы можем наблюдать почти лабораторный случай возникновения и развития гражданской войны, объясняющий динамику событий 1918-1920 годов, вплоть до деталей. Например, мы можем видеть не просто «засорение» украинской «инфосферы» всевозможной ложью и бредом, а переход этого процесса на новый уровень, когда «изначальный» бред порождает новый бред – и так далее. В конце-концов, мы получаем «абсолютно фальсифицированное информационное пространство», в котором господствует не сознательная ложь (пропаганда), а всевозможные неосознанные «артефакты». Многие считают, что это – новое явление, еще при этом и «разработанное в недрах Госдепа/ЦРУ», но на самом деле, подобное состояние практически полностью повторяет то, что творилось в стране в 1917-1920 годах. Достаточно почитать воспоминания о «той» Гражданской (да хоть вспомнить «Белую Гвардию» Булгакова), чтобы отнести всю работу Госдепа к «факторам второго порядка».

* * *

Впрочем, социодинамика гражданской войны – это отдельная большая тема. Пока же хочу лишь отметить, что в этом плане крайне наивными выглядят мысли о том, что «хунту» можно задавить экономическими мерами. На самом деле, гражданские войны, как таковые, всегда и везде приводят к катастрофическому падению экономики, но это никак не мешает им. Разумеется, есть некий «предел структурности», за которым вообще невозможно существование сколь-либо осмысленных действий, но до него Украине еще падать и падать. По сути, страна еще продолжает жить практически неотличимой от прежнего состояния жизнью, не понимая, что «горизонт событий» «ловушки» уже пересечен, и вырваться из нее уже невозможно. Именно поэтому не стоит надеяться на сколь-либо серьезное «антивоенное движение» в стране, не важно, «гражданское» или «военное» (наподобие «поворота батальонов» из зоны АТО в Киев). Просто потому, что у «страдающих» от войны групп просто не хватит сил на это. Банально – солдаты, воюющие в АТО, заняты личным выживанием в той или иной форме, а для «поворота» требуется некоторое взаимодействие друг с другом. То же самое можно сказать и о мирных гражданах. А те группы, у которых еще есть резервы структурности, стараются использовать их для удовлетворения личных целей («утилизаторство», грабеж и т.д.).

Впрочем, вопрос рассмотрение путей выхода Украины из данного кризиса выходит за рамки поставленной темы. Пока можно сказать, что ни одна из существующих в стране сил не имеет возможности для этого. Что же касается дальнейшего существования Украины – то вопрос лежит в том, насколько хватит остатков советских структур для поддержания ее «квазииндустриального» существования (с электричеством, водопроводом, медицинским обслуживанием и т.п. вещами). Кроме того, следует понимать, что широко распространённый «сценарий» раздела Украины внешними силами (любимый нашими российскими патриотами) так же несостоятелен. И прежде всего потому, что ни один из окружающих данную страну соседей не имеет достаточной структурности для того, чтобы сделать это. Прежде всего, подобное относится к России, которая сама находится к опасной близости к тому самому «горизонту событий» «ловушки». Но то же самое можно сказать и про остальных – Польшу, Молдавию, Белоруссию или Венгрию со Словакией. Все эти постсоветские (в широком смысле) страны, переживающие кризис известного рода. Пресловутое «присоединение Крыма» в этом плане можно рассматривать, как действие на пределе возможности. (И это — при колоссальной важности стратегического положения полуострова и при одновременно низкой «хаотизированности» общества в Крыму).

Поэтому на скорый конец Украины надеяться так же не стоит. Впрочем, разбор дальнейших сценариев для страны – отдельная большая тема. Тут же можно только констатировать, что нам предъявлен очередной пример опасности происходящего «суперкризиса», индуцирующего хаос во все стороны жизни. И именно на его причины, равно как и на возможности борьбы с ним и стоит обратить внимание. Впрочем, это так же огромнейшая тема…

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Избранное, СНГ, Теория, Философия
Теги: , , , ,