О православных коммунизмах


О православных коммунизмах

Говоря о синтезе коммунистической/социалистической идеологии с религией, надо понимать, что предлагаемые проекты конечно же имеют под собой определенную идеологическую подоплеку.
Так как в России, история развития марксистских/социалистических/коммунистических идей не дает особых примеров позитивного опыта такого синтеза, берутся как правила примеры деформированного социализма из других стран, где существовал/существует социализм. Наиболее расхожий пример оного — ряд стран Латинской Америки, местный социализм сосуществует с религией и церковью, а не использует ее как инструмент.

Надо помнить, что существование церкви и религии в СССР после окончания периода гонений при Сталине и Хрущеве, все так же определялась командно-административными методами, когда иерархическая верхушка церкви работающая с паствой, была филиалом органов госбезопасности, рассматривавших церковь, как еще один элемент контроля над обществом, пускай этот элемент и был с точки зрения советской идеологии рудиментарным и должен был рано или поздно согласно Ленину и Сталину — отмереть естественным путем в процессе образования широких народных масс и повышения уровня их сознательности на пути к коммунизму. Если брать голую теорию, то такая церковь как была в СССР, должна была отмереть вместе с государством по мере наступления коммунизма. Но так как СССР проиграл Холодную Войну и был физически уничтожен, то финала этого процесса мы не увидели.

Для отечественного опыта построения социализма с его специфическими деформациями, всегда было характерно практически полное размежевания с идеями религиозности в контексте их совмещения с идеями Маркса переработанными Лениным http://www.revolucia.ru/soc_relg.htm и Сталиным http://pravoslavnij.livejournal.com/64452.html. Сразу говорю, что я имею ввиду именно идеологические основы СССР, а не различные исторические тупики и курьезы.
Наши, отечественные классики, были уверенны, что задачей социалистического строительства в контексте отношения с религией, должно было быть ее отмирание в процессе развития диктатуры пролетариата и построения социализма. Вопросы заключались в тех методах, которыми предлагалось этого достичь. Воинствующие безбожники и ура-атеисты, полагали, что после победы Революции, можно будет форсированно решить вопрос с церковью. Декрет об отделение церкви от государства, участие церкви в гражданской войне на стороне противников советской власти, общее падение уровня религиозности в обществе и классовая борьба на селе — все это создало удобную почву для проведения антицерковной компании, когда левые радикалы пытались форсировать «отмирание религии», в том числе и силовым путем. Компания сия, шла как снизу, так и сверху, но уже в начале 30х годов, по мере нарастания разногласий в руководстве большевиков, постепенно преобладающее значение получили взгляды Сталина, продолжавшие линию Ленина из статьи «Социализм и религия». Сталин, действительно с практических позиций изложил свой подход, где основой вытеснения религии из общественной жизни должны были стать не насилие и принуждение, а просвещение и образование. Логика Сталина в очищенном виде выражалась формулой «Умный в церковь не пойдет». Все это со временем действительно привело к послаблениям в отношении религии. Причем, учитывая контраст с последовавшими после смерти Сталина гонениями на церковь со стороны Хрущева, Сталин, несмотря на то что при нем дофига и больше расстреляли священников и взорвали храмов, начинал выглядеть вроде сурового, но справедливого кесаря. Который и карал, и миловал. Учитывая, что в христианстве помимо мученников, славили и отдельных «правильных» императоров, то такое переодевание Сталина в религиозные одежды ни разу не удивительно. Самое смешное, что объективно именно так и было, хотя отнюдь и не потому, что атеист Сталин так любил православие и так в нем нуждался. Если бы товарищ Сталин, был бы действительно тем кровавым упырем, которым его рисуют, то учитывая масштабы преобразований которые проводились в СССР, проблема уничтожения вообще всех церквей и расстрела всех-всех попов, отнюдь не была не решаемой.  В этом плане, те кто ставят в заслугу Сталину сохранение РПЦ, вполне себе правы.

Именно отсюда, а не из «теологии освобождения» начали еще в начале-середине «нулевых» зарождаться попытки соединить в политическом отношении коммунизм и религию. «Теология освобождения», появилась в широком понятийном доступе несколько позже, так как сам по себе «православный сталинизм» не мог претендовать на какое-то самостоятельное значение и в левом лагере воспринимался как забавный курьез, а не новое идеологическое течение.

Мифологизированный Сталин, который хоть и атеист, но снизил накал гонений на церковь, да еще и восстановил патриаршество, конечно был весьма удобен для этой роли, где ему в рамках известной перестроечной обманки противопоставлялся «безбожник Ленин» (хотя на деле, их взгляды на религию и церковь были весьма близки) и «безбожник Хрущев», который взялся за старое в духе деятелей конца 20х-начала 30х годов. Эти изыскания, шли в основном снизу, как со стороны рядовых левых активистов, так и от членов той же КПРФ, где образовалась маленькая прослойка «православных сталинистов». Со временем она нашла некоторый отклик и в РПЦ, где при классово-однозначной антисоветской позиции РПЦ (особенно после слияния с РПЦЗ с ее традиционной антисоветской и коллаборационистской гнилью), отдельные деятели, продолжая клеймить большевизм, выделяли очищенного от коммунизма и марксизма Сталина отдельно, поддерживая игру в «православного Иосифа» в пику «сатанинскому Ильичу» и жЫдо-большевикам обманувшим православный русский народ.

На деле же, при объективном изучении творчества Ленина и Сталина (что совершенно не трудно), мы видим, что мифологические образы Сталина, к его реальным взглядам на тему религии не имеют никакого отношения, ибо они всего лишь продолжали идеи Ленина, который никогда не был большим другом местной церкви. В этом отношении, православный сталинизм как концепция базируется на ложных предпосылках и недостаточном знании первоисточников. Никто не мешает разрабатывать свои концепции соединения социализма и религии, но Сталин то тут причем? Вот к примеру классический http://kuraev.ru/smf/index.php?topic=443852.0 пример с сугубо православного ресурса.

Поэтому переходя дальше, отмечаем, что нынешние разговоры про синтез религии и коммунизма, это не только предмет расхождения с первоначальной теорией Маркса с ее подчеркнутым теоретическим диалектическим материализмом, но и прямое расхождение с теорией и практикой социалистического строительства по версии Ленина и Сталина. С точки зрения отечественной теории построения социализма в России, эти разговоры очевидно являются оппортунизмом и предлагает его отринуть, обратившись к иностранным примерам.

Тут могут ответить, ну фиг с ней с Россией, Ленин и Сталин ошибались, поэтому мы возьмем чужой опыт. Ну там выбор не богат — социалистические страны ЮВА от религии в делах идеологических весьма далеки (там по прежнему Маркс в почете), поэтому остается Латинская Америка. Во-первых, опыт деформированных вариантов социализма в Латинской Америке, не дает каких-либо оснований говорить, что инсталлировав подобный идеологический конструкт, местные социалистические правительства добились каких-либо небывалых успехов в деле распространения социализма даже в собственных странах. Яркий пример Венесуэла, где при всех реверансах чавесизма в сторону местной религии, так и остались не решенными многие ключевые проблемы социалистического строительства, что и привело к ситуации, когда почти половина населения поддерживает идею полной капиталистической реставрации спустя немногим более 15 лет после старта проекта.

Другой вопрос — это местные особенности. В каждой стране, где так или иначе воплощались идеи Маркса, получался свой вариант социализма, учитывающий эти особенности. И опыт «теологии освобождения», это опыт тех стран, которые были совместимы с ними в рамках очередного социалистического проекта, является при этом еще одной разновидностью деформированного социализма http://colonelcassad.livejournal.com/1033682.html идущего на уступки капиталистическим отношениям в рамках признания значительной длительности переходного пути к коммунизму.

Вопрос то заключается не в том, можно или нельзя создать такую идеологическую конструкцию. Вопрос заключается в том — зачем она нужна. Опыт различных вариантов деформированного социализма показал, что успехов в социалистическом строительстве можно прекрасно достигать и без религии встроенной в государственную идеологию. На это говорят, но все равно ведь социализм в тех или иных странах терпел поражения, совершая при этом передергивание, делая вид, что именно из-за отсутствия религии, эти поражения и случились. Вообще связь поражения в войнах или глобальной конкуренции и отсутствием/наличием религии весьма туманна.
Ленин прямо предупреждал, что на пути построения социализма, возможно поражения. Мы эти поражения видели и пережили на собственной шкуре. Причины нашего поражения, неплохо изучены и вряд ли можно сказать, что религия и отношение к ней входит в хотя бы первый десяток в главных причин поражения социализма в СССР.

