Либералы на умирающей экономике России. В шаге от бюджетной катастрофы


Либералы на умирающей экономике России. В шаге от бюджетной катастрофы

Ситуация в бюджетной системе стремительно ухудшается – по мере разрастания кризисных явлений в российской экономике и обострения сильнейшего за последние 4 года спада в производственном секторе происходит не просто болезненный срыв финансирования экономики и социальный сферы. Весь принятый бюджет становится в принципе нереализуемым и неисполнимым.

q175

С формальной точки зрения поводов для беспокойства нет – по итогам января-мая текущего года зафиксирован профицит федерального бюджета в размере 128,4 млрд. рублей, что эквивалентно 0,5% ВВП. Однако на деле ситуация складывается заметно хуже – формирование излишков в бюджетной системе, которыми гордятся чиновники, не обусловлено активизацией экономической активности и повышением эффективности бюджетной системы.

Прежде всего, профицит бюджета по итогам января-мая текущего года после четырёх месяцев дефицитов удалось получить благодаря исключительно благоприятному маю – в мае Минфин отчитался о профиците в размере 132,1 млрд. рублей, что превышает 2,5% ВВП. Именно благодаря последнему весеннему месяцу удалось закрыть дефицит, зафиксированный в январе-апреле текущего года в размере 72 млрд. рублей (0,4% ВВП).

Во-вторых, и это крайне важно – формальный профицит федерального бюджета по итогам января-мая текущего года, вызывающий острые приступы экстаза в Правительстве, обусловлен продолжающейся на протяжении многих лет «вставания с колен» практикой хронического недофинансирования приоритетных направлений социально-экономического развития, без форсированного подъёма которых не мыслимы ни структурно-технологическая модернизация, ни инновации, ни возрождение наукоёмких производств высоких переделов, ни развитие научно-технического и человеческого потенциала. Речь идёт о недофинансировании в рамках уже принятого бюджета и предусмотренного им ассигнований расходов на национальную экономику, базовую технологическую инфраструктуру (электроэнергия, дороги, транспорт и т.д.), ЖКХ, науку, образование, здравоохранение, культуру, спорт, охрану окружающей среды и т.д.

Другими словами, мало того, что Минфин в лучших традициях «гайдаровщины» и «чубайсятины» 1990-х годов под псевдонаучные разговоры о необходимости «затянуть пояса», «жить по средствам» и накапливать «подушку безопасности» проводит скрытый секвестр непроцентных расходов бюджета, подвергая урезанию как в реальном выражении (т.е. с учётом даже официальной инфляции), так и в относительном (в долях ВВП) финансирование всех статей, не связанных с обслуживанием государственного и муниципального долга. Единственное отличие сегодняшней ситуации от эпохи «либерального погрома рыночных реформ» состоит в том, что нынешнее руководство страны по инерции, заданной в эпоху «тучных нулевых», вынужденно задабривать население и свой электорат (прежде всего, бюджетников), выборочно повышая социальные расходы и заработную плату в бюджетном секторе (прежде всего самим себе, т.е. чиновникам, а также военным), а также наращивать расходы на силовые ведомства – органы правопорядка и вооружённые силы.

СРЫВЫ С ФИНАНСИРОВАНИЕМ ЭКОНОМИКИ, ИНФРАСТРУКТУРЫ И СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Наиболее наглядно об этом свидетельствует тот факт, что по итогам первых пяти месяцев 2013г., согласно предварительным оценкам Минфина, доходная ведомость федерального бюджета исполнена на 39,8% (поступило свыше 5,114 трлн. рублей), тогда как расходная часть бюджета, в соответствии с многолетней практикой, исполнена лишь на 37,2% (выделено и израсходовано порядка 4,986 трлн. рублей). И это притом, что в случае равномерного и последовательного (т.е. без затягивания сроков выделения ресурсов) исполнения расходной ведомости, предусмотренной законом о федеральном бюджете, по итогам первых пяти месяцев должно было быть перечислено порядка 41,6% подлежащих выделению финансовых ресурсов. По факту выделено менее 37,2% — на 4,5 процентных пункта меньше запланированной величины.

