Вершки и корешки хайтека.


Вершки и корешки хайтека.

Одним из основных моментов критики капитализма является то, что любой капиталист существует на основании того, что отбирает значительную часть прибавочной стоимости у своих работников. Карл Маркс в «Капитале» показал это с потрясающей ясностью и после него уже кажется не должно остаться людей, непонимающих природу капитала. Но это не так. Современные адепты капитализма постоянно находят новые способы обойти этот момент, показывающий, что капитализм по сути есть обыкновенное воровство.

Распространенным вариантом подобного «обхода» является акцентирование на моменте «творческой деятельности» капиталистов. Дескать, конечно есть капиталисты, наподобие Абрамовича, что «украли» свое состояние, они действительно «плохие». С этим многие адепты капитализма уже не пытаются спорить. Но они находят иной путь. Среди капиталистов есть те—говорят эти адепты—богатство которых есть результат только того, что эти капиталисты принесли человечеству столько благ, что эти блага превышают размер их состояния.
330050.TIF

Например, ранее часто приводили пример Генри Форда, сейчас часто приводят Билла Гейтса. «Разве Билл Гейтс стал миллионером потому, что эксплуатировал рабочих?»—спрашивают эти защитники— «Разве его состояние не результат его умственных усилий?».

Обычно критики капитализма приводят в пример то, что Гейтс эксплуатирует своих сотрудников. Это распространенный, но не сказать что удачный ответ—сотрудники Билла Гейтса в общем, на эксплуатацию не жалуются и живут лучше, чем основная масса населения. Что же, следовтельно это означает, что есть «хороший» капитализм, где и эксплуатация работников имеет мягкие формы, такой  неолиберальный вариант гармонии между творцом-хозяином и верными слугами? Не кажется ли, что что-то тут опускается. Попробуем разобраться…

В старом советском фильме «Начальник Чукотки» показан эпизод, где американский делец продает чукчам граммофонную трубу, показывая, как хорошо она «играет», пристраивая её к граммофону. Когда же «покупатели» приходят и удивляются, что она у них в руках (без основного аппарата) не играет, он пристраивает ее обратно и демонстрирует обратное. Это показано, как пример неэквивалентного обмена со слаборазвитыми народами, вариант пресловутых «стеклянных бус». Вот, дескать, стоит обучить чукчей (что и сделала советская власть) и их станет невозможно так обманывать.

К сожалению, это не так. Самые высокообразованные люди оказываются в подобной ситуации. Например, когда речь идет об индустрии программного обеспечения. Тут проявляется тот же «эффект граммофонной трубы», когда люди неосознанно разделяют ту или иную сущность на несвязанные друг с другом элементы.

Ведь что такое тот же персональный компьютер? Это устройство, функционирование которого происходит под управлением программного обеспечения. Оно – необходимая его составная часть. Без него компьютер столь же неполноценное устройство узел, как скажем, автомобиль без руля. Может только жужжать, потреблять электричество загрязнять воздух. А для нормальной работы ему требуются программы – от операционной системы до графического редактора или системы проектирования.

Вот тут и начинается самое интересное. Производство программ и производство компьютеров разнесено по разным отраслям, сейчас даже территориально. Компьютеры собирают в основном там, где дешев труд – вначале на Тайване и в Южной Корее, сейчас в основном в Китае, но это не столь важно. Важно, что стоимость персонального компьютера как такового оказывается невелика – еще недавно  она равнялась тысяче долларов, теперь упала до трехсот и уже ноутбуки подобной цены не вызывают удивления.

Но стоимость программного обеспечения для того же персонального компьютера намного превышает этот уровень. Банальный офисный пакет стоит уже сотни долларов. Графический редактор обойдется много дороже. О программах проектирования даже нечего спрашивать. Все принимают это как должное –ведь программы –это продукт интеллектуального труда, они должны стоить дорого.

Высокая цена программ объясняется высокой заработной платой программистов, менеджеров, маркетологов, рекламщиков и т.д. Однако многие критики находят это объяснение в общем недостаточным. Ведь программы распространяются зачастую в миллионах экземпляров, стоимость копирования их ничтожна. В пересчете на единицу продукции общая стоимость затрат на разработку оказывает не столь большой. К тому же многие аналоги платных программ пишутся бесплатно в  идее свободного ПО… Может быть речь идет о завышенной стоимости софта?

Эти критики в общем правы, но и их рассуждения касаются второстепенных проблем. Главное практически не оговаривается. Если компьютер и программы есть единая система, не существующая друг без друга, то сверхстоимость одной ее части обязана компенсироваться низкой стоимостью другой. Т.е. высокая стоимость софта означает низкую стоимость «железа». Это основной «секрет» т.н. «высоких технологий».  Доступность компьютеров, создаваемых низкооплачиваемыми рабочими в адских условиях труда, позволяет поддерживать всю индустрию high tech с ее высокими зарплатами и высокой привлекательностью труда. Условное разделение между китайской девочкой, за миску риса собирающей печатные платы и между менеджером и программистом софтверной компании дает иллюзию «хорошего капитализма», где низкая эксплуатация и партнерские отношения. Китайской девочки вообще не оказывается в подобной системе взглядов.

Но если выйти за пределы этой системы, то становится понятным, чей же труд  присвоил Билл Гейтс. Труд миллионов тайваньских и китайских рабочих, собирающих компьютеры и печатающих процессоры. Труд миллионов иных рабочих, от металлургов до строителей, создававших оборудование для создания компьютеров и процессоров.

0991

Наконец, есть еще один аспект «хорошего капитализма». High tech показывается, как чистая и экологически безвредная отрасль, которая дает своим участникам надежду на счастливое будущее. Зеленые лужайки, белые рубашки — не чета грязным фабрикам иных отраслей. Но на самом деле это не так. Ведь что такое скажем, производство тех же микросхем? То, что гордо зовется «высокими технологиями», как не многосторонний химический процесс многократного травления и осаждения, требующий крайне ядовитых веществ. Поэтому капиталист в сфере хайтек, равно как и в других сферах,  присвоил не только текущий труд, он присвоил также труд миллионов рабочих в будущем, которые будут раскапывать залежи ядовитых веществ, которые остаются от производства вычислительной техники.

0099

И вот эту огромную пирамиду труда венчает наш «гений» — маркетинговый   или пусть даже технический. Гейтс, Джобс или простите, Цукенберг. Он реализовал свои планы, но  они были невозможны без миллионов участников общественной системы труда. Даже если отрешиться от того, насколько проекты, давшие им миллионы и миллиарды долларов прибыли, являются результатом  идей миллиардеров (в большинстве случаев это не так, даже Генри Форд не изобрел ни автомобиля, ни конвеера, но это уже другая тема). Без воплощения в «железе» эти идеи –бессмысленны. Без труда огромного числа людей, которые не удостоились попадания в сферу пресловутых «высоких технологий», всех этих операторов, слесарей-сборщиков, сварщиков, энергетиков и т.д., что обеспечивают функционирование современных компьютерных систем идеи этих «титанов» всего лишь пустой звук.

Поэтому можно сказать, что любой интеллектуал-предприниматель, «инженер-бизнесмен» ничем не отличается от своего собрата в иной отрасли. Он так же существует на присвоение прибавочной стоимости миллионов рабочих в системе капитализма, и все продукты, которые он якобы производит – все эти программы, социальные сети и т.д. есть результат работы множества работников, которые получают много меньше, нежели создают. «Хороший капитализм» хайтека – это иллюзия, которая скрывает под собой обычную капиталистическую систему угнетения.

 

Категории: Блоги, Экономика
Теги: , , , ,