Цена «брендовой» куртки


Цена «брендовой» куртки

По случаю недавней трагедии в Бангладеш, отличная переводная статья на тему эксплуатации третьего мира и об оборотной стороне общества «всеобщего благосостояния».

z34

Предисловие переводчика: Это именно они шьют курточки, джинсы, рубашки и блузки модных «брэндов» – тех самых, которые впоследствии недешево продаются в европейских бутиках. На этой неделе в Бангладеш обрушилась фабрика, похоронив сотни рабочих, но СМИ практически не сообщают об этой трагедии. Никто не пишет о том, что средняя зарплата на такой фабрике составляет около 3000 така – 35 долларов в месяц. За сверхурочную работу швея может заработать 5000 така (около 50 долларов). Около 80% работников швейных фабрик Бангладеш – женщины и девушки, но субподрядчики нередко нанимают туда детей – поскольку им можно платить не более 1500-2000 така в месяц (19-26 долларов). Рабочий день на таких фабриках составляет 12 часов шесть дней в неделю.

В Бангладеш функционирует 4400 таких швейных фабрик, на которых только официально работают 3,5 миллиона человек. Однако по данным местных профсоюзов на них занято около 10 миллионов.

Швейные фабрики, на которых производятся все эти модные курточки и джинсы, горят, как спички – одна за другой, или же обваливаются, погребая под развалинами рабочих. Здания изначально строятся из самых некачественных материалов с нарушением элементарных норм безопасности. Такое удешевление производства приносит дополнительные прибыли как самим «брэндам» (например, компания «Primark», чьи изделия шились на обрушившейся фабрике, удвоила объем прибыли за последние три года), так и владельцам фабрик, которые «сами проживают в элитных закрытых районах, посещают вечеринки в Версале и владеют недвижимостью за границей».

И хотя полиция Бангладеш уже выдала ордер на арест владельца обрушившейся недавно фабрики, ему не только удалось благополучно скрыться – он также успел продать или переписать на других лиц всю собственность. После того, как из-под завалов фабрики извлекли сотни тел погибших работников, и стало известно, что 3122 работников фабрики фактически загнали в аварийное здание уже после эвакуации – в Бангладеш вспыхнули стихийные протесты. Рабочие штурмовали офисы Ассоциации Предпринимателей и Экспортеров, забрасывая камнями полицию, применившую против них слезоточивый газ и дубинки. Чтобы успокоить население правительство страны клятвенно обещает провести расследование и наказать виновных.

«После таких катастроф обычно начинается какая-то деятельность – организуются дебаты и дискуссии, создаются комитеты и следственные комиссии, пишется куча всяких отчетов» – говорит Сайед Султан Удин Ахмед из «Института Исследований Вопросов Труда Бангладеш» (BILS). «Но только в результате ни к чему вся эта деятельность не приводит. За последние 23 года – с тех пор, как швейная промышленность стала активно развиваться в Бангладеш – никто так и не был наказан за подобные инциденты».

Опасаясь отпугнуть инвесторов, правительство Бангладеш закрывает глаза на любые нарушения техники безопасности, как и на случаи убийства или изнасилования работниц швейных фабрик, что, по заявлениям профсоюзов Бангладеш, является широко распространенной практикой.
Нерегулируемый капитал бежит туда, где можно максимально увеличить прибыль и сократить издержки производства, что в итоге приводит к таким катастрофам.
Профсоюзы Бангладеш не в состоянии в одиночку справиться с союзом бизнесменов и государства – глобализированный капитал предполагает необходимость глобализации и рабочих движений. Иными словами, нам нужна международная солидарность трудящихся – и не только Первого Мая.

К утру четверга число жертв обвала здания швейной фабрики в Бангладеш возросло до 194 человек погибших и более тысячи раненых (по последним данным количество погибших возросло до 234 человек – прим. пер.). Эта недавно построенная швейная фабрика в пригороде Дакки – Савар, управлялась субподрядчиком, как и большинство швейных фабрик. Она работала и производила продукцию для крупнейших модных брэндов: Primark, Benetton, Mango и Wal-Mart.

Причем, следует учесть, что нынешняя катастрофа случилась вскоре после крупного пожара на швейной фабрике Smart Export в январе этого года, который унес жизни семерых работников. А еще раньше, в ноябре прошлого года в огне пожара, вспыхнувшего на швейной фабрике Tazreen Fashion, сгорели 111 работников. Пожары на фабриках и обвалы зданий случались и раньше, но сейчас мы наблюдаем настоящий всплеск такого рода катастроф – особенно в Бангладеш. Для работников швейной промышленности 2012-й год действительно стал самым трагическим годом, а 2013-й год может оказаться для них еще хуже.

Почему же, несмотря на все предпринимавшиеся ранее различными неправительственными организациями усилия, несмотря на все инициативы организаций, занимающихся созданием «гражданского общества» – почему, несмотря на все эти попытки, так и не удалось улучшить условия труда работников фабрик? Потому что все эти смерти являются не «структурной неизбежностью», а результатом постоянной погони за увеличением прибыли.

