Шаманство как политтехнология


Многие, прочитав заголовок, удивятся: какая, казалось бы, связь между первобытными верованиями и веяниями постиндустриального века? Что может быть общего между дикарём в набедренной повязке и солидным интеллектуалом в костюме от Brioni? На самом деле эта связь и эта общность существует, и в данной статье мы постараемся в этом разобраться поподробнее. В ответ на недоумённый вопрос читателя, что же представляет собой данный опус – серьёзное исследование или пародию на него, откровенно скажу – не знаю. В полном соответствии с модным нынче постмодернистским дискурсом, а, может быть, и со знакомой с детства каждому  присказкой «сказка ложь, да в ней намёк».

121023005725

Шаманство — устоявшееся в науке название комплекса представлений людей о способах осознанного и целенаправленного взаимодействия с трансцендентальным («потусторонним») миром. Основывается на представлении об общении шамана с духами во время камлания.

Политтехнология –  совокупность методов завоевания, удержания и осуществления политической власти не связанных с применением легитимного насилия и формальных властных полномочий. Суть политтехнологий в том, чтобы сделать эффективным взаимодействие между политиком и населением.

Итак, шаманство, как и любая другая деятельность, обладает рядом признаков, а именно имеет некий субъект, объект, предмет, цель, содержание и метод.

Обратим внимание на объект этой деятельности. Формально объектом являются те самые духи, с которыми общается шаман. Однако если мы рассмотрим вопрос с содержательной стороны, духи (если мы допускаем их существование), являются, по сути, лишь средством достижения цели; в качестве же действительных объектов воздействия можно выделить мир, природу, в конце концов, соплеменников шамана, ради которых, собственно, и затевается камлание. То есть, в конечном итоге, именно они – соплеменники – выступают заказчиками и потребителями данной деятельности.
Похожая ситуация и с политтехнологами. Несмотря на то, что формально они работают на тех или иных политиков, оцениваем их работу мы – избиратели. Более того, оплачиваем её в конечном итоге тоже мы – поскольку, поверив их хитроумным вывертам, мы продвигаем во власть того или иного политического деятеля.

Таким образом, мы имеем совпадение объекта данных видов деятельности — в обоих случаях в этом качестве выступают люди.

Субъект деятельности, с определённой долей допущения, тоже можно считать совпадающим — это не значит, что любой политолог является шаманом, и тем более, что любой шаман является политологом. Однако фактически политолог выступает в роли современного шамана — и в дальнейшем это будет видно.

В качестве предмета деятельности шамана выступают те самые духи, или некие силы природы, к которым он обращается. Для политтехнолога их роль могут играть самые различные смысловые конфигурации: идеологии, предрассудки, исторически значимые образы, культурные штампы — любые идеи и архетипы.  Родина, свобода, суверенитет, традиции, демократия, справедливость и другие красивые слова — всего лишь штампы, существующие в нашем сознании, ориентиры, помогающие нам познавать мир.

Мир первобытного человека содержит в качестве обязательной составляющей духов, являющих собой субъективизированные силы природы и другие важные для него стороны реальности. Мировоззрение человека современного также представляет собой в различной степени структурированный набор идей и представлений. (Прогрессистски мыслящие культурологи утверждают, что эти идеи намного сложнее тех, которые овладевали сознанием наших далёких предков. Однако есть серьёзные основания усомниться в этом. В частности, первобытный человек твёрдо знал, как устроен мир. Современный человек, как правило, не имеет об этом ни малейшего представления.)

Именно к этим идеям и архетипам обращается политтехнолог, формируя образ своего подопечного политика, выбирая модель его поведения, выстраивая его предвыборную кампанию, определяя стратегию на переговорах и пр. В соответствии с выбранной моделью пишутся статьи, программы, речи и т.д. Я не буду останавливаться на этом компоненте — на эту тему написаны тонны книг. Очевидно, что в общем и целом предмет деятельности политтехнолога и шамана совпадает если не формально, то содержательно.

