О происхождении и эволюции семьи и брака

О происхождении и эволюции семьи и брака

Ряд товарищей умудрились сравнительно недавно эпично поругаться на тему отношения к современным семьям в общем и гомосемьям в частности. Данным роликом дело не ограничилось, после него спор об этом активно продолжался в комментариях, блогах, чатах и так далее. С целью более не отвлекаться на заданную тему, хочу поставить в вопросе жирную точку, дабы товарищи смогли заняться гораздо более важными делами.

Начнём с того, что многоуважаемые товарищи в своём споре цинично забывают о том, что они коммунисты и приверженцы материалистической философии, вместо этого спор ведётся на каких-то чисто обывательских позициях. В то время как коммунист должен подходить к изучению того или иного вопроса с позиций научных. А значит, необходимо рассмотреть процесс эволюции семьи на протяжении истории человечества.

q7240

Если вы хотите изучить этот вопрос максимально подробно, настоятельно рекомендую ознакомиться с такими трудами как «Древнее общество, или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации» Льюиса Моргана, «Очерк происхождения и развития семьи и собственности» Максима Ковалевского. И очень сильно дополняющее эти труды знаменитое «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Фридриха Энгельса. Не говоря уже о более современных исследованиях.

Я же постараюсь в общих чертах обобщить написанное классиками в отношении понятий семьи и брака, а также дополнить это изучением вопроса современной и возможно будущей семьи.

Начнём с банального для материалиста утверждения о том, что бытие определяет сознание человека, а вместе с тем, уровень развития производства, степень разделения труда, порождает определённые формы общественного устройства и общественных взаимоотношений. Одной из форм таких взаимоотношений является семья и брак.

По мере развития человеческого общества, по мере развития орудий труда и производства, по мере увеличения степени разделения общественного труда изменяется и институт семьи. Можно с уверенностью сказать, что всякое традиционное представление о семье,  является традиционным применительно к той или иной эпохе и, соответственно, к тому или иному уровню развития человеческого общества. То, что традиционно для феодального периода цивилизации, не является уже традиционным для капиталистического периода. В свою очередь, то, что традиционно для всей цивилизованной эпохи человечества, не является традиционным для периода дикости и последующего периода варварства.

Культура, этика, мораль и, в определённой степени, религия в свою очередь лишь закрепляют эти изменения в сознании людей на продолжительный срок и являются информационным отражением господствующих в обществе форм социального взаимодействия.

Это азбука для материалиста, а потому вести серьёзные рассуждения о семье, не беря всё это в расчёт, забывая о диалектическом подходе, это банально несерьёзно, не наш, товарищи, уровень. Теперь давайте перейдём непосредственно к изучению различных форм семьи и тех условий, в которых они существовали.

q7230

0. Стадо (период Промискуите́та)

Важно понимать, что если бы человек в древности жил в рамках парной или более того, моногамной семьи, он никогда не смог бы выйти из животного состояния и стать человеком разумным, который смог подчинить себе природу. Так как эти действия требовали слаженной коллективной работы целого стада.

Стадо, в свою очередь, находится в антагонизме по отношению к семье, как парной, так и с ярко выделенным доминантным поведением самца или самки (многоженство и многомужество).

«Стадо — это высшая социальная группа, которую мы можем наблюдать у животных. Она составляется, по-видимому, из семей, но уже с самого начала семья и стадо находятся в антагонизме, между их развитием существует обратная зависимость. Там, где семья тесно сплочена, стадо образуется только как редкое исключение. Напротив, там, где господствует либо свободное половое общение, либо полигамия, стадо образуется почти само собой… Чтобы могло образоваться стадо, семейные узы должны ослабнуть и особь должна снова стать свободной. Поэтому мы так редко встречаем у птиц организованные стаи… Напротив, у млекопитающих мы находим до известной степени организованные сообщества именно потому, что особь здесь не поглощается семьей… Для чувства стадной общности не может поэтому быть при его возникновении большего врага, чем чувство общности семейной.»

Эспинас «Происхождение брака и семьи». 1884, стр. 518-520

Формы семьи различаются среди великого многообразия животных, однако, среди высших млекопитающих известно только две широко распростраенных формы семьи: половая доминантность (многоженство) и сожительство отдельными парами, парная семья. В обоих случаях данные формы ограничивают возникновение и развитие крупного коллективного стада по причине наличия у самцов чувства ревности. Именно это чувство приводит к тому, что только один самец обладает самкой или группой самок. Наличие данного чувства среди всех самцов вида делает невозможным существование по крайней мере устойчиво развивающегося стада, так как оно либо не образуется вовсе, либо прекращает своё существование во время течки и гона. Вместо стада, однако, на постоянной основе существуют более низкие социальные группы, например, стая или прайд, где во главе стоит альфа-самец, чувство ревности которого мешает образованию более крупных общностей.

Половое общение внутри стада (в отличие от стай или более мелких общностей животных) носит беспорядочный характер, вопросом воспитания потомства занимаются не отдельные ячейки стада — семьи, когда как минимум каждый второй член стада должен тратить на это время и силы, а выделенные из стада особи, которые воспитывают как своё собственное потомство, так и потомство других представителей стада. Это положительно сказывается на разделении «труда» в таком стаде и высвобождает часть его «трудовых» ресурсов. Вкупе с взаимной терпимостью и отсутствием ревности это позволяет сформировать устойчивую крупную группу, которая способна сообща «трудиться» ради общей цели, что, в свою очередь, является необходимым условием для формирования разума и самосознания, без чего невозможно превращение человека животного в человека разумного.

Интересно и то, что наиболее схожие формы социального взаимодействия мы можем наблюдать именно среди наиболее интеллектуально развитых диких животных, а именно дельфинов, которые также как и древние люди живут стадами, и как показывают исследования обладают самосознанием.

Всё это также подтверждается и тем, что первой формой семьи уже человека разумного, была форма коллективного брака/семьи. Который на более высоком уровне превращается в форму родового матриархата, которая не имеет широкого распространения и встречается только у сурикатов, лишь отчасти похожая, но всё же иная форма матриархата распространена среди слонов.

1. Групповой/коллективный брак/семья

Эту форму семьи (общественных отношений) нет необходимости обосновывать исключительно теоретически, так как в процессе исследования и покорения земли, колонизаторы смогли воочию наблюдать эту форму во всех её многочисленных стадиях и проявлениях среди самых разных неразвитых племён и народов. Свидетельства существования такой формы семьи были найдены при колонизации обоих Америк, островов Тихого океана, Австралии, удаленных областей Африки и Азии.