Большинство крупных швейных фабрик вертикально дезинтегрированы – то есть, они производят одежду на контрактной основе. Им платят фиксированную цену за единицу товара – и, при этом, цену назначает покупатель или оптовый продавец – то есть, «брэнд». Например, если брэнд Zara, заказывает 50 000 курток, то он сам устанавливает цену и сроки выполнения заказа. Обычно фабрики работают сразу на несколько таких «брэндов». Это означает, что когда на швейных фабриках происходят подобные катастрофы, владельцы «брэнда» могут отрицать (что они обычно и делают) то, что «в данный момент» их продукция производилась на этой фабрике. Тем же, кто пытается докопаться до сути, приходится рыться в уцелевших тряпках, чтобы узнать, какие именно марки одежды производились в данный момент на данной фабрике. И даже, когда нам удается обнаружить доказательства, «брэнд» все равно не несет никакой ответственности.

Фактически, «брэнды» обладают финансовым иммунитетом от ответственности за условия труда на швейных фабриках. Компаниям-собственникам «брэндов» удается полностью снять с себя всю ответственность за смерть рабочих, к которой они имеют самое прямое отношение. Дело в том, что «брэнды» максимизируют прибыль, организуя настоящие конкурентные войны между собственниками фабрик. И ради поддержания конкурентоспособности владельцы швейных фабрик стремятся получить максимум при минимуме затрат – и потому максимально усиливают давление на рабочих.

В результате именно рядовые рабочие, которые находятся в самом низу этой цепочки взаимоотношений и вынуждены работать в условиях, не соответствующих никаким нормам, жить ниже черты бедности и постоянно платить своими жизнями за прибыль «брэндов». И за последнее время условия труда работников стали еще более ухудшаться – по мере того, как сама швейная промышленность стала более «подвижной», получив возможность быстро переносить производство из одной страны в другую.

Ранее, на протяжении почти тридцати лет, действовало «Соглашение по международной торговле текстильными изделиями» (MFA), которое регулировало производство одежды и тканей, регламентируя, где и сколько одежды должно быть произведено.

В рамках данного соглашения устанавливались квоты и ограничения на производство швейной продукции, что способствовало развитию промышленности в разных частях земного шара. Однако с 2005 года, после того как соглашение MFA перестало действовать, «брэнды» стали концентрировать производство на основе субподряда в нескольких бедных странах. Производство «брэндовой» одежды было главным образом сконцентрировано в Китае и Бангладеш, где наблюдается избыток дешевой рабочей силы – и они стали крупнейшими в мире производителями швейной продукции. Именно после отмены регулирующих норм соглашения MFA «брэнды» получили возможность беспрепятственно переводить производство из одной страны в другую, стремясь максимально удешевить затраты на оплату труда рабочим – и, соответственно, максимизировать свою прибыль.

Швейная промышленность является основой экономики Бангладеш, и потому правительство этой страны продолжает настойчиво игнорировать любые нормы техники безопасности и законы по охране труда, чтобы создать наиболее благоприятные условия для трудоемких инвестиций и повышения уровня прибыли.

В июне прошлого года мне доводилось беседовать с лидером Федерации Независимых Профсоюзов работников швейной промышленности Бангладеш (BIGUF). По его словам, несмотря на то, что огромная часть рабочих на крупных швейных фабриках состоит в их профсоюзе, собственники не приняли ни единого заявления о регистрации профсоюзных ячеек. Правительство Бангладеш отлично сознает, что малейшее изменение к лучшему в том, что касается уровня оплаты или условий труда, приведет к бегству капитала – туда, где он будет менее ограничен.

Пожары на фабриках в Бангладеш приводят к такому количеству жертв именно потому, что при их строительстве не используются огнеупорные материалы, потому что закрыты пожарные выходы, потому что не работают системы пожаротушения, потому что нет противопожарного оборудования – а также из-за огромной скученности рабочих на таких фабриках. В случае же с обвалом здания фабрики в Саваре мы сталкиваемся с вопиющим нарушением всех норм – менеджмент фабрики в приказном порядке заставил рабочих вернуться и приступить к работе после того, как их эвакуировали из этого здания.

(В здании образовались трещины, которые с каждым часом увеличивались. По проекту здание было пятиэтажным, но в реальности его построили восьмиэтажным – три этажа сверху были самовольно надстроены в нарушение всяких инженерных норм и оказывали избыточное давление на стены и фундамент. Перед обвалом все люди были эвакуированы, однако затем менеджеры заставили рабочих вернуться на рабочие места; управленческий персонал, а также сотрудники находившегося на первом этаже отделения банка при этом сами в аварийное здание не вернулись – прим. пер.).

Какие-либо формальные реформы сверху не изменят реальных условий труда на швейных фабриках. Их уже пытались предпринять и результат – налицо. Улучшение условий труда на фабриках требует низовой демократической организации рабочих швейной промышленности по всему миру (и это объединение уже происходит), чтобы они имели возможность в обход владельцев фабрик вести переговоры напрямую с их реальными хозяевами – «брэнадми».

Ключевым фактором здесь становится международная солидарность – причем, не только в том, что касается оказания помощи в чрезвычайной ситуации. Профсоюзы должны расширять свою деятельность на глобальном уровне, выходить за пределы границ государств и стать той социальной силой, которая будет способна противостоять мультинациональному капиталу.

Ашок Кумар

http://www.liva.com.ua/garment-brand.html — цинк

Капитал … избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. (с) Карл Маркс

Но вам по прежнему будут рассказывать что Маркс устарел.

Категории: Блоги, Экономика
Теги: