Короткая историческая память


Короткая историческая память

Мне говорят, что нам всё тяжело далось, что мы вырвали победу много раз и всем недругам показали.

И я спрашиваю: «мы» — это кто? Победу вырвали те футболисты, которые были на поле, а вовсе не зрители, следившие за ними по телевизору.

Мне говорят, что это я себя не ассоциирую. А правильный, годный человек должен себя ассоциировать. С нашими и особенно с предками. Ведь именно через предков на нас при помощи духа халявы ниспадает непреходящее право считать себя очень крутыми, ничего при этом не делая.

Мы, дескать, помним, как мы сражались с Гитлером и Наполеоном, и победили. И помним, как строили флот вместе с Петром Первым. И победу над монголами тоже помним. И гордимся.

Память у нас, правда, немного избирательная. Мы помним, как мы с Петром Первым, но не помним, что мы это с Петром Первым, потому что от Европы-то отстали. И потому догоняли. А потом опять отстали.

И как мы Наполеона — помним. Но не помним, что в это время у нас было крепостное право, и многие из нас тогда возлагали большие надежды на то, что Наполеон, отодрав нашенского царя, крепостное право отменит, как и везде в Европе. Он, правда, не осилил. Да и не собирался.

Или что монголы (точнее, не столько даже монголы, сколько узбеки) из Улуса Джучи, более известного, как Золотая Орда, были нашим сюзереном. И ряд наших побед над монголами были нашими победами над монголами во имя вассальной верности другим монголам.

В общем, «мы» в своих ассоциациях приписываем себе победы наших предков, но их факапы зачастую оставляем им самим. Хотя некоторые из нас, конечно, достаточно последовательны, чтобы приписать себе и поражения предков тоже: чтобы пустить по этому поводу скупую мужскую слезу и, накатив по сто, и занюхав нашим Бородинским, пообещать отомстить.

Но коротка же ваша память, «мы». Мы как бы помним, как перешли с Суворовым Альпы, и как настрадались, покоряя Сибирь, однако это всё жалкие несколько десятков поколений. Только самые ближайшие наши предки. Несколько последних звеньев всей цепи.

Реально ассоциированный человек просто обязан помнить гораздо больше.

Я, вот, например, помню, как мы делали деревянных истуканов, а потом просили их даровать нам дождь. Как выращивали пшеницу в лесах меж деревьев, потому как открытые пространства попилили между собой более могущественные племена.

Помню, как выходили из Африки и отжимали Европу у неандертальцев. Да, нам было нелегко, но мы справились. А то, что от неандертальцев к нам в геном что-то попало, так это — несущественные детали. Главное ведь, чтобы человек по духу был кроманьонцем. Мы не ретрограды, чтобы судить по крови.

Помню, как мы гранили камни, поскольку клыки у нас были маловаты, чтобы продраться сквозь толстые шкуры нашей добычи.

Помню, как мы слезали с деревьев, становились на задние лапы и шли осваивать савану.

Да и как по деревьям скакали тоже помню. И горжусь. Мы ведь тогда уже были теплокровными! И хотя на планете мы ещё тогда не были главными, потом мы им отомстили. Шах и мат, пресмыкающиеся!

Плезиадаписы всех стран соединяйтесь!

Я, конечно, имел в виду только русских плезиадаписов. Хотя бы русских по духу. Православных, например. Которых судьба раскидала по нерусским регионам Европы и Америки.

Я помню, как мы вылезали на сушу.

Помню, как начинали дышать кислородом.

Столько побед и столько лишений.

Моя родословная гораздо богаче, чем ваша, безродные вы космополиты, не помнящие родства! Я помню, я горжусь. Суша должна принадлежать мне! И океаны тоже!

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Юмор
Теги: , ,