Суть группового брака заключается в том, что целые группы мужчин и женщин взаимно принадлежат друг другу, все женщины такой группы являются женами для мужчины такой группы, которые являются мужьями для этих женщин. Групповой брак имеет множество различных переходных форм, которые отличаются запретами на вступление в половые связи по определённым признакам.

На данном уровне развития не происходит какой-либо регистрации брака, так как все дети уже рождаются в браке, они уже являются фактическими мужьями и женами друг для друга с самого рождения.

1.1 Кровнородственная семья

Отойдя от абсолютно беспорядочного характера полового общения, когда отец может вступать в половые отношения с дочерью, а мать с сыном, образуется кровнородственная семья, в рамках которой все женщины одного поколения являются женами для всех мужчин одного поколения. И они не могут вступать в половое общение со своими детьми и с детьми других мужчин и женщин их поколения.

Таким образом, появляется первое временное разделение на поколения, когда любой мужчина-ровесник твоей матери, является для тебя отцом. А любой отец отца — дедом. Появляется ограничение на половое общение между поколениями, но не между представителями одного поколения. Все же братья и сестры любой степени родства, единоутробные, двоюродные, троюродные и более дальние являются мужьями и женами друг по отношению к другу.

Данная модель, очевидно, появляется во время перехода от низшей ступени дикости к средней ступени, когда человек уже овладел членораздельной речью и научился добывать огонь и пользоваться самыми простыми орудиями труда (неотшлифованые каменные орудия, палеолит) и самыми простым оружием, дубинами и чисто деревянными копьями. Добыча с помощью копья рыбы и термическая обработка огнём пищи приводит к значительному увеличению численности населения. Человек перестаёт быть зависим всецело от климата и природных условий, увеличение населения приводит к необходимости расселения человека на широкие территории с различными климатическими условиями. Переходы людей из одной местности в другую, очевидно, происходили вдоль русел рек, где археологи и находят повсеместно каменные палеолитические орудия.

Несомненным подтверждением существования такой отправной точки в процессе эволюции семьи были получены во времена колонизации Полинезии, на территории которой значительная часть племён находилась именно на этой средней стадии дикости. Среди них была распространена чуть более совершенная форма групповой семьи, в культуре, однако, до сих пор сохранялась именно такая система родства, которая свойственна кровнородственной семье. Что объясняется тем, что сначала изменяется бытие человека, потом действенные формы общественных отношений и только после этого культурные, моральные и этические установки. Так в Полинезии уже изменились формы общественных отношений, но сохранились более архаичные формы культуры, свойственные именно для кровнородственной семьи.

q7233

1.2 Пуналуальная и классовая семьи

Исключив сначала кровную связь между поколениями, родителями и детьми, следующим шагом было исключение половой связи между кровными братьями и сестрами, а впоследствии и близкородственными братьями и сестрами. Важно отметить, что именно отсюда берёт свои корни последующий матриархат, так как в условиях коллективного брака (без современных технологий, конечно же) не представлялось возможным определить, кто является отцом ребёнка, но всегда очевидно, кто является матерью. Таким образом, определение кровного родства в период средней и высшей ступени дикости всегда происходило по матери, а не по отцу.

Многие исследователи видят причину отхода от кровосмесительных половых отношений в банальном естественном отборе:

«Не подлежит сомнению, что племена, у которых кровосмешение было благодаря этому шагу ограничено, должны были развиваться быстрее и полнее, чем те, у которых брак между кровными братьями и сестрами оставался правилом и обязанностью. А как сильно сказалось влияние этого шага, доказывает непосредственно им вызванное и выходящее далеко за рамки первоначальной цели учреждение Рода…»

Ф.Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства» изд. 2009г стр 34 (и последующие цитаты он же, далее по тексту)

Однако появление запрета на близкородственное кровосмешение раздробляет не только саму семью, но и, безусловно, семейное хозяйство. Если ранее именно масштаб хозяйства определял максимально возможный размер общины, то после появления пуналуальной семьи происходил процесс образования новых общин. Ряд или несколько рядов сестер становились ядром одной общины, их братья по матери — ядром другой.

Название этой семьи происходит от гавайского слова «пуналуа» (punalua) где, собственно говоря, и была обнаружена такая семья. Слово «пуналуа» применялось друг по отношению к другу со стороны мужей, которые присоединились к общине, основанной рядом сестер, а потому они (мужья) более не могли называть себя братьями. Ровно также себя называли и женщины, которые присоединились к общине, основанной рядом братьев, но сами не были сестрами друг по отношению к другу.

Эта система степеней родства нашла живое проявление на Гавайях, а также сохранилась в культуре многих племён Северной Америки. Если кто хочет поломать себе немного мозг, вот насколько подробно эта система описывается Энгельсом:

«Дети сестер моей матери все еще являются и ее детьми, равно как дети братьев моего отца также и его детьми, и все они — мои братья и сестры; но дети братьев моей матери теперь являются ее племянниками и племянницами, дети сестер моего отца — его племянниками и племянницами, и все они — мои двоюродные братья и двоюродные сестры. В самом деле, в то время как мужья сестер моей матери все еще остаются ее мужьями, а равным образом жены братьев моего отца — его женами, — юридически, если не всегда фактически, — осуждение обществом половых связей между родными братьями и сестрами привело к разделению детей братьев и сестер, до сих пор без различия признававшихся братьями и сестрами, на два разряда: одни остаются между собой по-прежнему (и для дальних степеней родства) братьями и сестрами, другие — в одном случае дети брата, в другом дети сестры — не могут уже быть братьями и сестрами, не могут уже иметь общих родителей — ни общего отца, ни общей матери, ни их обоих вместе; и поэтому здесь впервые возникает необходимость в разряде племянников и племянниц, двоюродных братьев и сестер, разряде, который был бы лишен всякого смысла при прежнем семейном строе. Американская система родства, которая представляется чистейшей бессмыслицей при всякой форме семьи, основанной на том или ином виде единобрачия, находит себе разумное объяснение и естественное обоснование, вплоть до своих мельчайших подробностей, в пуналуальной семье.»

Определённые сведения о существовании таких семей в прошлом среди теперь развитых народов человечество получает и из древних письменных источников. Так, Цезарь пишет про подобного рода формы семьи у кельтов, Геродот — о различных варварских племенах. Более поздние свидетельства принадлежат времени колонизации Индии, где англичанами были обнаружены племена тикура к северу от реки Ганг, которые имеют такую семейную систему отношений.

