Поступь эволюции


Поступь эволюции

Авторlex-kravetski

Некоторые жители планеты Земля верят, что примерно пять-шесть тысяч лет назад некое абсолютное существо, известное под кодовым названием Творец, отделило небо и сушу от воды, высадило на ней зелёные насаждения, а также населило её всевозможными животными, главенствовать над которым полагалось лучшему творению Творца — человеку. Человек сначала жил в райских условиях, но потом что-то такое нехорошее сделал (тут разные представители разных религиях расходятся во мнениях) и был за это изгнан из райских условий в обычные.

Согласно этому варианту изначально человек был исключительно хорош, но потом начал портился, что продолжает делать до сих пор.

Однако другие жители планеты Земля не могут проигнорировать данные, предоставляемые нам палеонтологией, археологией и биологией, поэтому они в курсе, что всё было несколько иначе.

В число означенных других жителей вхожу и я, чего, кстати, и вам рекомендую. У этих жителей версия произошедшего несколько иная — лишённая всякой мистики и в некотором смысле первой версии даже обратная. По этой версии человек не был создан совершенным и не испортился в дальнейшем, а наоборот даже улучшился, что его первоначальное несовершенство ему сделать вполне себе позволяло, в отличие от изначального совершенства.

-песочница-491537

 

Эта версия — по стечению обстоятельств, кстати, являющаяся научной — конечно, не предполагает наличия некоторого идеала, к которому человеку было предначертано стремиться «самой природой». О нет, человек всего лишь в результате эволюционного процесса всё лучше и лучше адаптировался к окружающей среде. И что не может не радовать, как-то вот выработал у себя способность во-первых, не только адаптироваться к окружающей среде, но и ещё её осознанно менять, а во-вторых, возможность думать на таком уровне, на котором уже существует что-то под названием «идеал» — у животных, как легко догадаться, такой абстракции в умах нет.

В промежутке между небытиём и современностью человек как вид пережил огромное количество занимательных трансформаций. Его далёкие предки были, вообще говоря, всего лишь молекулами, которые плавали в мировом океане. Объединяясь по чисто химическим законам в колонии, оные предки за многие миллионы лет превратились в нечто, что уже можно назвать «формой жизни» — в клетки. Из клеток появились колонии клеток — первые организмы. Организмы совершенствовались и обрастали новыми фичами, такими как способность самостоятельно двигаться, воспринимать окружающий мир и, наконец, воспринимать непосредственно себя самих, то есть самоосознавать себя.

В сей занимательной цепочке трансформаций одна из ветвей в конце концов привела стопицотмиллионное потомство в отряд приматов, одна из ветвей которого внезапно начала прогрессировать не в области силы, остроты зубов и скорости, но в области интеллекта.

Обезьяны, прямо скажем, не самые тупые создания. Но ветвь под кодовым названием «человек разумный» может дать им нехилую фору. При этом австралопитек таки проигрывал хомо эректусу, а тот, в свою очередь, хомо сапиенсу.

Параллельно собственным эволюционным изменениям, люди претерпевали изменения социальные, ибо их мозг, в отличие от мозга практически всех остальных животных, обладал возможностью не только обучаться на примере, не только получать и обрабатывать знания, но ещё и осознанно передавать их от поколения к поколению. И все эти замечательные способности запустили параллельно биологической эволюции ещё и «эволюцию идей», которая так сильно переплелась с биологической, что тяжело уже сказать, кто на кого сильнее влияет.

Люди научились изготавливать инструменты, говорить, разводить растения и животных, разработали религию, философию, науку и до фига всего ещё. В общем, если бы кто-то из нас проживал бы в те очень далёкие времена, когда на Земле всё только начиналось, он вряд ли бы смог ожидать такой прыти от каких-то там молекул в «бульоне».

Этот краткий и сильно упрощённый экскурс в антропогенез и абиогенез приведено здесь с целью показать, как сильно на самом деле изменился человек. Он совершенно непохож на молекулу РНК (хотя из и состоит из похожих), на клетку (хотя состоит из похожих), на бактерию и даже на своих, уже человекообразных предков. Более того, хотя современный человек биологически похож на людей, живших на Земле двадцать тысяч лет назад, социально он от них отличается почти в той же степени, в которой биологически — от сине-зелёных водорослей.

Имела ли какая-то из ступеней эволюции право называть себя «настоящей», «естественной» (подразумевая, что следующие — это уже искажение «естественного») или «окончательной»? Мог ли, например, кроманьонец объявить себя «последней ступенью» и на этом основании сопротивляться изменениям? Была ли клетка лучше человека и не являлся ли последний циничным искажением изначального замысла, как и все, кто «вырос» из клетки?

Эти вопросы, не смотря на всю их кажущуюся абсурдность, на самом деле ровно из той же серии. Из серии «настоящего человека» и «бездушной машины».

Лучше ли человек, чем тот же человек, но с дополнительными устройствами внутри себя? Ну, а лучше ли хомо сапиенс сапиенс, чем кроманьонец?

Если понимать «лучше» как «лучше справляется» — сто пудов лучше. При этом оба два сами — лучше для самих себя. В том смысле, что тот, кто справляется хуже, чем его гипотетический конкурент на этом основании обычно не вычёркивает себя из жизни добровольно.

Лучше ли академик, чем гопник из соседнего двора? Если рассматривать право на жизнь — нет, не лучше. Если рассматривать занятие наукой, то сто пудов лучше академик.

Лучше ли пистолет, чем меч? Да. Если мы про использование на войне. Я бы точно в этом случае выбрал пистолет. А для украшения интерьера я выберу меч.

Эти простые примеры нам показывают, что слово «лучше» всегда подразумевает расшифровку «для чего». Для красоты? Для решения конкретной задачи? Для выживания? Для репликации самого себя? Заданный нами критерий сортировки как раз и будет означать локальное определение понятия «лучше».

Так, «расширенный человек», о котором шла речь в прошлой статье по этой теме, гораздо лучше в плане своих возможностей и их реализации. При этом, будет ли он лучше с точки зрения нашей нынешней морали — от него зависит. И от нас — ведь именно нам этого человека делать, и мы им в конце концов станем.

Спору нет, современный человек однозначно лучше «расширенного», если «лучше» определено как «неизменность современного человека». В рамках этого определения каждая эволюционная ступень гораздо лучше и предыдущих, и следующих, поскольку она наиболее близка к самой себе.

Однако это определение тавтологично: ведь в нём критерием оценки состояния выбрано соответствие этому самому состоянию. Мы же на практике обычно выбираем что-то другое. Например, способность делать что-то сложное, полезное и так далее. И в этом плане Моцарт очевидно лучше безымянного кроманьонца — ведь последний не только не умел сочинять музыку, но и даже не знал, что это такое. По этому же критерию лучше будет и расширенный человек — он ведь сможет делать более сложное, причём, в самых разных областях. И в производстве, и в познании, и в общении, и в культуре.

Перестанет ли такой человек рано или поздно разделять наши чувства и идеи? Да. Сто пудов перестанет. Как, собственно, и мы, которые давно уже перестали разделять «идеи» австралопитеков, водорослей, клеток, молекул РНК и, да чего там — людей бронзового века. И ровно так же, как это было с нами, это произойдёт не за один день. Правда, в этот раз сроки будут гораздо короче — не миллионы лет и не десятки тысяч.

Жалко ли нам свои идеи? Конечно, жалко. Но и люди бронзового века, не исключено, огорчились бы, узнав, что многие из их воззрений через тысячи лет будут отвергнуты. Поэтому сие не аргумент.

Если мы считаем себя вправе объявлять себя последним звеном, то это только лишь от зашкаливающей гордыни. Причём, кто-то из предков скорее всего тоже себя таковым последним звеном объявлял. Утверждая, что вот он — конец культуры, истории, науки и так далее. Что ничего лучше уже не будет. И что же? Мы всё равно живём в мире с интернетом, самолётами, томографией. Мы знаем устройство атома и умеем летать в космос, хотя кому-то из людей десятого века подобное бы показалось верным симптомом «смерти души».

То, что человек производит собственную модификацию, ничуть не более «смерть души», чем модификация в исполнении объективных социальных законов или же в результате совершенно природных перестановок в хромосомах половых клеток. И её результат не менее настоящий, нежели хомо сапиенс сапиенс на фоне австралопитека.

Ибо всё это — звенья эволюционной цепи. Шаги эволюции, которая продолжит свой ход, как бы кому-то ни хотелось её остановить ради желания навсегда остаться её вершиной или из-за боязни, что следующие поколения с этой вершины спрыгнут.

Эволюция будет идти уже просто потому, что в мире есть динамика. И сколь совершенными мы бы ни казались себе, будут люди ещё совершеннее. И в том числе сделанные самими же людьми — не просто рождённые, а сделанные: ведь такие уже есть. Не целиком — частично, однако сделанные. «Искусственно», как это часто называют.

Происходящие таким образом изменения не являются «убийством предыдущих». Они даже не «замещение» — они именно что шаги эволюции. Что-то модифицируется, модификации проверяются на прочность и успешные, состоятельные модификации закрепляются, входя в «норму» для следующих поколений, пока ещё более успешные модификации не заместят и их тоже.

Поэтому говорить с сарказмом «а чего там, давайте тогда вообще всех убьём, пусть только роботы останутся», в этом случае не менее логично, чем, взглянув на проект самолёта, с тем же сарказмом предложить: «а давайте тогда всем отрубим ноги». Специально подобранная в этой саркастической фразе жестокость описания, собственно, и есть единственный «аргумент» подобных рассуждений.

