Операция «Послушники»


Операция «Послушники»

Удивительная история – наша победа под Курском, которая привела через 2 года к краху Германии – ковалась не только на поле боя, но – и за тысячу километров от него, под землёй древнего Псково-Печёрского монастыря.

3

Сохранить в тайне подготовку грандиозного наступления на Курск немцам так и не удалось. Мы впервые покажем боевой приказ Гитлера номер 6, в котором фюрер объявлял о начале операции «Цитадель». Приказ имел всего 13 засекреченных копий «только для Высшего командования». Но за три месяца до решающей схватки советской разведке удалось текст одной из них переправить в Кремль. Немцы и не догадывались, что уже не могут рассчитывать на фактор внезапности. Чтобы немецкое командование до последнего считало, что к основному удару Вермахта русские готовятся не под Курском – а под Москвой, была разработана многоуровневая «операция прикрытия», включавшая в себя несколько радиоигр, объединённых под грифом «Э» (эфир).

Одна из таких радиоигр – операция «Послушники»., по признанию разведчиков, одна из самых засекреченных — некоторые детали её нельзя разглашать до сих пор. В чём же была уникальность операции со столь непривычным названием? Чтобы ответить на этот вопрос, наша съёмочная группа отправилась в древние пещеры Псково-Печёрского монастыря. Именно здесь, среди мощей святых угодников, куда не имеет доступа даже большая часть монастырской братии – прятались наши разведчики…, переодевшись в монашеские рясы, выучив азы церковных служб и обрядов. А порой и монахам приходилось выполнять задания советской разведки. Находили здесь убежище и действующие на оккупированной территории связники, диверсанты и партизаны.

Благодаря радиоигре наших разведчиков к началу битвы на Курской дуге советским войскам удалось добиться численного перевеса – часть своих дивизий Вермахт перевёл на Центральный участок фронта, где, согласно полученным радиограммам, следовало ожидать контрудар Советской армии.

Но почему русские священнослужители, практически поголовно пострадавшие в годы «безбожной пятилетки» накануне войны, согласились участвовать в этой операции? А некоторые – и погибли от рук захватчиков, выполняя свой долг? Удивительно, один из главных героев этой истории — епископ Василий Ратмиров — ещё в июле сам пришёл в московский военкомат с просьбой отправить его на фронт. Когда его заявление легло на стол руководства внешней разведки — и началась разработка операции «Послушники». Советские спецслужбы, ещё недавно безжалостно расправлявшиеся со священнослужителями, безошибочно рассчитали – им можно довериться.

5 августа 1943 г. в честь взятия Орла и Белгорода впервые за 2 года войны в Москве был дан победный салют. Этот салют был и в честь наших разведчиков в рясах.

Проведены съемки в уникальных пещерных лабиринтах Псково-Печёрского монастыря, в крепости и музее города Порхова, в Пскове, Куйбышеве и Твери, а также в архивах города Москвы.

В фильме использованы фрагменты художественного фильма «Поп» (режиссер В. Хотиненко)

http://ru-antireligion.livejournal.com/10490495.html — цинк

Напомнило другой опус аналогичного содержания Благословение Советских войск иконой Казанской Божьей Матери в Сталинграде http://colonelcassad.livejournal.com/951925.html

Накал бреда зашкаливает. Численный перевес на Курской дуге был достигнут в силу того, что Германия просто не могла к июлю 1943 года выставить на восточном фронте соразмерное число дивизий.
Попытки с апреля по июль 1943 года накачать ударные группировки Манштейна и Моделя свежими дивизиями и новыми образцами техники, была гонкой, где обе стороны стягивали максимум возможному к очевидному пункту главного сражения лета 1943 года. Возможности Германии были просто меньше, вот и все, в силу чего и образовалось известное соотношение сил, где в тылу у фронтов, которые немцы тщились прорвать, стоял еще целый фронт резерва.
Касательно отсрочки наступления, все вполне внятно изложил Манштейн http://militera.lib.ru/memo/german/manstein/14.html (смотрим главу «Цитадель», параграф «Роковое промедление»).