В то время, как пуналуальная семья является практически «идеальным» вариантом развития групповой семьи, который в наибольшей степени исключает близкородственное кровосмешение, существуют и неидеальные варианты групповых семей, которые также как и пуналуальная семья в значительной степени повышают генетическое разнообразие, в меньшей степени снижают количество кровосмешения, что также приводит к формированию новых общин, а вместе с тем и новой общности  — рода.

Это так называемые групповые классовые австралийские семьи. Данный вид групповых семей был обнаружен английским миссионером Лоримером Файсоном в южной части Австралии.

«Здесь все племя разделено на два больших класса — кроки и кумите. Половые связи внутри каждого из этих классов строго запрещены; напротив, каждый мужчина одного класса уже от рождения является мужем каждой женщины другого класса, а последняя — его прирожденной женой.»

Более совершенная классовая групповая система обнаруживается у племени камиларои в бассейне реки Дарлинг в Новом Южном Уэльсе, где два первоначальных класса, как из примера выше, разбились уже на четыре, и каждый из этих четырех классов состоит в браке с одним другим классом.

«Первые два класса от рождения являются друг для друга супругами; в зависимости от того, принадлежит ли мать к первому или второму классу, ее дети попадают в третий или в четвертый класс; дети последних двух классов, также состоящих в брачных отношениях друг с другом, входят в состав первого и второго класса. Таким образом, одно поколение всегда принадлежит к первому и второму классу, следующее за ним — к третьему и четвертому, третье поколение — снова к первому и второму. В соответствии с этим дети брата и сестры (с материнской стороны) не могут быть мужем и женой, но зато ими могут быть внуки брата и сестры.»

Пуналуальная семья, очевидно, заканчивает своё формирование к началу постоянного оседлого образа жизни на высшей ступени периода человеческой дикости, когда человек овладевает стрелой и луком, а также одними из самых первых производственных ремёсел, таких как: изготовление деревянной утвари, ручное ткачество из древесного волокна, плетение лыком.

С концом периода дикости заканчивается и период распространения групповой семьи и брака у людей, в период варварства уже повсеместно распространенной становится качественно иная форма семьи:

2. Парная семья

Парная семья начинает формироваться ещё внутри групповой семьи, когда у мужчины появляется главная/основная жена среди других жен, а у жены появляется основной муж среди других мужей. Своим генезисом парная семья обязана развитию рода и ограничениям на вступление в брак с родственниками. Чем более развивался род, тем более в окружении человека было других людей, вступление в брак с которыми невозможно. Уже на низшей стадии варварства многие народы запрещают вступать в брак с какими угодно кровными родственниками. Это всё более и более запутывало и ограничивало систему групповой семьи и тем более групповая семья вытеснялась парной семьёй. Для упрощения понимания, с кем можно вступить в брак, а с кем нельзя, было выработано строгое правило на запрет вступления в брак с членами своего рода. Чтобы отличить представителей своего рода от других, данный род обладал «тотемным знаком», который был своего рода древней фамилией.

Люди, таким образом, вступают в тот период, когда вместо явного переизбытка брачных партнёров другого пола, наблюдается столь же явный дефицит брачных партнёров. Отсюда в будущем берут свои корни институты брака-похищения и брака-покупки (или обмена), а вместе с ними и конечно же институт сватовства.

У Энгельса и многих других исследователей есть определённого рода путаница относительно периода парного брака, который, очевидно, подразделяется на две длительных различных части. Парный брак появляется в эпоху варварства, в это время ещё сохраняется коллективное (коммунистическое) домашнее хозяйство внутри рода, в этот период господствует матриархат. А уже после неолитическаой революции, когда человек научился приручать диких животных и одомашнивать растения, что приводит к возникновению частной собственности, это приводит к смене матриархата патриархатом, что разительным образом сказывается на положении женщины в обществе.

Так у Энгельса, когда будете его читать, вы сможете увидеть сначала описание формы парной семьи на своей высшей стадии, во время патриархата, а только потом он расскажет о матриархате, который существовал исторически раньше.

q7232

2.1 Матриархат (или Матрицентризм)

С учётом того, что парный брак вырос из коллективной семьи, родной всегда признавалась исключительно мать, так как нельзя было достоверно узнать, кто является отцом. Это приводит к тому, что женщина встаёт во главе рода и именно женщина пользуется наибольшим уважением и почтением со стороны всех остальных членов рода. Описывая парную семью в период матриархата Энгельс ссылается на Ашера Райта, бывшего много лет миссионером среди ирокезов племени сенека:

«Что касается их семей, то в те времена, когда они еще жили в древних длинных домах» (коммунистические домашние хозяйства из нескольких браков) «…там (в доме) всегда преобладал какой-нибудь один клан» (род), «так что женщины брали мужей из других кланов» (родов). «…Обычно господствовала в доме женская половина; запасы были общими; но горе тому злополучному мужу или любовнику, который был слишком ленив или неловок и не вносил своей доли в общий запас. Сколько бы ни было у него в доме детей или принадлежащего ему имущества, все равно он каждую минуту мог ждать приказания связать свой узел и убираться прочь. И он не смел даже пытаться оказать сопротивление; дом превращался для него в ад, ему не оставалось ничего другого, как вернуться в свой собственный клан» (род) «или же — как это чаще всего и бывало — вступить в новый брак в другом клане. Женщины были большой силой в кланах» (родах), «да и везде вообще. Случалось, что они не останавливались перед смещением вождя (военного) и разжалованием его в простого воина»

Что интересно, единственные животные, которые живут в условиях матриархата, ровно такого же, который описан выше, это сурикаты. Также как и у людей, самки сурикатов изгоняют из стаи половозрелых самцов, которые присоединяются к другим объединениям, что повышает генетическое разнообразие вида и большую скорость эволюционных процессов. В то время как дети самочки остаются внутри «рода» и не покидают его, строя отношения с приходящими самцами. Но вернёмся к людям.

В этот период человеческой истории женщина представляется наиболее свободной и неограниченной в своём брачном поведении со стороны всего общества. Она имеет полное право в этот период расторгать брак с мужчиной, впрочем, как и мужчина с ней, в случае возникновения каких-либо конфликтов. В этот период её ещё не похищают и не продают, как товар.

2.2 Патриархат

Однако, неолитическая революция, приручение диких животных, одомашнивание сельскохозяйственных культур, дальнейшее развитие производственных ремёсел, плавка металлов, изобретение письма, а самое главное — использование всех этих технологий приводит к возможности осуществления крупного земледелия, полеводства, вместо подсобных огороднических хозяйств. Что даёт обществу многократное увеличение жизненных припасов, а соответственно, и кратный рост населения и его плотность.