Сейчас нам пытаются доказать, что вот в СССР не уделяли достаточного внимания религии и поэтому мы проиграли и если опять у нас будет социализм и там будет такое же отношение к религии как при СССР, мы опять проиграем. А значит надо смешать коммунистическую идеологию с религией. Все эти аргументы основаны исключительно на вере людей, которые их изрекают.
Разумеется с точки зрения теории марксизма-ленинизма и воззрений товарища Сталина, все это не более чем мелкобуржуазные фантазии и оппортунизм в попытках соединить несоединимое, так как даже формат мышления, на котором стоят религия и коммунистическая идеология — различны. Это не исключает того, что к примеру член коммунистической организации может верить в бога и если внимательно читать того же Ленина, то там прямо говорится, что таких людей гнать из организации не нужно. Коммунист-атеист и коммунист-верующий, вполне могут решать какие-то задачи, то в рамках основополагающей теории, второй будет неизбежно восприниматься как попутчик, которого нужно просвещать, чтобы он сам разобрался со своими религиозными предрассудками. С точки зрения борьбы капитализма с социализмом, отдельные поражения важны, но не критичны, так как борьба не заканчивается, что мы прекрасно видим после краха СССР, когда противостояние капитализма и социализма по прежнему идет и вряд ли кто-то сможет достоверно спрогнозировать сколько еще лет, десятилетий или даже веков, эта борьба продлиться. Тут собственно вопрос прост и сложен одновременно. Устарели ли классики? Применимы сейчас рецепты и взгляды Маркса, Ленина и Сталина. С моей точки зрения, в базовых положениях — ничуть не устарели, чему и служит примером текущий кризис мироустройства, подтвердивший правоту Маркса.
Отставание в методах, которые конечно остались на уровне середины XIX или начала XX века, это вопрос технологии, а не идеологии.

Тут есть важная дилемма, ибо в рамках классовой борьбы, которой руководствовался Ленин и Сталин, возникает такая коллизия, что при терпимом отношении к самой вере, когда верующий вполне мог или может быть коммунистом, большевисткая партия диктатуры пролетариата, ведет беспощадную борьбу с церковью, которая является классовым врагом нового государства.
У человека естественно возникает вопрос — партия или церковь, ибо на двух стульях усидеть не получается. Вот к примеру, в Российской Федерации осуществляется революция, к власти приходят условные «большевики». РПЦ исходя из классовой позиции, будет в числе противников новой власти, так как она несет для нее утрату власти, влияния и собственности. С кем будет такой «православный коммунист» в подобном конфликте? И с кем бы был такой «православный коммунист» в период активных гонений на церковь в 20-30 е годы? Выбор то мировоззренческий, когда даже не публично, внутри себя, он вынужден чем то жертвовать. Этот момент прекрасно осветил товарищ Сталин.

Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда только в том, что оно не вполне еще ликвидировано. Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства. Бывают случаи, что кое-кто из членов партии иногда мешает всемерному развертыванию антирелигиозной пропаганды. Если таких членов партии исключают, так это очень хорошо, ибо таким «коммунистам» не место в рядах нашей партии. (с) Сталин

Как не трудно заметить, Сталин характерно выделил тот момент, что выгонять следует тех верующих, которые мешают борьбе с реакционным духовенством, а не верующих как таковых.
Конечно можно сделать вид, что каким-то чудесным образом, мы перескочили несколько этапов развития и попали в общество, где коммунизм/социализм и церковь с религией — прекрасно сосуществуют. Но смешно же делать вид, что кто-то отдаст коммунистам власть без борьбы в тех или иных ее формах. Почему на эту тему ругаются различные левые и патриоты? Потому что период стабильности кончился и обостряющиеся социально-экономические противоречия в обществе, приводят к размежеванию. В данном случае — по линии отношения к РПЦ, которая является одной из опор эксплуататорских классов. Ну и тут идет сразу целый букет линий разлома по классовой и религиозной линии. Люди которые еще недавно были вместе, вынуждены выбирать. Кто-то выбирает за руководящую линию религию как это делает Носиков, кто-то марксизм и классовую теорию. Можно сколько угодно говорить про синтез, но объективные законы развития общества и классовой борьбы, приводят именно к размежеванию, разрушая саму основу платформы «православного коммунизма».