Я также высказался против предложенной Гитлером отсрочки по двум причинам. То пополнение танками, которое мы получим, будет, видимо, более чем компенсировано увеличением танков на советской стороне. Ежемесячный выпуск танков составлял у противника не менее 1500 единиц. Кроме того, дальнейшее ожидание приведет к тому, что советские части после потерь в зимнюю кампанию и после недавних поражений, сильно повлиявших на моральный дух и боевые качества вражеских соединений, вновь обретут свою ударную силу. Наконец, укрепление вражеских позиций будет продолжаться с все большей интенсивностью.

Против отсрочки операции «Цитадель» говорил также и тот факт, что это значительно увеличило бы опасность в полосе обороны группы. Сейчас противник еще не готов к наступлению на Донце и Миусе. Но в июне он сможет это сделать. [502]

Особо я указал на то, что решение всего вопроса определяется в значительной мере общей обстановкой.
В случае отсрочки операции «Цитадель» и возможной скорой потери Туниса создастся опасность того, что начало операции «Цитадель» совпадет с высадкой противника на континенте, и мы будем вынуждены тогда сражаться на два фронта.

Как бы ни было заманчиво дальнейшее усиление наших танковых частей, все же, по моему мнению, надо было придерживаться назначенного срока. В случае отсрочки группе потребуется наряду с увеличением танков и увеличение количества пехотных дивизий для преодоления системы обороны противника.

Я закончил свое высказывание тем, что «Цитадель» не будет легким предприятием, что нужно, однако, сохранить намеченный срок начала операции и, подобно всаднику, первому «перенести свое сердце через препятствие». Это сравнение, как мне вскоре стало ясно, Гитлер, не ценивший ни лошадей, ни всадников, не мог одобрить.

Начальник Генерального Штаба ВВС присоединился к мнению обоих командующих, заявив, что с точки зрения авиации отсрочка операции «Цитадель» не дает никаких выгод. В настоящее время нельзя ожидать существенного увеличения количества самолетов. Он подтвердил, что противник, судя по обстановке в воздухе, планирует решающее наступление на участке группы армий «Юг».

Генерал-полковник Гудериан предложил сосредоточить все силы танков на одном направлении — или на участке группы «Юг», или на участке группы «Центр».

Гитлер повторил затем еще раз свои аргументы в пользу отсрочки до 10 июня. Относительно увеличения количества танков у обеих сторон он сказал, что численное превосходство русских в танках мы возместим техническим превосходством поступающих дополнительно «тигров», «пантер» и «фердинандов». Дивизий, однако, он больше дать не может.

А в июне:

Переброска оперативных резервов противника ближе к фронту показывала, что их пополнение, видимо, уже было [504] закончено. Если противник все еще находился в обороне, то все же было ясно, что он готовил наступление на фронте Донца и Миуса и — может быть, позже — на участке по обе стороны Харькова. То же самое наблюдалось и перед фронтом группы «Центр», где готовилось наступление противника на Орловской дуге. И на других участках Восточного фронта можно было отметить признаки готовящегося наступления. Начнет ли противник вскоре наступление сам или будет ждать открытия второго фронта, или он перейдет в контрнаступление после наступления немцев, — все это оставалось еще неясным.

О том, что на участке группы армий «Юг» могут быть нанесены удары, немцы подозревали еще с апреля, но так и не смогли вскрыть, где именно. После провала их наступления, в десятых числах июля, худшие их опасения оправдались — были нанесены удары и с Орловской Дуги, и на Донбассе. Собственно, в случае с «Цитаделью», можно констатировать полное банкротство немецкой разведки, которая лишь приблизительно установила возможные направления будущих ударов и не смогла должным образом вскрыть советскую группировку на направлении главных ударов.

О самом же наступлении, советское командование знало практически с самого начала этапа перехода планирования в практическую плоскость и никаких проблем с размещением резервов и организации оборонительных рубежей не имело. На эту тему на сайте Службы Внешней Разведки не так давно уже была статья «Как к «Цитадели» подобрали ключи» http://www.redstar.ru/index.php/component/k2/item/10065-kak-k-tsitadeli-podobrali-klyuch, где показано, как советская разведка еще на раннем этапе вскрыла подробности операции. При желании, можно без труда найти и более подробные материалы.

