Коммунисты и период реакции

Коммунисты и период реакции

Исторический материализм как наука раскрывает исторический процесс в целом как восхождение, неравномерно и скачкообразно, революционно идущее сквозь накапливающиеся противоречия и периоды упадка. Прямого и непротиворечивого развития нет и быть не может. Любой подъем вверх имеет с необходимостью определенный откат вниз. Подъем и откат вообще взаимообусловлены, и только сопряженные вместе они дают в результате подлинное развитие, выстраданное историей. Причем развитие это опять имеет вид отнюдь не чего-то стационарного, обездвиженного (типа установившегося царствия небесного), а нового клубка противоречий, движущегося, расплетающегося и заплетающегося одновременно.

В борьбе и взаимных столкновениях противоречивых сил и тенденций, в стремительных падениях, в фазах длительных застоев (в которых на самом деле революционный, то есть новый качественный момент и подготавливается в виде множества скрытых и незаметных количественных изменений) происходит дальнейшее движение вверх через падения вниз. Таким образом, опять рождается новое качество.

q7079

Если абстрагироваться от всего этого сложного пути и попытаться нарисовать общий вектор движения человеческой истории через ключевые точки, то, как кажется, здесь-то мы и увидим ту самую прямую восхождения, ровную прямолинейность которой пытались опровергнуть в предыдущем абзаце. В первой точке первобытно-общинное человечество одевается в шкуры и охотится на мамонтов с помощью примитивных каменных и деревянных орудий. Во второй – рабовладельцы Древних Греции и Рима создают философию, искусства, зачатки наук. В третьей – крестьяне восстают против феодалов в позднесредневековой Европе, а Леонардо Да Винчи, Джордано Бруно, Томас Мор создают научные и эстетические основы Нового Времени. В следующих точках – Великая французская революция, Гегель, Маркс. А потом и Ленин и Великий Октябрь с последующей Победой в Великой Отечественной войне и с прорывом в космос.

Короче, получился такой вот путь от победы к победе, столбовая дорога общего восходящего прогресса, где сознательно пропущены века и тысячелетия падений, эпидемий, войн, чудовищной эксплуатации, стагнации и беспросветного отчаяния целых поколений.

Такая упрощенная картина человеческой истории может приводить к неверным выводам. Если коммунизм неизбежен и предсказан наукой, то зачем же тогда нужна революционная деятельность?

Зачем вообще что-то делать? Оказывай или не оказывай влияние на современную политику, на продолжающую развиваться историю, всё равно восставший пролетариат в мировом масштабе установит Советскую власть. Пускай капиталисты и контрреволюционеры ежедневно и ежечасно прилагают огромные усилия для осуществления своего господства, для сохранения эксплуататорского типа общества и недопущения новых коммунистических всходов. Мы же просто будем плевать в потолок, а потом однажды выглянем в окно, а там уже социалистическая революция (а ещё лучше – уже коммунизм). Надо только ещё немного «героически» подождать.

Выжидательная и наблюдательная деятельность такого рода многими нашими современниками совершенно искренне признается деятельностью вполне оправданной, но потому так разительно отличающейся от бешеной активности большевиков начала двадцатого века, что сейчас, мол, момент такой особенный. Это раньше момент требовал изучать и развивать теорию, выводить рабочих на улицы, организовывать пролетариат на взятие власти, постоянно находясь под угрозой ареста, каторги, расстрела – вот ленинцы и крутились как белка в колесе. А теперь, совсем, дескать, другие времена настали.

Отсутствие понимания роли революционной деятельности – бич современных коммунистов. Мы знаем КПРФ, замкнувшуюся на парламентские игры. Партия просто перестала быть коммунистической, отказавшись от борьбы и от рабочего класса. Даже в РОТ ФРОНте числятся отдельные товарищи, не считающие рабочий класс авангардом, с которым надо постоянно работать, повышать уровень классового сознания, готовиться к революции.

Нелюбовь к активности и пустое времяпровождение в среде коммунистов появились вследствие кризиса рабочего движения. Нет побед, нет значимых достижений.

Ведь тут как хотелось бы? Выступил на митинге – и у тебя сотня новых убеждённых сторонников, выступил ещё раз – и сторонников уже двести. Тебя ловят, тебя хотят убить, но ты действуешь, твёрдо зная, что за тобой тысячи готовых выступить под красным флагом трудящихся. Сейчас же совсем не так. Митингуешь, агитируешь, издаёшь и распространяешь хорошую боевую газету. А сторонников новых поток очень жидкий. Да и те зачастую придут, посидят и уходят от нас.

Вот и тянутся некоторые коммунисты к выводу: и делаешь что-то, получается плохо, и не делаешь ничего – тот же результат. Руки опускаются. Ходят люди на собрания, друг другу газету продают, взносы собирают, статьи обсуждают. А живой, непонятный и глухой к доводам мир остаётся в стороне.

Такая ситуация вышла ещё с до-перестройки. Быть подвижными и инициативными члены КПСС уже и к тому времени разучились в основной своей массе.

Развал СССР, гибель советского социализма, тогдашняя эйфория буржуазного общества по поводу наступающего тысячелетнего капиталистического рая без кризисов, предательство многих бывших коммунистов, при первых же трудностях отказавшихся от марксистских убеждений и ринувшихся деятельно участвовать в уничтожении советского наследства – вот в этих условиях коммунисты, то есть те, кто не изменил коммунистическим убеждениям, вынуждены были в начале девяностых годов в искать пути к исправлению ситуации, к возрождению социализма. Это и было определено главной целью – возродить революционным путем социализм, исправить ошибки прошлых попыток и организовать строительство полноценного коммунизма.

РКРП и другие новые компартии предприняли переход на ленинский и сталинский опыт уже в возникших условиях контрреволюции. Ленинцы в начале прошлого века издавали газету и мы издадим газету, ленинцы ходили к рабочим и мы пойдем к рабочим. Будем устраивать митинги, пикеты, рисовать плакаты, расклеивать и раздавать листовки, создадим сайты в появившейся всемирной паутине. Это была самая необходимая преемственность, позволившая преодолеть горбачёвское словоблудие и отрыв от рабочих.

Иногда в ходе непосредственной партийной работы товарищи забывали о главном – об анализе, о непрекращающемся осмысливании ситуации и об оценке эффективности своих дел. А без анализа и оценки эффективности вся деятельность – это набор теряющих смысл действий. Пикет, митинг, газета ставшие самоцелью перестают быть ступеньками к достижению главной цели, а превращаются в фетиш. Какое либо действие дает опыт, который с необходимостью нуждается в анализе и в последующем синтезе. Что-то получается хорошо, дает эффект, а что-то бесполезно, опытным путем показало себя как лишь потеря времени и сил. Аккумулируем свой опыт, предпринимаем новые действия уже с учетом прежних ошибок.

Суть капитализма не поменялась со времён Ленина и Сталина ни на грамм. Зато вполне могли поменяться обстоятельства, которые нам необходимо учитывать.

Главным образом это надо понимать потому, что на данном этапе мы находимся в состоянии исторического упадка. Спираль идёт вниз уже давно. Прошло 59 лет с антисталинского ХХ съезда КПСС, 50 лет с начала губительной для социализма косыгинской реформы, 30 лет с начала убившей СССР перестройки и 24 года с окончательного развала того Советского Союза и того социализма, который у нас был.

За все это время советские коммунисты утратили революционный опыт, разучились действовать по-революционному, а некоторые вообще разочаровались в марксизме как в перспективной теории. Почему? А потому, что их личный опыт, опыт нисходящей фазы развития не позволял видеть пользы в революционной теории, сиюминутная практика говорила, что мир людей развивается постепенно, тихо движется в сторону увеличения потребления и насыщения, что массам нужны только джинсы и колбаса, а не космос и другие прорывы в неизведанное.

Короче, в определенных кругах возобладала и стала модной точка зрения, что исторические периоды скачков и революций закончились, они оказались недоразумениями прошлого, что в своем развитии люди перестали быть дурачками-революционерами и закончили двигаться революционно, а стали ползти только лишь разумным и благотворным эволюционным путем.
Кульминацией этой точки зрения стала знаменитая зюгановская фраза «Лимит на революции в России исчерпан».

Между тем, революционная теория марксизма вовсе не на одних восходящих исторических потоках держится, а наоборот, революции, по теории материалистической диалектики, есть качественные скачки, происходящие в результате количественных изменений, накопившихся за порою длительный срок.

Периоды упадка могут быть растянуты на годы. Но это вовсе не значит, что упадок и стагнация навсегда. Просто надо знать, что история периодически входит в такую фазу, когда противоречия накапливаются и революционная активность населения временно снижается.
Именно марксизм и дает нам всё для понимания скачкообразного и неравномерного развития человеческого общества. Сотни и тысячи лет люди изучали себя, накапливали знания и развивались вслепую, чтобы, наконец, суметь понять общие закономерности своего развития.

Теперь же мы знаем эти закономерности, и, зная их, глупо впадать в отчаяние, когда развитие, в полном соответствии с доказанной теорией, не летит вверх как ракета, а пребывает в фазе упадка, без которой не может быть нового взлёта. Происходящий вокруг спад вовсе не отменяет необходимости деятельной активности тех, кто научную теорию исторического материализма знает.

Никто не спасёт современных коммунистов от мучительной необходимости развивать теорию вместе с развитием практики. Новая развивающаяся теория, несомненно, будет располагаться на фундаменте уже доказанного и достигнутого, то есть классического марксизма-ленинизма. Но уже сейчас с одним фундаментом далеко не уйдешь, нужна постоянная рефлексия и неугомонный анализ всего происходящего.

Потому что, во-первых, и Маркс и Ленин не изучали нашей ситуации, неоколониального империализма. Их исторические периоды были другими: домонополистического капитализма и империализма колониальной эпохи соответственно.

А, во-вторых, виток упадка уже подходит к концу. Темп исторического развития ускоряется. Для новой бурной революционной и строительной деятельности на следующем витке исторической спирали развития наверняка потребуются уже оправдавшие себя в деле и показавшие свою перспективу новые методы, годные для ХХI или даже для ХХII века. Эти методы и должны готовить, вырабатывать, предвосхищать современные коммунисты.

Первая задача современного коммунистического движения – сохранить огонь Советского Союза, социализма и Октябрьской революции для будущего. Но огонь этот особый. Его не спрячешь в кармане до лучших времён, не уснёшь вместе с ним на время, пока схлынет реакция.

Этот огонь – огонь действия. Главное требование исторического момента к коммунистам периода реакции – шевелиться, пытаться прорваться к цели хоть на шаг ближе. Новые методы необходимо находить, изучать, сохранять и развивать. Гнуть их и так и эдак, проверяя на прочность и на эффективность. И безжалостно отказываться от тех отживших традиций, которые как мертвецы тянут нас за собой в могилу.

Пусть наши действия пока не приводят к серьёзному качественному прорыву. Но мы работаем на прорыв и к нему мы должны быть готовы. Шагаем в ногу с рабочим движением. Если в завтра развернётся революция, то мы примем в ней организованное участие. Если впереди нас ожидает ещё какое-то время падения, то мы будем действовать, искать, даже совершая ошибки. И тогда будущие революционеры, оглядываясь на нас, этих ошибок не совершат. Так же Ленин в своё время не пошёл путём своего старшего брата.

Даже находясь у последней черты, капитализм сам не развалится. Это такой живучий гад, с которым ещё придётся повозиться. Чтобы построить социализм, нужно не просто активно бороться против капитализма, но и постоянно строить теорию, анализировать ход борьбы, каждую акцию и листовку проверять на эффективность: какой был результат? Что нужно добавить или убрать, чтобы результат стал лучше? В этом суть поступательного движения, ближайшая цель которого – обретение классового сознания хотя-бы частью современного российского рабочего класса.

Если сейчас, в период реакции и мирного классового противостояния в рабочем классе не появится ядро, пусть не многочисленное, но готовое к революции и к взятию власти, понимающее, кто классовый враг, а кто классовый друг, то к моменту долгожданной революции разброд и шатания только умножатся. Создать такое ядро – вторая важнейшая задача современных российских коммунистов.

То, что происходит сейчас в Новороссии – это гражданская война, где рабочий класс впервые за много лет современной истории имел возможность приступить к взятию власти в свои руки, но так и не приступил. Он не имел ни достаточного опыта классовых стачечных боёв в предшествующий период мирного развития, ни сформированного ядра, обладающего классовым сознанием. Теперь ЛНР и ДНР стали пешкой в играх российских, украинских и западных олигархических режимов. Украинские и донецкие коммунисты не успели или не смогли сделать то, на что у них было двадцать пять лет, рабочий класс оказался не готов к борьбе в новых условиях.

Российские коммунисты тоже не успели и не смогли. Но у нас ещё есть время и теперь уже имеется пример, показывающий цену упущенного времени.

Вячеслав Сычёв

Категории: Блоги, Выбор Редакции, История, Теория, Философия
Теги: , ,