В январе-июне тенденции по недофинансированию ключевых направлений социально-экономического развития, без которых немыслимо преодоление пресловутого «сырьевого проклятия», возрождение наукоёмких производств и подъём отечественной обрабатывающей промышленности высоких переделов, продолжили закрепляться – по итогам первого полугодия профицит федерального бюджета достиг 306,8 млрд. рублей, что превышает 1% ВВП. Притом что первичный профицит федерального бюджета и вовсе превысил планку в 1,5% ВВП — 482,7 млрд. рублей.

q176

Крайне благоприятным для руководства Минфина, продолжающих по инерции исповедовать псевдонаучную доктрину «рыночного фундаментализма» и под любым предлогом изымающих из российской экономики якобы незаработанные нефтедоллары, оказался июнь – профицит бюджета составил 148,6 млрд. рублей, что составляет порядка 2,1% ВВП России. И не вызывает совершенно никакого удивления причина столь впечатляющих финансовых результатов российской бюджетной системы – ей стали отнюдь ни оживление стремительно затухающей российской экономики, ни выход из коматозного состояния отечественной промышленности, ни активизация инвестиционной и потребительской активности. В очередной раз получить положительное сальдо баланса расходов и доходов федерального бюджета чиновникам Минфина удалось за счёт пагубной практики «придерживания» расходов и затягивания сроков выделения бюджетных ассигнований.

Показательно, что по итогам первого полугодия доходная часть бюджета исполнена на 48,6% от запланированного на бюджетный и календарный год уровня. Тогда как за счёт недофинансирования сельского хозяйства, ЖКХ, инфраструктуры, наукоёмких производств, НИОКР, науки, среднего, технического и высшего образования, СМИ, культуры, спорта здравоохранения Минфину удалось под разными предлогами сорвать сроки выделения бюджетных ресурсов и исполнить расходную ведомость менее чем на 44,4%. Если ещё в январе-мае разрыв между исполнением доходной и расходной части федерального бюджета составлял 2,6%, то по итогам января-июня эта пропасть расширилась до ужасающих 4,2%.

Судя по всему, руководство Минфина стремится выслужиться перед руководством страны, поставившим задачу придерживаться «бюджетной дисциплины», и всеми силами пытается избежать нехватки средств в бюджете и свести бюджет без дефицита. Причём даже несущественный дефицит бюджета, если бы он был обусловлен реализацией инструментов поддержки малого и среднего бизнеса в производственном секторе и развития инфраструктуры, не являлся бы критическим в ситуации, когда у Минфина по сути без дела (если таковым не считать финансирование бюджетных дефицитов США и стран Еврозоны) на счетах в Центральном Банке России (средства Резервного Фонда и ФНБ) и в коммерческих банках без дела не лежало без малого 6,2 трлн. рублей. Тогда как размер внутреннего государственного долга в узком определении (т.е. без учёта принадлежащих государству компаний и банков) не превышает 9% ВВП (порядка 4 трлн. рублей), а внешний долг правительства составляет менее 49,6 млрд. долл. (1,5 трлн. рублей).

Это хорошо известная в экспертном сообществе ещё с середины «лихих девяностых» новация сторонников «рыночного фундаментализма» — злостно и целенаправленно срывать исполнение бюджета, искусственно и на ровном месте под надуманными предлогами затягивая сроки выделения предусмотренных в бюджете и запланированных к перечислению финансовых ресурсов, тем самым экономя бюджетные ресурсы ценой уничтожения отечественной промышленности, деградации экономики, упадка наукоёмких производств, социального геноцида населения и демонтажа финансово-экономического суверенитета.

Так, по итогам первых шести месяцев текущего года на нужды развития (уместней сказать возрождения и реанимации) национальной экономики было выделено менее 34% от запланированных на год ассигнований. И это притом что с начала года уже прошло 6 месяцев – т.е. ровно половина календарного и финансового года. При этом дорожное хозяйство, несмотря на аварийное состояние и 75% износ, профинансировано на 26,6%, транспорт – на 22,6%, водное хозяйство – на 29,7%, сельское хозяйство (наиболее сильно пострадавшее от присоединения России к ВТО и остро нуждающееся в адекватной государственной поддержке) – на 40,9%, а «святая святых» российской экономики в лице топливно-энергетического комплекса и воспроизводство минерально-сырьевой базы 38,1% и 39,5% соответственно.