Если уж вести речь о «геноциде» в разрезе «уничтожения» человека расширенным человеком, то сначала надо вспомнить куда более чудовищный геноцид, в котором лично поучаствовал абсолютно каждый житель Земли, возрастом старше хотя бы двух лет.

Он загеноцидил грудного ребёнка. Причём, если хомо сапиенс вообще говоря не уничтожал никаких австралопитеков, ибо последняя особь первых умерла задолго до появления последних, то грудного ребёнка каждый из нас загеноцидил лично. Уничтожил его окончательно и бесповоротно методом вытеснения. А именно — вырос.

Грудной ребёнок, уверяю, хотел жить. У него была собственная самоценная психика — да, несовершенная и примитивная на фоне взрослого, но тоже психика. Эта психика цинично сменилась психикой взрослого. Совершенно иной, более продвинутой, с сознанием в полном смысле этого слова, разумом и всё такое. Но ребёнок исчез. Его воспоминания стёрлись. Его желания больше не актуальны. Его тело стало другим. Теперь его просто нет. И в этом акте, повторюсь, поучаствовал каждый человек лично. Каждый лично убил в себе ребёнка.

Но этот акт вопиющего геноцида, тем не менее, не приводит к призывам срочно отказаться от взросления и остановить уничтожение грудных детей, которые тоже имеют право на жизнь. Вместо того, чтобы способствовать сохранению недоразвитого младенческого мозга (недоразвитого в том числе физически), общество, напротив, прикладывает усилия к тому, чтобы этот мозг как можно более эффективно развить, оставив в нём как можно меньше нюансов младенчества.

Странно, однако не смотря на вышеописанные ужасы, люди так и не потеряли свою человечность.

Великий учёный Стивене Хокинг почти полностью парализован. Сейчас он фактически является мозгом, лишённым тела, и лишь технические приспособления помогают ему общаться с внешним миром.

Как вы думаете, перестал ли он быть человеком? И перестанет ли, если дать ему новое, искусственное тело? Что более гуманно и человечно — оставить всё как есть или «сделать из него киборга», поместив его мозг в эдакий глобальный протез, при помощи которого он снова сможет ходить, говорить, пользоваться руками, хорошо выглядеть (лучше, чем сейчас, это точно) и так далее? Или быть может, во имя «сохранения биологических людей» ещё более правильным было бы отобрать у него и те устройства, которые позволяют ему общаться с миром сейчас — ведь эти электронные устройства хоть и несовершенным способом, но таки подключены к его мозгу?

Если новое тело для парализованного, новые глаза для слепого и новый фрагмент мозга взамен утраченного не являются «расчеловечиванием», то почему им будут являться лучшее тело, лучшие глаза, лучшие фрагменты мозга? Парализованный лишён тех возможностей, что есть у большинства людей, и дать ему их кажется справедливым, но почему же дать всем лучшие тела таковым не кажется?

Возможно, в этом людям видится «грех против естественности», но ведь ровно то же самое уже давно делает медицина, позволяя нам выживать в тех случаях, которые ещё сто лет назад означали бы неминуемую смерть. Медицина «искусственно» исправляет то, что ранее было вполне естественным — страдания и смерть от болезней. И мы это считаем это вполне нормальным. Для нас вполне нормально иметь искусственные зубы в том возрасте, когда у наших предков их бы уже не было. Для нас уже нормально «искусственно» пересаживать органы, а то и делать их искусственные аналоги. И мы уже убедились, что от всего этого «душа» вовсе не умирает. Не умрёт она и от других глобальных исправлений.

Человечеству уже многократно предрекали тотальную деградацию, вызванную очередной технической новинкой. Книгопечатание уже «убивало» духовность книг, которые до него, «вкладывая всю душу» вручную переписывали специально обученные люди. Интернет уже «убивал» человеческое общение. Наука уже «убивала» мораль. Однако мы, выросшие на напечатанных книгах (и сражающиеся против «убийства духовности» печатных книг — книгами электронными), активно общающиеся в интернете, существующем строго благодаря науке, всё равно почему то гораздо больше и глубже думаем о морали, чем 99,999% наших предков трёхсотлетней давности. И нашу мораль мы вряд ли сочтём хуже их морали — оправдывавшей, например, рабство и совершенно спокойно делящих людей на «избранных» и «отверженных».

Буде нам правильно действовать, наши потомки тоже окажутся лучше нас. И буде даже неправильно — всё равно скорее всего окажутся. Объяви мы себя финальным шагом эволюции (как то, кстати, уже пытались проделать с капитализмом в разрезе эволюции социальной), мы всё равно им от этого не станем.

Эволюция с неизбежностью сделает следующий шаг.

Цинкhttp://lex-kravetski.livejournal.com/451862.html

Категории: Блоги, Теория
Теги: , ,