Государственная Шизофрения


Государственная Шизофрения

Два вопроса. К сторонникам Навального: чем его новоявленный экономический советник – ультралиберал Гуриев, отличается от министра экономики нынешнего режима – ультралиберала Улюкаева? К «патриотическим» лоялистам: чем новоявленный министр экономики – либерал-гайдаровец Улюкаев, отличается от либеральных оппозиционеров, которыми вы пугаете народ?

z482

Вряд ли задавшийся этими вопросами интернет-блогер дождется на них ответов и от так называемых либералов, и от их якобы антиподов – пропутинских охранителей. Хотя Алексей Навальный не занимает государственных должностей, он лицо, что называется, частное, а потому волен выбирать себе любых помощников и советников. Чего не скажешь о Владимире Путине, который является президентом, а значит, формирует политику государства.

И вот происходит парадоксальная вещь. По крайней мере для тех, кто искренне поддержал Путина с «патриотических позиций» или по тем же причинам полагает, что он-де меньшее из зол. На словах ратуя за развитие отечественной экономики, проклиная «лихие 90-е», на деле Владимир Путин раз за разом демонстрирует: он остается последовательным продолжателем гайдаровско-ельцинского курса.

Последние перестановки в экономическом блоке правительства – еще одно тому подтверждение. 24 июня Владимир Путин произвел, как выражался его политический отец Борис Ельцин, «рокировочку».

Первый заместитель главы Центрального банка Алексей Улюкаев назначен министром экономики. Занимавший эту должность Андрей Белоусов стал помощником президента по экономическим вопросам, сменив на этом посту Эльвиру Набиуллину. Последняя без должности, конечно же, не осталась. Она возглавила Центральный банк России.
И Медведев, и Путин, и сам Улюкаев, представленный в новой должности, подчеркивали, что ничего особенного не произошло, – произведена ротация единомышленников, что все они в одной лодке и будут в дальнейшем плодотворно сотрудничать.

Собственно, возразить тут сложно. Вот уже два десятка лет над экономикой России издеваются, по большому счету, одни и те же личности. Сначала Ельцин, а потом и Путин просто тасуют кадровую колоду. Так, Алексей Валентинович Улюкаев вышел на общероссийское экономическое поле еще в 1994 году, став заместителем директора Института экономических проблем переходного периода Егора Гайдара. Директором, естественно, был сам Гайдар. Институт занимался «научными разработками в области экономики», горькие плоды от их внедрения мы пожинаем до сих пор. И, как показывают последние события, будем пожинать еще долго.

Между тем нынешние путинские назначения можно считать знаковыми, пусть и не из-за разницы экономических подходов Улюкаева и Белоусова. Противоречия между ними имелись, но касались вещей второстепенных. Например, теперь уже бывший министр выступал за ослабление рубля, а нынешний – за его поддержание. Судя по всему, Белоусов руководствовался интересами крупных экспортеров сырья, а Улюкаев, занимавший одну из ключевых должностей в ЦБ, – банкиров. То есть защищали они интересы частные, привычно игнорируя стратегические интересы страны.
Но, в отличие от Белоусова, прослывшего сторонником ограниченного госрегулирования в экономике, Улюкаев с его биографией и послужным списком – фигура в своем роде символическая. Так что Владимир Путин всем недвусмысленно дал понять: дело Егора Гайдара живет и будет продолжено.

Вот, например, мнение Улюкаева о приватизации: У банковского сектора РФ не будет проблем от постепенного снижения доли государства в госбанках ниже контрольной, блокирующей – и даже до нуля. Понятно, что это должно быть сделано не за бесценок. Мы должны учитывать ситуацию на рынке, должны получить хорошие деньги для государства за эти хорошие, я считаю, качественные активы.

Надо понимать, что подобным образом он оценивает не только приватизацию в банковской сфере. Так что заявленные Путиным намерения провести третью волну приватизации, которая «наполнит казну и разорвет коррупционную связку собственности и власти», отнюдь не пустые. Эффективного их реализатора уже подыскали. Впрочем, ожидать, что приватизация будет, как утверждает Путин, «понятной и честной», более чем наивно. Раз уж организацией процесса займутся те, кто обосновывал благие результаты приватизации в 90-е.

Улюкаев – последовательный монетарист. На сегодняшний день самым главным для роста российской экономики являются инвестиции. Сейчас у России нулевой инвестиционный рост. Одна из задач – это убедить инвесторов в стабильной монетарной политике, полагает он. При этом быстрые и дешевые (под небольшие проценты) кредиты, необходимые для развития своими силами отечественной промышленности и сельского хозяйства, ему крайне не нравятся.

Теперь можно забыть и о многочисленных властных заявлениях, что Россия – социальное государство.

С моей точки зрения, назначение Улюкаева – показатель того, что наши власти продолжают находиться в состоянии своеобразной шизофрении. Они говорят о необходимости решения социальных проблем, с одной стороны, а с другой стороны, не просто упорствуют в проведении неолиберальной политики, но и усугубляют ее… Путин сам говорил о необходимости усиления вмешательства государства, но при этом назначения проводятся вразрез с этой установкой. Улюкаев – сторонник минимизации госрегулирования. Он придерживается той концепции, что главное – поддерживать макроэкономическую стабильность, ориентироваться нужно на бездефицитный бюджет, социальные расходы надо урезать, то есть он продолжатель политики, которая во всем мире вызывает все более настойчивую критику. Поэтому смотреть на назначение нового министра экономического развития можно с крайней тревогой. Боюсь, что это плохо обернется для российской экономики, прокомментировал кадровые решения Путина информационному агентству «Финмаркет» Павел Кудюкин, доцент кафедры теории и практики государственного управления ВШЭ. А ведь Высшая школа экономики никогда не являлась оплотом пропаганды социальной политики и госрегулирования, скорее наоборот.

Но есть и те, кто обрадовался перестановкам. Поздравляю своего старого знакомого Алексея Улюкаева с назначением на пост министра экономики, написал в своем Твиттере посол США в России Майкл Макфол. Он не уточнил, что именно стало причиной их долгого знакомства. Можно предположить, что духовная и идеологическая близость. Свои же духовные устремления Улюкаев ясно выражает в стихах, которые пишет уже много лет. Например, таких:

Мои дети уселись
и смотрят парад
Малыши – в радость им
погремушки
Я смотрю на детей.
Рад я или не рад?
И вообще: пушки или Пушкин?
Только не надо ля-ля
и convential wisdom:
Мол, и то, и другое –
тем лучше, чем больше.

Иными словами, с такими министрами не будет ни пушек с танками, ни Пушкина (если судить по качеству чиновных виршей, которые публикует толстый и некогда уважаемый литературный журнал).

А потому радость американского посла понятна. Но как себя чувствуют сторонники Путина с какого-нибудь «Уралвагонзавода» или свежеобращенные «фронтовики», твердящие о новой индустриализации? И что, в конце концов, не нравится в политике Путина той самой, упомянутой блогером либеральной оппозиции, каждый май проклинающей парады и готовой молиться на Егора Гайдара? Действительно, все это действо очень смахивает на государственную шизофрению.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА
Советская Россия

Категории: Блоги, Официально
Теги: ,