Не лучше обстоят дела с бюджетным финансированием ЖКХ, физический износ основных фондов в котором неуклонно рос на протяжении всех последних 12 лет «вставания с колен» и достигает 55% официально (реально свыше 75-80%). Мало того, что за период 2011-2015гг. расходы федерального центра на ЖКХ подлежат сокращению без малого в пять раз (а в регионах, на чьи плечи взваливается ответственность за эту сферу, просто-напросто нет для этого финансовых ресурсов), так ещё и по факту исполнение расходной ведомости бюджета по данной статье не превышает 40,5%. При этом нельзя не отметить жуткие манипуляции и приписки – жилищное хозяйство профинансирован лишь на 20,5% от годовых параметров, а коммунальное хозяйство на едва заметные 16,4% (норматив двух месяцев). И лишь благодаря тому, что по крайне непрозрачной с финансовой точки зрения и коррупциогенной статье «другие вопросы в области жилищно-коммунального хозяйства» финансирование исполнено на 85,2% от запланированного на год уровня, чиновникам удалось завысить исполнение сметы затрат в целом на ЖКХ до 40,5%.

Откровенно наплевательское отношение властей наблюдается в вопросах поддержки системы образования, которая на протяжении последних двух десятилетий подвергается изуверским извращениям и под видом реформы средней и высшей школы (в том числе посредством внедрения ЕГЭ) реализуется политика дебилизации населения и подготовки профессиональных безработных и люмпенизированных россиян. В целом, ситуация с финансированием образования не выглядит критической – смета затрат исполнена аж на 49,8%, о чём могут позавидовать большинство остальных направлений социально-экономического развития.

Тем не менее, среднее профессиональное образование профинансировано лишь на 42,3% от предусмотренного на год федеральным бюджетом норматива; профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации (без которых не мыслимо построение пресловутой «экономики знаний», структурно-технологическая модернизация, форсированное развитие научно-технического и инновационного потенциала, а также повышение гибкости и квалификации рабочей силы) — на 42,3%; прикладные научные исследования в области образования (фундамент НИОКР, развития инновационного потенциала и повышения качества системы образования) – на 39%. Однако наибольшие опасения вызывает ситуация с финансированием дошкольного образования – по итогам января-мая текущего года из подлежащих к выделению 58,2 млрд. рублей Федеральным Казначейством было выделено менее 2 млрд. рублей – т.е. не более 3,6% от запланированного на текущий бюджетный период объёма.

Складывается такое впечатление, что правительственные чиновники просто-напросто не видят целесообразности в развитии отечественного дошкольного образования (несмотря на многолетний дефицит мест и снижающееся качество самого образования) и воспринимают расходы на эту статью (как, прочем, и на остальные статьи социальных расходов) как лишнее бремя для бюджетной системы. Это вполне объяснимо – в условиях, когда финансовые активы, недвижимость и семьи большинства российских чиновников высокой и средней руки находятся в фешенебельных странах, средства хранятся на банковских счетах в оффшорных юрисдикциях, а дети учатся в британских и французских школах и детских садах, действительно, финансирование образовательной системы в России следует воспринимать как нецелевое использование бюджетных средств и пустую трату средств налогоплательщиков. Зато с успехом осваиваются (читай, распиливаются) бюджетные ассигнования на разработку и реализацию молодёжной и оздоровления детей – эта статья профинансирована аж на 84,9%.

Однако, во-первых, речь идёт о смешных суммах – менее 5,6 млрд. рублей на 2013г. А во-вторых, зачастую под молодёжной политикой понимается проведение разного рода псевдо оздоровительных молодёжных пропагандистских мероприятий, которые уже успели получить среди простых россиян прозвище слётов «ликующей гопоты». К сожалению, практически никакого отношения к развитию молодёжной созидательной инициативы, патриотизма и повышению физического и морального здоровья молодых граждан России эти расходы не имеют.