На мой субъективный взгляд, учитывая существующий в России идеологический вес фигур и наследия Ленина и Сталина, конструкты вроде «православного сталинизма» практически не осуществимы, так как они расходятся с теми теоретическими взглядами о социализме и коммунизме, которые люди получили, получают и будут получать из трудов классиков. Если вы начнете копать любого человека левых взглядов, то так или иначе 9 из 10 базируются на идеях Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Троцкого — в их произвольном наборе с добавкой из авторов второго эшелона.
Идея «православного коммунизма» неизбежно будет противоречить любому из главных классиков и если мы будем объективно сопоставлять их реальные взгляды и нашу «новую концепцию», то вопрос будет идти о полном разрыве с классической марксистско-ленинской теорией. Что в глазах большинства левых будет неизбежно выглядеть как оппортунизм. Поэтому не удивительно, что несмотря на определенные усилия, эта концепция так всерьез в левом лагере и не прижилась. И кроме небольших групп и отдельных лиц ее продвигающих, она особым успехом не пользуется.

Известный стеб над Зюгановым по поводу его заигрыванием с РПЦ и православным электоратом, это как раз из области марксистско-ленинских оценок отношения коммунизма и религии.
В этой логике, такие же картинки можно рисовать по поводу любого «православного сталиниста» или поклонника «Теологии освобождения».
Тут есть еще такой момент, что в традиционном православии, опирающемся на свои классические религиозные догматы, современные попытки соединить коня православия и трепетную лань коммунизма в единое целое, в последнее время так же идет критика в адрес различных «хилиазмов» http://ruskline.ru/analitika/2011/01/22/o_eresi_hiliazma/ и синтезов http://swayn.livejournal.com/25444.html В этом плане, процесс двусторонний — догматическое основы православия и идеологические основы коммунизма, довольно легко топят наивные или злонамеренные попытки создания нового конструкта. Тут нет каких-то зловещих темных сил, которые мешают. Есть просто объективно существующие противоречия, которые как минимум на данном историческом этапе нельзя снять.

Но тут важно понимать один момент. Воинствующие атеисты точно так же любят забывать теорию, как и конструкторы «православных коммунизмов». Логично указывая на идеологическую несовместимость, они идут дальше и начинают подменять борьбу с реакционным духовенством которая обслуживает правящий режим, борьбой с верующими. То есть игнорируют ключевые задачи, которые поставили Ленин и Сталин, а именно просвещение и образование. Много ума не надо кричать про ПГМ у отдельных особо ярких личностей. Идиотизм или даже кретинизм, это понятие внеидеологические и внерелигиозное. Внятно просвещать людей, в государстве где продолжаются процессе деградации образования и пытаются по полной программе воссоздать королевство Анакриона, это куда как сложнее.  В итоге повторяется классическая ошибка 20-30х годов, когда радикалы подменили главную задачу, борьбой обычными верующими. И если бы они еще хотя бы своей цели добились, но нет. Как показывают документы ОГПУ-НКВД, такой подход лишь усиливал сопротивление такой топорной политике. То есть воинствующие безбожники, как собственно и наша антисоветская церковь никаких уроков из событий 20-30х годов не извлекли и при известных обстоятельствах, все может повториться.
Тут можно привести еще пример испанских левых 30х годов, подменивших просвещение голым насилием.