Если ранее человеку приходилось изо дня в день снова добывать себе пищу, откладывая часть её про запас, то теперь, благодаря приручению животных и выращиванию своих сельскохозяйственных культур, человечество получило новые, гораздо более плодовитые источники получения необходимых для выживания ресурсов. Если ранее человек присваивал себе продукты дикой природы, то теперь он сам выращивал практически всё необходимое. Это обстоятельство приводит к формированию института частной собственности.

А значительный рост населения и увеличение его плотности приводит к формированию первых городов. И с первых дней своего существования частная собственность порабощает человека, делая в конечном счёте и самого человека такой же собственностью, которая принадлежит другому человеку. Если в условиях дикости и раннего варварства рабство было бесполезным, так как труд раба не даёт практически никакого избытка ресурсов, затрачиваемых на его содержание, то с появлением, как минимум, скотоводства и полеводства ситуация разительно меняется.

Процесс смены с матриархата на патриархат не может произойти без того, что на поздней стадии существования парной матриархальной семьи, когда связи между женщиной и мужчиной начинают носить не временный, а постоянный характер, помимо по определению достоверной матери рода становится известен и достоверный отец рода. По обычаям, которые царили в период матриархата, уже существовал институт личной собственности, в связи с существующим разделением семейного труда. Мужчина занимался добычей пищи и изготовлением орудий труда, оружия, соответственно, ему они (орудия и оружие) и принадлежали, а женщине, как ведущей домашнее хозяйство, принадлежала вся её домашняя утварь. Таким образом, мужчина впоследствии становится собственником и стад прирученных животных, и нового «орудия труда» — рабов.

По мере роста богатств, которыми обладал мужчина, она давали ему всё более влиятельное положение в семье и во всём роде и мужчины повсеместно воспользовались своим новым положением сначала изменив систему наследования в пользу своих детей, вместо ближайших родственников жены, а потом и окончательно став во главе рода.

Оказавшись в таком положении, мужчина вводит обязательную моногамию для жены, всякая измена находится под строжайшим запретом и строго карается со стороны мужчины, вплоть до того, что мужчина становится обладателем права собственности на свою жену и во многих обществах, даже самых культурно развитых, таких как Древняя Греция, может лишить жену жизни. (Хотя и из этого правила бывают исключения, так например «харам» в индии для всех «харам», и до сих в отдельных районах оной за добрачный секс камнями могут забить, причём как мужчину, так и женщину. Но этот то исключение которое ещё больше подтверждает правило).

Если ранее дети получали имена и имели «тотемный знак», который говорил о том, к какому роду они принадлежат, то с утверждением патриархата тотемный знак сменился фамилией и у большинства народов дети стали получать отчества. Именно тогда, вступая в брак, жена стала обязанной взять фамилию мужа, как принадлежность к его роду.

Крайне важно понимать, что патриархальная парная семья (состоящая из нескольких поколений, дед и бабушка или несколько, их дети и их жены, и их дети) являются в настоящее время деревенской общиной и практически не находит своего отражения в городе, где вместо общинной семьи практически с самых древних времён существует уже чисто моногамная семья, в которой представлено одно взрослое поколение и их неполовозрелые дети.

Патриархальные парные семьи можно найти в мире и по сей день, разумеется, находили их и полтора века тому назад. Так, например, Энгельс был знаком с французской, болгарской, русской и конечно же, немецкой формой патриархальной парной семьи:

q7231

Патриархальная домашняя община, встречающаяся теперь еще у сербов и болгар под названием Zadruga (примерно означает содружество) или Bratstvo (братство) и в видоизмененной форме у восточных народов, образовала переходную ступень от семьи, возникшей из группового брака и основанной на материнском праве, к индивидуальной семье современного мира.

«Южнославянская Zadruga представляет собой наилучший еще существующий образец такой семейной общины. Она охватывает несколько поколений потомков одного отца вместе с их женами, причем все они живут вместе одним двором, сообща обрабатывают свои поля, питаются и одеваются из общих запасов и сообща владеют излишком дохода. Община находится под высшим управлением домохозяина (domacin), который представляет ее перед внешним миром, имеет право продавать мелкие предметы, ведает кассой, неся ответственность как за нее, так и за правильное ведение всего хозяйства. Он избирается и отнюдь не обязательно должен быть старшим по возрасту. Женщины и выполняемые ими работы подчинены руководству домохозяйки (donaacica), которой обыкновенно бывает жена домачина. Она играет также важную, часто решающую роль при выборе мужей для девушек общины. Но высшая власть сосредоточена в семейном совете, в собрании всех взрослых членов общины, как женщин, так и мужчин. Перед этим собранием отчитывается домохозяин; оно принимает окончательные решения, вершит суд над членами общины, выносит постановления о более значительных покупках и продажах — особенно когда дело касается земельных владений — и т. д.

Только приблизительно десять лет тому назад было доказано, что такие большие семейные общины продолжают существовать и в России; теперь общепризнанно, что они столь же глубоко коренятся в русских народных обычаях, как и сельская община.

У германцев также, согласно Хэйслеру («Основные начала германского права»), хозяйственной единицей первоначально являлась не индивидуальная семья в современном смысле, а «домашняя община», состоящая из нескольких поколений со своими семьями и притом довольно часто охватывающая и несвободных. Римскую семью также относят к этому типу, и в соответствии с этим в последнее время подвергают весьма большому сомнению как абсолютную власть домохозяина, так и бесправие по отношению к нему остальных членов семьи. У кельтов также, по-видимому, существовали подобные семейные общины в Ирландии; во Франции они сохранились в Ниверне вплоть до французской революции под названием parconneries, а во Франш-Конте они и до настоящего времени еще не совсем исчезли.»

У разных народов и в разные периоды царят самые различные правила и нормы в отношении парной патриархальной семьи, в одних обществах допускается расторжение брака, в других не допускается, в одних обществах распространяется форма кражи невест, в других нет. Это крайне обширная тема, которой могут быть посвящены отдельные книги. Важно отметить, что отнюдь не везде патриархальная семья столь демократична, как у болгар и сербов 19-го века.

Следует отметить, что Энгельс и другие исследователи считают, что парная семья свойственна исключительно для периода варварства человечества и с переходом человечества в период цивилизации такая семья практически исчезает. Нет никаких сомнений, что именно в этот период данный вид семьи сформировался, однако как мы можем наблюдать, с переходом к цивилизации данная форма не исчезает, а достаточно спокойно продолжает существовать.