Ну а про использование фильма «Поп», где пытаются обелить коллаборационизм той части попов, что служила немцам, это так же наглядно говорит о посылах авторов.

Сама же история данной операции, идет от Судоплатова и описывается так:

«Операция „Послушники“ проводилась под прикрытием как бы существовавшего в Куйбышеве антисоветского религиозного подполья, поддерживаемого Русской православной церковью в Москве. По легенде возглавлял это подполье епископ Ратмиров. Он работал под контролем Зои Рыбкиной в Калинине, когда город находился в руках немцев. При содействии епископа Ратмирова и митрополита Сергия нам удалось внедрить двух молодых офицеров НКВД в круг церковников, сотрудничавших с немцами на оккупированной территории. После освобождения города епископ переехал в Куйбышев. От его имени мы направили их из Куйбышева под видом послушников в Псковский монастырь с информацией к настоятелю, который сотрудничал с немецкими оккупантами. Оба послушника были известны немцам.

Немцы послали в Куйбышев радистов из числа русских военнопленных, которых нам быстро удалось перевербовать. Тем временем два наших офицера-«послушника» развернули в монастыре кипучую деятельность. Среди церковных служителей было немало агентов НКВД, что облегчало работу. Немцы были уверены, что имеют в Куйбышеве сильную шпионскую базу. Регулярно поддерживая радиосвязь со своим разведбюро под Псковом, они постоянно получали от нас ложные сведения о переброске сырья и боеприпасов из Сибири на фронт. Располагая достоверной информацией от своих агентов, мы в то же время успешно противостояли попыткам псковских церковников, сотрудничавших с немцами, присвоить себе полномочия по руководству приходами православной церкви на оккупированной территории.

VA_040

А сам же Ратмиров, фигура весьма занятная — 1939 году он порывает с церковью и отрекается от сана. В 1941 году он опять епископ, но 1947 года, но потом бесследно исчезает, причем в открытых источниках просто отсутствуют достоверные сведение о том, что с ним потом стало.

Архиепископ Василий (Василий Михайлович Ратмиров) родился в 1887 году в ст.Нововеличковской Екатеринодарской губ. В 1908 году окончил Ставропольскую Духовную семинарию и в 1909 году рукоположен во священника. Служил священником в г.Ейске в 1918-1920 годах, в то время, когда эта территория была занята белыми. После прихода сюда большевиков стал тесно сотрудничать с органами ГПУ. В 1921 году хиротонисан, по его словам, не подтвержденным пока никакими документами, во епископа Ейского, викария Ставропольской епархии. В 1922 году женился и перешел к обновленцам и был назначен ими «архиепископом» Армавирским и Майкопским, а в 1935 году – «митрополитом» Курским, и на этом посту немало принес зла православным. Он, впрочем, не скрывал своего безбожества, ходил по Курску «бритым, в гражданском костюме, с папиросой в зубах… с женой под ручку, не только по городу, но и в церковь» (ГАРФ. Ф. Р-6991, оп. 7, д. 22, л. 9).
В 1938 году Ратмиров был назначен управляющим делами и завхозом обновленческого Синода; жил он в одном доме с первоиерархом обновленцев «митрополитом» Виталием Введенским. В начале июля 1938 года НКВД стал арестовывать и верных властям обновленцев, которые на допросах оговорили Ратмирова, и 22 июля он был неожиданно для себя арестован и 31 июля вызван на допрос. Он объяснился со следователями, и на следующий день дело было прекращено; 2 августа начальник 4-го отдела 1-го управления НКВД направил начальнику 4-го отдела УНКВД по МО служебную записку: «Просим освободить из-под стражи Ратмирова Василия Михайловича. Ратмиров наш агент» (ГАРФ. Ф. 10035, д. П-4962, л. 24).