Несколько сложнее вопрос методов. В широком смысле, шаманство является, по сути, одним из методов, применяемых политтехнологами. Конечно, в таком определении есть некоторые шероховатости, но остановимся пока на нём.Что является целью шамана и политтехнолога? Ради чего проводятся те или иные действия? В самом широком смысле (если игнорировать корыстный интерес оператора) цель — задобрить духов. В случае с политтехнорлогией задабривание осуществляется путем обращения к некоему идеологическом фетишу с уверениями, что тот или иной политик или партия воплощают данную модель в своей деятельности настолько, насколько им позволяют обстоятельства. Соответственно, чем больше людей проникнется духом, к которому происходит обращение, тем сильнее будет политик (партия), воплощающие данный дух,  и тем успешнее будет их деятельность. В идеальной ситуации политическая сила стремится к всенародному одобрению своих действий для получения абсолютного мандата на власть. Это стремление во многом иррационально. Во-первых, политик, имеющий всенародную поддержку, лишается возможности апеллировать к «несознательной» части электората, избравшей в парламент людей, мешающих воплощению великой истины. Во-вторых, такая поддержка не необходима; современные условия игры позволяют формировать повестку дня и определять политический курс любого из уровней государства куда меньшими силами: две трети депутатов , как известно, может принимать любые законы, а больше половины голосов, поданных за кандидата в президенты — обойтись без второго тура. Но, повторюсь, стремление это иррационально и исходит из самой сути системы: чиновник на каждом уровне стремится показать максимально возможный результат на подведомственной ему территории, поскольку это результат является индикатором доверия к власти вообще, а значит, и определяет качество работы чиновника.Важнейшее значение имеет содержание описываемых видов деятельности. Исходя из определённой выше цели, можно сказать, что содержание политтехнологии, как и шаманства, заключается в организации и поддержании устойчивого канала связи между оператором (субъектом) и духами (объектами). Позвольте, скажет читатель: ведь выше говорилось, что объектом воздействия выступает никакой не дух, а самый обычный, непосредственный человек! И будет прав. Поскольку мы видим в описываемой ситуации обычное мошенничество, и это легко доказать. Шаман всегда незаметно для наблюдателя, но от того не менее внимательно, следит  за зрителями. Также и политтехнологи следят за потребителями свей стряпни — через всевозможные социологические исследования и опросы.

Отчего же именно шаманство взято на вооружение нынешними политтехнологами? Думается, причина здесь в восприятии власти народом. На протяжении веков людям вдалбливалась мысль о сакральной природе власти. Всякая власть — от Бога, а по сему, бунтуя против неё — ты бунтуешь против Бога. Не многие осмеливались пойти на это! Еще меньше было тех, кто сделал простой вывод: «если всякая, то значит — и моя (наша), если мне (нам) удастся победить».

Сегодня понятия «сакральности», «божественности» и пр. подверглись изрядным аберрациям. Вера приравнена к моде, философия — к увлечению. Человек абсолютно точно знает, что смена времен года никак не зависит ни от его молений или прочих действий, ни от веления богов. Но десакрализация окружающей реальности в случае с властью дала удивительный эффект: человек воспринимает власть как явление природы! Ну да, Путин… Ну да, развалил страну… Ну да, воруют… Так люди издревле воспринимали засуху или неурожай — надо же жить дальше. Лесной пожар, например, или ураган, в сознании людей не в пример более очевидны, чем новый закон об образовании или еще о чем-то, поскольку последствия вино сразу. Но оттого еще большей становится обреченность людей перед государством, воспринимаемой подобно беспрерывному стихийному бедствию.

Только поняв, что государство существует вообще и что оно такое, как есть, в частности, по его, человека, воле, или, как минимум, с его согласия — человек станет свободным. И тогда политтехнологам придется брать на вооружение что-нибудь посовременее. Пока же человек вполне управляем и с помощью таких трайбалистских технологий, как шаманство.

Категории: Блоги, Теория
Теги: ,