Но продолжает она своё существование не повсеместно, а исключительно в условиях деревни и села. Таким образом, мы можем посчитать, что те формы общественного производства и разделения труда, которые распространены на селе и в деревне, естественным образом порождают парную семью как форму общественных отношений. Парная семья перестаёт существовать тогда, когда меняются формы производства и разделения труда, до тех же пор, пока эти формы остаются неизменными, неизменной остаётся и форма парной семьи.

Моногамная семья к тому же становится своего рода правилом в первую очередь среди господствующего класса, в то время как среди эксплуатируемого класса, у рабов в рабовладельческом строе, у крестьян при феодализме и капитализме сохраняется парная патриархальная семья и свойственные ей нормы морали и этики. Но только применительно к сельской местности, так в городах, в античной Греции и Риме, семей у рабов не было.

3. Моногамная Семья

Моногамная семья, несомненно, является порождением парной патриархальной семьи и складывается в городских условиях когда минимальной экономической единицей выступает не сельскохозяйственная община, а городская семья в одном взрослом поколение (муж жена и их неполовозрелые дети, без бабушек и дедушек, и братьев которые также вступили в брак и растят своих детей).

Крайне важным является то, что с начала своего существования и по сей день во всём мире (даже в самых развитых буржуазных странах), моногамия является обязанностью только и исключительно женщины, в то время как мужчина сохраняет за собой, порой и негласное, право на измену. Разумеется, до эпохи капитализма это право было абсолютно неприкрытым. Сейчас же оно остаётся физически в силе по причине существования банальной проституции и царящих в области общественной морали установок, когда измена со стороны женщины считается чуть ли не преступлением и влечёт за собой серьёзные общественные, а порой и правовые последствия («Вот б..дь!»), а для мужчин считается едва ли не почетным, в худшем случае, «незначительным моральным пятном, которое носят с удовольствием» («Ну, мужик!»).

q7234

3.1 Моногамная семья в классовом обществе

С самого начала существования моногамной семьи, вступление в брак не носило добровольного характера и не было результатом любовных чувств со стороны двух молодых людей. Браки заключались только и исключительно по расчёту. Моногамная семья вообще была первой семьёй в истории человечества, в основе которой лежали не естественные, а чисто экономические отношения. Целью единобрачия было рождение детей мужского пола, которые должны были унаследовать от отца его имущество и богатство. Женщина в таком браке воспринималась исключительно как орудие, как инструмент по производству этих самых детей. Особенно ярко это выражено в среде господствующих классов.

«Таким образом, единобрачие появляется в истории отнюдь не в качестве основанного на согласии союза между мужчиной и женщиной и еще меньше в качестве высшей формы этого союза. Напротив. Оно появляется как порабощение одного пола другим, как провозглашение неведомого до тех пор во всей предшествующей истории противоречия между полами. В одной старой ненапечатанной рукописи 1846 г., принадлежащей Марксу и мне, я нахожу следующее: «Первое разделение труда было между мужчиной и женщиной для производства детей». К этому я могу теперь добавить: первая появляющаяся в истории противоположность классов совпадает с развитием антагонизма между мужем и женой при единобрачии, и первое классовое угнетение совпадает с порабощением женского пола мужским. Единобрачие было великим историческим прогрессом, но вместе с тем оно открывает, наряду с рабством и частным богатством, ту продолжающуюся до сих пор эпоху, когда всякий прогресс в то же время означает и относительный регресс, когда благосостояние и развитие одних осуществляется ценой страданий и подавления других. Единобрачие — это та клеточка цивилизованного общества, по которой мы уже можем изучать природу вполне развившихся внутри последнего противоположностей и противоречий.»

Разумеется, формы владычества мужа над женой со времени античного мира смягчались. Причин тому достаточно много, тут и вступление на мировую арену народов, которые значительно позже изжили матриархат и сохранили в своей культуре высокую степень уважения к женщине (те же немцы). И формирующиеся у человека чувство половой любви в противовес античному эросу (то есть страстному желанию). Но, решающую роль всё таки сыграли экономические предпосылки.

Сначала происходит феодальная гендерная революция, когда к женщине в известной степени возвращается роль хозяйствующего субъекта. Дело в том, что с крушением рабовладельческого строя в целом и римской империи в частности, с переходом к феодализму, упор делается на крестьянские хозяйства, которые изначально даже ещё не являются крепостными, а в оных женщина является не «инструментом» по рожанию детей, а таким же работником как и мужчина, то есть самостоятельным субъектом. У господствующего класса женщина же начинает заниматься хозяйством имения, особенно когда мужчина находиться в военном походе.

В свою очередь развал римской империи приводит к повышению роли отдельных территориальных субъектов и личностей в них проживающих. В силу заметного уменьшения общества, каждый его субъект становиться гораздо более важным, в том числе и женщина, в особенности если она участвует в общественно экономической жизни общества.

В свою очередь, моногамия является единственной формой семьи, при которой со временем может развиться любовь в современном для нас понимании. Любовь начинает воспеваться с древних времён, однако то воспевание, которое мы можем найти в античном мире, носит ярко выраженный эротический, страстный характер, который не отвечает современному пониманию любви, тем более когда мнение женщины на половое общение никого не волновало. В античной поэзии женщина всегда является не полноценным человеком, и не самостоятельным субъектом. Вся античная поэзия, это чисто мужская литература, женщина в ней не имеет активной позиции, в её отношение используется страдательный залог и показывается чёткая форма собственности на неё.

С гендерной революцией феодализма, женщина начинает восприниматься если не как равная, но хотя бы как живой человек, а не как собственность или инструмент. Естественно что эти два фактора, отношение как к человеку, и моногамная семья помноженная на определённое время приводят к формированию чувства половой любви.

В старом отношение к женщине как к собственности, кроется и секрет того, почему в античном обществе были так распространены половые извращения, гомосексуализм. Когда женщина является лишь инструментом по созданию детей, с ней нет никакого общения, а половой акт воспринимается как обязанность. Соответственно полноценного сексуального удовлетворения мужчины ищут среди равных, то есть среди других мужчин.

q7241

Окончательно романтизация половой любви начинает происходить с появлением рыцарской поэзии средневековья. Развитие культуры несомненно способствует гуманизации общества, и гуманизации в отношении к женщине в том числе. Лирика это не моя стезя, так что в этом направлении либо читайте классиков, либо, собственно говоря, любовную поэзию или любовный роман а-ля Джейн Остин …

Я же подробно рассмотрю физику. Если неравное положение женщины в моногамной семье является следствием экономических причин, значит, с уничтожением этих экономических причин, будет уничтожено и неравное положение женщины. Лечить надо не симптомы (чем занимаются современные феминистки), а причины возникновения болезни.