Разумеется, текущий уровень клерикализации уже вполне себе удобен для поддержания подобных настроений и играет немаловажную роль в деле диванного сооружения «православных коммунизмов», но на мой взгляд, тут главное не путать причину и следствие. Церковь лезет в дела общества, потому что ей это позволяют в рамках своих целей правящие компрадоры. Внедрение в школу, армию, общественные процессы — это не причины, а следствия сложившегося в России политического режима и экономического уклада. Поэтому задачей коммунистических партий, движений и групп, как мне представляется, должна быть борьба с причинами, а не следствиями. Собственно Ильич как раз про это и писал.

Вот почему мы не заявляем и не должны заявлять в нашей программе о нашем атеизме; вот почему мы не запрещаем и не должны запрещать пролетариям, сохранившим те или иные остатки старых предрассудков, сближение с нашей партией. Проповедовать научное миросозерцание мы всегда будем, бороться с непоследовательностью каких-нибудь “христиан” для нас необходимо, но это вовсе не значит, чтобы следовало выдвигать религиозный вопрос на первое место, отнюдь ему не принадлежащее, чтобы следовало допускать раздробление сил действительно революционной, экономической и политической борьбы ради третьестепенных мнений или бредней, быстро теряющих всякое политическое значение, быстро выбрасываемых в кладовую для хлама самым ходом экономического развития.
Реакционная буржуазия везде заботилась и у нас начинает теперь заботиться о том, чтобы разжечь религиозную вражду, чтобы отвлечь в эту сторону внимание масс от действительно важных и коренных экономических и политических вопросов, которые решает теперь практически объединяющийся в своей
революционной борьбе всероссийский пролетариат. Эта реакционная политика раздробления пролетарских сил, сегодня проявляющаяся, главным образом, в черносотенных погромах, завтра, может быть, додумается и до каких-нибудь более тонких форм. Мы, во всяком случае, противопоставим ей спокойную, выдержанную и терпеливую, чуждую всякого разжигания второстепенных разногласий, проповедь пролетарской солидарности и научного миросозерцания.
Революционный пролетариат добьется того, чтобы религия стала действительно частным делом для государства. И в этом, очищенном от средневековой плесени, политическом строе пролетариат поведет широкую, открытую борьбу за устранение экономического рабства, истинного источника религиозного одурачения человечества.

Поэтому говоря об отношениях коммунистов и верующих, то на мой взгляд, если исходить из видения классиков, то на этапе социализма, как переходной формы к коммунизму, у верующего человека нет никаких проблем в таком обществе. При недопущении богоборческих перегибов и устранении классово-чуждых церковных деятелей и структур, как минимум на этапе социализма, верующие вполне себе могут строить новое общество наравне с коммунистами. Мне это видится как полная свобода веры отделенной от государства и контроль со стороны государства над церковными институтами, которые упорядочивают отправление культа в рамках интересов победивших пролетарских классов, читай диктатуры пролетариата. Касательно же атеистической пропаганды, то на мой взгляд, лучшей пропагандой научной картины мира которая лежит в основе коммунизма — были реальные политические, экономические, научные, общественно-социальные достижения СССР, а не банальные взрывы храмов или же расстрелы попов.

Лично я, являясь атеистом http://colonelcassad.livejournal.com/854953.html и занимая последовательную антиклерикальную позицию, вполне положительно отношусь к возможности того, что верующие могут строить коммунизм. Я вполне себе допускаю, что в условном блоке «коммунистов и беспартийных», верующие могут строить светлое будущее, пускай даже они и считают, что это в рамках их картины мира связано с какими-то религиозными вещами и бог им попустил строить коммунизм. Это их частное дело. Задачей коммунистов не должно быть битье верующих по голове и взрывы или осквернение храмов в отместку за то-то и то-то, а вдумчивое продвижение основных коммунистических принципов, которые выше вопроса о религиозных убеждениях. Религиозные убеждения вторичны по отношению к главным задачам. На основе общих экономических и политических интересов, действительно возможны совместные действия. Попытки же искусственно соединить, приведут лишь к размежеванию, что можно было наглядно наблюдать в дискуссии Романа Носикова и Бориса Юлина и последующих обсуждениях, где самым банальным образом вскрылся один из идеологических нарывов выявивший неустранимое идеологическое противоречие.

http://colonelcassad.livejournal.com/1076287.html — цинк

Категории: Блоги, Левые
Теги: , , , ,