О правильных названиях и общественной собственности


О правильных названиях и общественной собственности

Я вам вот что скажу: большинство людей — дебилы. Что при капитализме, впрочем, неизбежно, поскольку если бы все стали умными, то никакого капитализма давно бы уже не было.

Частным случаем проявления дебилизма является восприятие реальности не на основе фактического положения вещей, а на основе того пиара, который наверчен вокруг каждого конкретного нюанса оного положения. Одна и та же вещь может восприниматься и как офигенный мега-бонус, и как крушение всех устоев, циничное попирание всех свобод, а также приход Сатаны на Землю.

Поэтому, пока состояние умов таково, крайне важно правильно переназвать все эти коммунистические явления: тогда вдруг окажется, что это не «ужас-ужас», а «вообще зашибись».

Например, если назвать общественные столовые «оллинклюзивом», то вместо негодования по поводу того, что «проклятые коммунисты отняли у нас тёплую ламповую домашнюю еду», граждане будут испытывать экстаз от внезапно подвалившей круглосуточной халявы. «Приколитесь, пацаны, мне дали опупенный трёхкомнатный номер и ещё и кормят три раза в день при помощи шведского стола! А в перерывах можно на ланч и на полдник сходить!». Это ведь радикально отличается от «меня лишили права иметь собственную квартиру, да ещё и предлагают кушать вместе с посторонними чуваками, будто я скотина какая-то».

А если дать «премиальную возможность» заказывать блюда от шеф-повара, то наслаждение вообще достигнет запредельных высот. Эвон как — сам шеф-повар мне готовит. Не то, что при проклятом совке!

Рядом со шведским столом, разумеется, стоят обычные столы, за которыми посетители поглощают набранную на шведском столе еду. К этим столам прилагаются общественные же бокалы, общественные тарелки, общественные вилки, общественные ложки, общественные ножи и даже общественные зубочистки. Казалось бы, фу, какая гадость — они обобществили тарелки и вилки! Эти вилки кто-то до меня уже совал себе в рот!

Но нет, если это назвать «рестораном при отеле с оллинклюзивом» или даже просто «рестораном», то внезапно всё это начинает более чем устраивать. Люди готовы потратить заметные деньги и потом ещё оставить на чай, вместо того, чтобы возмутиться этими совковыми пережитками. Где это видано, чтобы приличный человек ел с чужой тарелки? Как вообще можно жить без тарелок в собственности?

Почему этим никто не возмущается? Правильно. Из-за правильного названия и правильного пиара.

Если это — отель, то все готовы спать на тех простынях, на которых до вас спали тысячи других людей. Если там ещё и душ в номере, то никого не напрягает, что в этом душе мылись десятки тысяч. Брезгливость вдруг куда-то улетучивается. Рассасываются все страхи. Наоборот, появляется чувство, что ты, видимо, преуспел, раз можешь позволить себе пожить в таком отеле. И как-то вообще забывается, что тут вообще практически всё не твоё. В том числе, сам номер. Всё равно, пожить там — это успех.

Но дальше больше. Если назвать всё это «четыре звезды» или, тем более, «пять звёзд», то, кроме вышеперечисленного, люди вдруг согласятся носить тот халат, который кто-то уже носил, забудут о том, что им обязательно нужен личный фен и будут пользоваться общественным… ой, простите, «специальносервисным». Лягут в джакузи, в которое до них многократно ложились другие люди. Сядут на общественное кресло на балконе и будут потягивать предоставленное отелем вино из общественных бокалов.

Просто надо всё это переназвать. «Общественное» — это плохо. Это антигигиенично. Это — совково. Это унижает человеческое достоинство. То ли дело «премиальное» и «специальное». То ли дело «оллинклюзив» и «VIP». То ли дело «пятизвёздочный сервис».

Ты не смотри, что по сути-то оно ничем не отличается: главное ведь — правильное название.

Когда за вами присылают общественный автомобиль с общественным водителем, вы вдруг забываете, что в этот момент вам, оказывается, не нужен свой личный. Но это только если не называть вещи своими именами. Ведь «общественный автомобиль» как бы превращает тебя в нищеброда, который не может позволить себе личный автомобиль. Нет, надо как минимум назвать это «вашим персональным такси». А ещё лучше: «за вами, нашим дорогим гостем, мы сейчас пришлём машину с водителем». В этот момент человек, вместо того, чтобы ощутить всю глубину своего нищебродства, почему-то, наоборот, преисполняется чувством собственного величия: «не, ну ты погляди, как они меня ценят — машину с водителем за мной прислали».

Чего там, на большинство обобществлённых вещей человек готов согласиться, если подобрать этому явлению правильное название. Пользоваться общественным фотоаппаратом — это фу. «Они нас ограничивают». Однако, если общественный фотоаппарат выдают «почётному участнику конференции» на время её проведения, то всё сразу же меняется. Из дурацкого ограничения свободы это вдруг превращается в эксклюзивный и очень удобный бонус. Да-да, если турфирма будет к путёвке добавлять сервис бесплатного проката фотоаппарата и кинокамеры, то большинство это сочтёт большим плюсом. Если вместе с путёвкой будут выдавать премиальный спец-чемодан на время поездки, то это — отличная услуга.

При правильно подобранных названиях любой пропрётся даже в том случае, если в «эксклюзивном туре» ему выдадут вообще всё — от плавок и пляжных тапочек до полного комплекта одежды на каждый день. «Вы — вип-турист, поэтому просто садитесь на самолёт и прилетайте: всё остальное вам выдадут в нашем семизвёздочном отеле и от лица нашего десятизвёздочного оператора». Не, ну а фигли? Вы приняли постельное бельё, халат, полотенца, стаканы, тарелки, вилки, фен, до фига всего ещё. Вы готовы взять напрокат акваланг или маску для подводного плавания. И не просто готовы, а ощущаете это многозвёздочным сервисом. Так что, при правильной подаче и от полного комплекта не откажетесь. А уж если дать вип-право выбирать фасон одежды — мама дорогая, какой сервис! Умеют же! Это вам не совок!

У интеллектуально недоразвитого населения чудесным образом одни и те же вещи выступают и в качестве совковых тоталитарных ограничений, и в качестве элитных услуг. Обобществлённые вещи давно и прочно ассоциируются у широких масс населения с роскошью. Но если всё то же самое предложить им под другим названием, то все эти люди вдруг начинают испытывать страшное отторжение. «Как можно?!». «Вы хотите лишить нас личной одежды?!». «Личной машины?!». «Личной кухни?!». «Личного полотенца?!».

Да ты сам, ядрён батон, готов был отвалить кучу денег за все эти чудовищные лишения. Ты уже платишь больше за право поесть с общественных тарелок ту еду, которую тебе приготовил кто-то другой, чем за еду, которую лично ты сам приготовил и ешь со своих тарелок на своей кухне. Ты уже пользуешься такси и наслаждаешься этим. Ты уже спишь на общественных простынях и вытираешься общественными полотенцами в обмен на зарплату за пару месяцев. Бери всё то же самое, но гораздо дешевле и на постоянной основе, дебил ты недоделанный, — оно ж тебе на самом деле нравится. Ты ж радуешься, когда всем этим пользуешься. Оно ж правда удобно. Абстрагируйся, наконец, от рекламного шума и навязанных им стереотипов. Посмотри на вещи, как на то, чем они фактически являются.

Дяденька по имени Марк Твен ещё сто пятьдесят лет написал про подобное в книжке «Приключения Тома Сойера». Ты прочитал её в детстве, поржал над ситуацией, мысленно поглумился над глупыми детьми, которые ничего не понимают, но при этом не сделал никаких выводов. Ты, как и они, тоже ничего не понял. Ты сам — один из этих глупых детей, оценивающих явление по его названию, а не по его сути. Их изменяющееся под воздействием пиара отношение к покраске забора — это не только про покраску заборов. Это — гораздо более широкая метафора.

Если люди вдруг научатся думать, то они поймут, что внутри этой метафоры они находятся постоянно.

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Культура, Экономика
Теги: , ,