До неолитической революции и перехода человечества из состояния варварства в состояние цивилизации, женщина принимала непосредственное участие в общественно-производственной жизни общества. По мере возникновения патриархальной, а тем более моногамной семьи, женщина вытеснялась из общественно-экономической жизни всего общества. В античности весь её труд был заменён рабским трудом. Ведение домашнего хозяйства в этот период утратило общественный характер, и в нём труд женщины также заменялся трудом рабов. И только со временем женщина начинает отвоёвывать своё положение, и делает она это в первую очередь за счёт того, что её труд и деятельность снова начинают носить общественно важный характер.

В свою очередь именно индустриальная революция вернула женщине возможность вернуться к полноценной общественной жизни и общественному производству. Однако и тут мы наблюдаем такое противоречие, что если женщина возвращается к общественному производству, она теряет возможность заниматься полноценным выполнением «семейных обязанностей», если же она выбирает семью, она лишается возможности иметь самостоятельный заработок и продолжает целиком и полностью экономически зависеть от своего мужа. Что, конечно же, не способствует её освобождению.

«Современная индивидуальная семья основана на явном или замаскированном домашнем рабстве женщины, а современное общество — это масса, состоящая сплошь из индивидуальных семей, как бы его молекул. Муж в настоящее время должен в большинстве случаев добывать деньги, быть кормильцем семьи, по крайней мере в среде имущих классов, и это дает ему господствующее положение, которое ни в каких особых юридических привилегиях не нуждается. Он в семье — буржуа, жена представляет пролетариат. Тогда обнаружится, что первой предпосылкой освобождения женщины является возвращение всего женского пола к общественному производству, что, в свою очередь, требует, чтобы индивидуальная семья перестала быть хозяйственной единицей общества.»

Важно понимать, что это противоречивое положение женщины в индустриальном обществе априори не может быть разрешено в условиях капитализма. Так как в условиях капитализма всякая индивидуальная семья является хозяйственной единицей и перед её членами остро стоит имущественный вопрос. Даже в условиях государственного капитализма, когда средства производства национализированы и являются общественным достоянием, при сохранении товарно-денежных отношений и рыночных отношений купли-продажи, они продолжают ограничивать становление свободной семьи как полностью равноправного союза, основанного на взаимном согласии между мужчиной и женщиной.

И тут мы переходим к тому, чего классики уже не застали.

q7235

3.2 Советская моногамная семья.

Советская семья, несомненно, вырастает из индустриальной моногамной семьи и является семьёй переходного типа, на пути к абсолютно свободной моногамной семье. Многие люди ошибочно предполагают, что революция способна одномоментно качественно изменить общество и господствующие в обществе отношения и разрешить ВСЕ возможные противоречия. Однако, это не так, революция разрешает лишь те противоречия, которые породили революционную ситуацию, а изменение форм общественного производства не сразу влияет на формы общественных отношений и уж тем более на их отражение в культуре, этике и морали.

Великая Октябрьская Социалистическая революция, безусловно, качественно изменила положение женщины в семье и обществе. И сделала всё возможное для того, чтобы сделать женщину таким же полноправным членом общества, как и мужчину. Однако, она не могла сразу искоренить товарно-денежные отношения, которые, в свою очередь, порождали и ряд экономически-имущественных противоречий внутри советской семьи.

Советская семья в первую очередь оставалась минимальной хозяйственной единицей общества. При этом, формы её хозяйствования были частными, а не коллективными. Семья и её члены были частными собственниками определённых богатств, и вели столь же частный характер потребление этих богатств.

И советская власть в общем и целом это понимала. Банальный пример из области советской архитектуры. Кухни в хрущёвках и многих других домах специально планировались столь маленькими из расчёта на то, что советский человек и советская семья будут избавлены от кухонного рабства и будут питаться из общественных фондов. То есть ходить в кафе, рестораны и столовые. А на своих кухнях будут, в лучшем случае, делать чай и кофе со сладостями да закусками, но не более того. Однако традиция изменяется гораздо медленней, и большая часть советских женщин продолжали готовить на этих маленьких кухнях еду на всю семью, вместо того, чтобы посещать заведения общепита.

Вместе с тем не была решена и проблема передачи детей на полное общественное воспитание и подавляющее большинство женщин занималось воспитанием своих детей самостоятельно, или передавало их ближайшим родственникам и близким друзьям, подругам. Собственно говоря, можно смело говорить о том, что значительная доля поколений советских детей были воспитаны не обществом и его государственными институтами, а ближайшими родственниками, бабушками, дедушками и так далее. Что, кстати, справедливо и для постсоветских детей.

Энгельс считал, что с обобществлением средств производства:

«… индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. «Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом …»

И, как мы увидели на историческом примере, это произойдёт отнюдь не сразу, а обобществление средств производства является необходимым, но не достаточным условием. Помимо этого требуется и уничтожение товарно-денежных отношений и отношений купли-продажи.

В значительной степени такое положение сохраняется и по причине того, что в Советском Союзе не были разрешены и противоречия между городом и деревней, производство продуктов питания не было поставлено на полностью индустриальные рельсы. Советская власть производила укрупнение сельскохозяйственных «предприятий», однако совхозы и колхозы в большей степени по своей форме походили на сельские общины, для которых свойственен парный брак, нежели брак моногамный. Соответственно, в советском селе и в советском городе были распространены разные культурные и морально-этические представления, и более того, свойственные для села культурные представления о норме переносились и в город вследствие форсированной урбанизации, которая являлась следствием столь же форсированной индустриализации.

Что, в конечном счёте, привело к большой путанице в отношения восприятия «традиционной» семьи у позднесоветских и постсоветских граждан. Так, незадолго до разрушения СССР и после этого многие граждане считали и продолжают считать, что традиционной для России семьёй является патриархальная парная семья, которая свойственна сельскому/деревенскому укладу жизни и практически натуральному ведению хозяйства (то есть выращивания продуктов для собственного потребления, а не для последующей продажи).

Можно отметить, что желания различных депутатов-мракобесов, церкви и пр. и др. по восстановлению «традиционной русской семьи» не могут иметь абсолютно никакого успеха до тех пор, пока большая часть населения России не будет по своему экономическому укладу сведена к сельской общинной жизни с натуральным хозяйством. Именно изменение бытия граждан может вновь привести к восстановлению такой семьи — как нормы. Волюнтаристскими же средствами навязать такой тип семьи как норму для всего общества невозможно априори. Чего мракобесы, конечно же, не понимают.