В 1939 году Ратмиров снял сан и поступил в советское учреждение бухгалтером. С началом Великой Отечественной войны НКВД вновь привлек его к работе, и 17 июля 1941 года, по согласованию с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским), он был назначен епископом Житомирским. (Павел Судоплатов. Спецоперации Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М., 2003. С. 251).

Житомир к этому времени был захвачен немцами, и 27 августа 1941 года епископ Василий получил назначение в Калинин, где занимался во время оккупации города немецкими войсками внедрением в церковную среду под видом священнослужителей сотрудников НКВД. В 1942 году митрополит Сергий возвел его в сан архиепископа, а в 1943-м — назначил архиепископом Калининским и Смоленским. Архиепископ Василий занимался приемом в клир людей, бывших в оккупации, выдавая некоторым из них за определенную мзду, без рукоположения, справки, что они направляются в те или иные приходы священниками. 30 декабря 1946 года он был уволен на покой по болезни. (ГАРФ. Ф. Р-6991, оп. 7, д. 22, л. 16.) «По приказу Сталина… после войны был награжден золотыми часами и медалью… руководившие его работой и находившиеся вместе с ним в немецком тылу под видом священнослужителей… офицеры… получили боевые ордена». (Павел Судоплатов. Спецоперации Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М., 2003. С. 252-253.)

В церковных кругах его до сих пор пинают за тексты вроде:

«Дорогой Пантелеймон Кондратьевич!
К Вам, главе Белорусского правительства мои слова любви и уважения. Под мудрым водительством Великого Сталина, при Вашем живейшем участии … Миллионы белорусского народа … преисполнены чувством глубокой благодарности к Великому Сталину … Церковь, … униженная, оскорбленная … немецкими варварами … приносит свою признательность и глубокую благодарность Великому Сталину, Вам и Красной армии».
Дальше идет отчет о суммах, внесенных Церковью в Фонд обороны и концовка: «Слава Главе Белорусского Правительства, верному и ближайшему соратнику Великого Сталина, Пантелеймону Кондратьевичу Пономаренко! Слава Великому Главнокомандующему [и т.д.], гениальному … Сталину»….
http://www.krotov.info/history/20/pospelovs/page34.htm#ratm — цинк (то что удивительно для священника, ничуть не удивительно для агента НКВД).

«общеизвестно, что Василий Ратмиров, попросту говоря, бросил епархию и скрылся внеопределенном направлении, на чем и окончилось его «святительское» поприще. А так как еще будучи в обновленчестве управляющим делами при «Первоиерархе» Виталии Введенском, он предусмотрительно «Изъял свое личное дело (архиеп. Сергий Ларин и др.), то обнаружить его не представлялось возможным, даже если бы это кому-либо и понадобилось. По другим данным скрылся 31.07/13.08.1947 г.»
http://drevo-info.ru/articles/600.html — цинк

PS. С высокой долей вероятности можно говорить, что Ратмиров был в конце 30х завербован НКВД и использовался органами госбезопасности для известных целей. После войны надобность в таком агенте пропала и он «потерялся» на фоне обвинений в хищении денежных средств, при этом даже дата смерти известна лишь приблизительно. Чем он занимался почти 25 лет «в миру», в открытых источниках практически не упоминается. А ведь человек получил даже личную награду от Сталина.

Так что религиозный пафос авторов данного опуса весь мимо — Ратмирову доверяли, потому что он был идеологически-выдержан и вероятнее всего являлся прямым агентом НКВД, как впрочем и многие другие священники в тот период. Разумеется все это не слишком укладывается в классическую свидомитскую схему «трех сторон» в Великой Отечественной Войне, где «герои» между Сталиным и Гитлером в духе Власова боролись за свои «идеи». Но про хороших агентов НКВД у нас сейчас фильмы не снимают, так что довольствуйтесь «Попами» и рассказами о том, как священники вопреки сталинскому тоталитаризму приближали нашу победу в попытках пришить религиозное содержание к Великой Отечественной Войне.

Ну а про то, что наша разведка полностью переиграла немецкую в ходе Великой Отечественной Войны, это итак хорошо известно. Сотрудники НКВД не лаптем щи хлебали.

Категории: Блоги, Выбор Редакции, История
Теги: , ,