Эти и многие другие проблемы не позволяли советской семье трансформироваться в полностью свободную семью, которая более не будет связана собственническими и прочими экономическими путами. Но мы должны сказать, что до тех пор, пока СССР активно развивался, развивалась и советская семья, постепенно освобождаясь от старых пережитков и противоречий. И, если бы развитие экономических основ советского общества продолжалось, то и советская семья могла окончательно бы трансформировалась в свободную моногамную семью.

Однако, интересно и то, что современные семейные союзы в развитых капиталистических странах, гораздо ближе к советской семье, чем к классической моногамной семье классовых обществ. Завоевания Великой Октябрьской Социалистической революции в области семьи и женского права, тенью распространились и на все развитые капиталистические страны. И то, что было естественным в начале 20-го века в области семьи в самых развитых капстранах, сейчас является попросту немыслимым. И я уверен, что эти завоевания плотно обоснуются в жизни и культуре этих стран. А женщины не дадут мужчинам возможности снова низвергнуть себя в рабское положение.

3.3 Свободная моногамная семья

Что же произойдёт, когда моногамная семья будет окончательно освобождена от всех и всяких экономических пут, которые её связывают, от насущного вопроса накопления богатств и передачи их по наследству, от необходимости тратить значительные силы и трудовые ресурсы одним из членов семьи на воспитание подрастающего поколения? Разного рода мракобесы, шовинисты и просто не знакомые с историей развития семьи в частности,и общества в целом люди полагают, что в таком случае несомненно наступит царство блуда и разврата, человечество вернётся к полигамии и все подряд будут совокупляться со всеми остальными.

При этом высказывающие такое мнение люди не находят абсолютно никаких аргументов для какого бы то ни было подтверждения своей позиции. Однако, в первую очередь исчезновение товарно-денежных отношений и частной собственности приведёт к тому, что сами люди больше не будут подчинены этим институтам. Более будет невозможной товарная продажа интимных услуг, то есть — банальная проституция.

С другой стороны, исчезнет рабское, собственническое положение одного из партнёров в семье. Когда этот партнер целиком и полностью находится на содержании у другого партнёра, что предоставляет последнему возможность принуждать первого к чему бы то ни было.

Окончательно исчезнет институт сватовства, формы договорного и неравного брака. В значительной степени, сам институт брака окажется бессмысленным, так как совершенно не понятно, с какой целью необходима «юридическая» регистрация двух равных и свободных людей, которые не могут быть связаны друг с другом ничем иным, кроме как чувством взаимной любви.

Исчезнут в свою очередь и любые проявления полового сексуального взаимоотношения, которые основываются на чём-либо кроме близости двух людей. То есть, исчезнет статусное сексуальное поведение и насилие, использование сексуальной тематики в маркетинге (как и само явление маркетинга) и т.п.

Мы имеем все основания для того, чтобы утверждать, что моногамия в таком обществе будет на постоянной основе соблюдаться как женщиной, так и мужчиной. Пожалуй, это не избавит окончательно общество от такого явления, как измена, но и последняя будет не результатом покупки интимных услуг, не пользованием наложницы как своей собственности, а только лишь результатом затухания (по тем или иным причинам) прежних любовных чувств и возгоранию огня новых.

«Таким образом, то, что мы можем теперь предположить о формах отношений между полами после предстоящего уничтожения капиталистического производства, носит по преимуществу негативный характер, (то есть) ограничивается в большинстве случаев тем, что будет устранено (Мы точно знаем, что исчезнет). Но что придет на смену? Это определится, когда вырастет новое поколение: поколение мужчин, которым никогда в жизни не придется покупать женщину за деньги или за другие социальные средства власти, и поколение женщин, которым никогда не придется ни отдаваться мужчине из каких-либо других побуждений, кроме подлинной любви, ни отказываться от близости с любимым мужчиной из боязни экономических последствий (например отсутствие средств и недвижимости для возможности воспитания детей). Когда эти люди появятся, они отбросят ко всем чертям то, что согласно нынешним представлениям им полагается делать; они будут знать сами, как им поступать, и сами выработают соответственно этому свое общественное мнение о поступках каждого в отдельности, — и точка.»

Только в отношении семьи будущего можно применить распространённое сейчас определение термина «Семья это — высшая форма союза между мужчиной и женщиной, основанного на взаимном согласии.». Так как современная семья в первую очередь остаётся минимальной хозяйственной/экономической единицей общества.

И вот теперь, вооруженные знанием развития и эволюция семьи в человеческом обществе на протяжении всей его истории, зная, какие общественные, экономические и генетические механизмы приводили к изменению формы семьи, как своеобразного института человеческих отношений, теперь мы можем с этой высоты понять, насколько несерьёзными и глупыми являются рассуждения многих товарищей о семье в целом, и гомосемье в частности.

q7242

О гомо «семьях»

Заранее хочу сказать, что я достоверно не знаю, да и никто в нашем мире, пожалуй, достоверно не знает, является ли тяготение двух особей одного пола друг к другу таким же чувством, каким является межполовая любовь. Поэтому, невозможно с уверенностью сказать, существует или нет однополая любовь. Доподлинно известно, что существует однополая страсть, однополый секс, однополая дружба и однополые экономические связи. Вот на этих основаниях и базируются гомосоюзы.

Также как исключительно экономические отношения порождают изначально моногамную гетеросексуальную семью, точно также экономические отношения в период капитализма порождают гомосоюзы. Однако если в отношение моногамной семьи эти экономические отношения таковы, что они требуют продолжения рода и передачи накопленных богатств новому поколению, то в отношении гомосоюзов эти экономические отношения носят принципиально иной характер, подобная «семья» строится на том, что такого рода союз хочет быть той самой минимальной хозяйственной единицей общества. Вот что мы можем прочитать о целях ЛГБТ движения (окромя борьбы против дискриминирующих законов) на вики:

Факт регистрации брака закрепляет за однополым союзом такие права как: право на совместное имущество, право на алименты, права на наследование, социальное и медицинское страхование, льготное налогообложение и кредитование, право на имя, право не свидетельствовать в суде против супруга, право выступать доверенным лицом от имени супруга в случае его недееспособности по состоянию здоровья, право на распоряжение телом супруга в случае смерти

Википедия

И только последний пункт из всего этого перечня касается права на совместное родительство. То есть это на 99% чисто экономический союз между двумя достаточно близкими людьми. Таким образом, это претензии к институту брака, а не к институту семьи. Так как гомосоюз не может быть семьёй в каком бы то ни было смысле. Гомосоюзы называются семьями преимущественно по незнанию и непониманию того, что является семьёй, а что является браком.

Достаточно интересно, что когда во Франции ввели такой правовой институт как «гражданское партнерство», который рассчитывался как своеобразная форма брака для людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, в такие союзы начали массово вступать обычные гетеросексуальные французы. В такие союзы могут вступать например просто близкие друзья, которые идут бок о бок по жизни с школьной скамьи, у которых есть постоянные девушки, но которым на текущем этапе их жизни проще справляться с экономическими и хозяйственными проблемами, находясь в соответствующем гражданско-экономическом союзе.

Гораздо более остро в обществе стоит вопрос об усыновлении такими союзами детей, и я лично не вижу ни одной разумной причины, почему вообще должен существовать институт усыновления. Так как дети перенимают социальные роли и в других группах. Во время Великой Отечественной войны масса детей, и мальчиков, и девочек оставались сиротами и их подбирали полковые армейские соединения. И знаете что, дети полка выросли совершенно нормальными и адекватными людьми, без каких-либо серьёзных психологических отклонений. В рамках всей истории человечества до периода цивилизации, и во время него, но в сельской местности, дети всегда получали воспитание не со стороны своих прямых родителей, а со стороны куда большего социума.

До появления городов, дети воспитывались вместе с другими детьми от других родителей кем-то из представителей всего рода, или даже племени. В развитой парной семье, дети опять-таки воспитывались не своими прямыми родителями, а бабушками и дедушками, которые уже были отстранены от тяжелой физической работы и занимались иными вопросами, в частности воспитанием всех своих внуков и внучек, а не только внуков от одного из родителей. В то время как, собственно говоря, родители пахали в поле, выводили скот и так далее… В средневековье и более совершенные времена представители господствующего класса нанимали кормилец (которые вскармливают детей грудным молоком), нянек, воспитателей, учителей и опять таки, не занимались самостоятельным воспитанием. Но и в среде угнетённых классов воспитанием детей часто занимались не родители, как и в сельской местности, бабушки дедушки…

И только в современном капиталистическом мире мы сталкиваемся с явлением, когда мать (чаще всего представительница угнетённого класса) в одиночку воспитывает своё чадо, что нередко порождает избалованных детей, считающих себя центром мира, а матери по-тихому сходят с ума, будучи изолированными от общества.

В конце концов, изначальная цель существования моногамной семьи, это функция передачи накопленных за жизнь богатств своим детям. Разумеется, эта цель имеет свои корни в глубоком прошлом человечества, а именно в институте кровного рода, и эта цель была необходимой для его сохранения, так как под богатствами подразумевались в первую очередь земля, скот и рабы. Для господствующего класса, это ещё актуальная задача, чтобы передать по наследству право собственности на средства производства. Однако для угнетённого класса, который в современном обществе составляет порядка 90% населения, такой цели уже не стоит, так как они никакими средствами производства не обладают. А в будущем, с переходом к общественной собственности на средства производства, такая необходимость перестанет существовать для всех. Так и зачем тогда нужен современному угнетённому классу, и всем людям в будущем, институт усыновления?

Конечно в России не очень совершенная система детских домов и школ интернатов, но это означает лишь то, что есть над чем работать. Многие говорят, что у ребёнка есть шанс попасть в плохой детский дом, где на него положат болт и не будут заниматься его воспитанием, или ещё чего похуже. Но ровно такой же шанс существует и в том случае, если его усыновят и он попадёт в семью, где на него положат болт и не будут заниматься его воспитанием, или ещё чего похуже. При этом, в плане усыновления, ребёнок может быть усыновлен для того, чтобы родители получили определённый социальный статус, и соответствующие ему экономические льготы (многодетные семьи, молодые семьи с ребёнком, семьи подходящие под программу расселения и субсидирования жилья из-за недостаточного количества квадратных метров на индивида и т.д.)

Поэтому, я не только как коммунист, но и просто как адекватный человек уверен, что вместо института усыновления нужно самым активным образом, и качественно, и количественно развивать институты коллективного воспитания, ясли, детские дома, интернаты и так далее.

А если не существует института усыновления, то гомосоюзы не могут и рассчитывать каким-либо образом кроме естественного получить ребёнка. Схожая позиция у меня и в отношение так называемых гей парадов. Вы когда нибудь ходили на гетеропарад? Или быть может слышали о его проведение? Вот! Массовые уличные, общественные мероприятия посвященные сексуальной тематике лучше банально запретить для всех, чтобы никто не был в обиде.

В свою очередь, с уничтожением частной собственности и товарно-денежных отношений, гомосоюзы, которые основывались в первую очередь по экономическим причинам, самоустранятся, и останутся лишь близкие друзья, которые, возможно, имеют своеобразное сексуальное поведение. Но, разумеется, никаких гомосемей уже в условиях развитого социализма, не говоря уже о коммунистическом обществе, быть не может.

Причём не по причине волюнтаристского желания кровожадных коммуняк, а чисто вследствие объективных законов развития общества. Гомосоюз, как форма общественных отношений, не будет иметь при коммунизме своего экономического базиса, который приводит к его формированию. Не будет тех общественно-производственных отношений, которые могут находить своё отражение в такой форме общественных отношений, как гомосексуальный союз.

Выводы

Итак, мы узнали, что семья изначально не была моногамной, состоящей только из одного мужчины и одной женщины. К такой форме отношений между полами общество пришло отнюдь не сразу, а долгим эволюционным путём, на протяжении которого одна форма семьи сменялась другой. При этом форма семьи находилась в прямой зависимости от господствующих в обществе производственных и социальных отношений. Люди, которые считают, что моногамная семья была всегда, банально неграмотны и им следует заняться повышением своего образования. Ровно также, любовь между мужчиной и женщиной не была всегда, а появилась по историческим меркам сравнительно недавно, чуть позже V века нашей эры. До этого между мужчиной и женщиной была лишь страсть.

Гомосексуальная пара, живущая вместе, является не семьёй, а социальным союзом, который имеет под собой чисто экономическую и юридическую основу. В условиях бесклассового общества для формирования такого союза просто не будет существовать необходимых экономических предпосылок. Также, как нет и не будет условий для того, чтобы человечество стало полигамным и докатилось до всеобщего блуда и разврата.

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Избранное, История, Теория, Философия, Экономика
Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,