Нельзя не упомянуть и про ситуацию с финансированием культуры и кинематографии, которая также оставляет желать лучшего. Показательно, что по итогам первого полугодия текущего года смета затрат на финансирование указанного направления исполнена всего лишь на 32,8% вместо положенных 50%. Налицо торжество принципа «хлеба и зрелищ»: если отечественный кинематограф, который крайне редко радует зрителей качественной продукцией и превращается в инструмент квасного патриотизма, профинансирован из федерального бюджета аж на 54,5% от запланированного на год уровня, то по линии поддержки культуры выделено менее 31,4% средств. Прикладные научные исследования в области культуры и кинематографии профинансированы на 39,3%, а другие вопросы в данной сфере получили из федерального бюджета лишь 22% от предусмотренного на текущий год финансирования.

Не на много больше оптимизма вызывает ситуация с финансированием системы здравоохранения и социальной сферы – амбулаторная помощь профинансирована на 44,6%, санаторно-оздоровительная помощь – на 34,9%, пенсионное обеспечение – на 43,1%, социальное обслуживание населения – на 39%, а прикладные исследования в области социальной политики получили менее 38,2% от запланированного на год финансирования. Аналогичные тенденции наблюдается в сфере физической культуры и спорта – расходная ведомость по итогам первого полугодия исполнена на 48,3%, что выглядит вполне неплохим результатом. Однако, если спорт высших достижений профинансирован на 55,1%, то физическая культура –менее чем на 44,6%, массовый спорт – на 25,1%, а прикладные научные исследования в области физической культуры и спорта получили из федерального бюджета менее 15,4% средств, предусмотренных федеральным законом о федеральном бюджете.

Собственно говоря, нельзя назвать однозначно позитивной ситуацию и с финансированием правоохранительной деятельности и силовых ведомств. Да, с чисто формальной точки зрения серьёзных опасений тенденции с финансированием ВПК и правопорядка не вызывают – национальная оборона профинансирована на 53,6%. Несколько хуже обстоят дела с финансированием национальной безопасности и правоохранительной деятельности – смета затрат исполнена менее чем на 41,9%. Однако по целому ряду принципиально значимых направлений в рамках указанных бюджетных статей наблюдаются серьёзные срывы с финансовым обеспечением. Да, можно закрыть глаза на тот факт, что мобилизационная подготовка экономики профинансирована на 43,6%, органы внутренних дел – на 42,1%, органы безопасности – на 42%, система исполнения наказаний – на 45,8%, а внутренние войска – на 37,4%. В конце концов проблемы и пороки этих ведомств коренятся в общем нежелании властей наводить порядок в правоохранительной системе и не на словах, а на деле бороться с коррупцией.

Однако не может не вызывать опасений срыв сроков финансирования тех служб и ведомств, которые прямо или косвенно отвечают за личную безопасность граждан России. Так, органы пограничной службы профинансированы лишь на 37,7% от запланированного на 2013г. объёма, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ – на 46,1%, миграционная политика – на 46,7%, обеспечение пожарной безопасности – на 45,1%, а защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (что крайне актуально в условиях целой череды техногенных катастроф: от Саяно-Шушенской ГЭС и затонувшей «Булгарии» до падения «Фобос-Грунта» и МБР «Булава») по итогам первых шести месяцев текущего года получили от Федерального Казначейства менее 39,7% запланированного объёма ассигнований.

По статье «общегосударственные вопросы», которая в целом профинансирована на 38,8% от запланированного на текущий год объёма, в глаза бросается крайне низкое исполнение расходной ведомости по финансированию государственного материального резерва (38,2%) и мероприятий по обеспечению проведения выборов и референдумов (21,6%). Действительно, какой смысл финансировать то, что есть на бумаге, но не существует в природе и на практике?! Правящая бюрократия в принципе не любит обсуждать свои инициативы с народом – даже по вопросу присоединения России к ВТО, которое вызвало крайне жёсткую отрицательную реакцию не только в научной среде и экспертном сообществе, но также среди подавляющей части рядовых граждан, Правительство и Конституционный Суд по указке Администрации Президента нашли предлог, чтобы не проводить референдум.

Даже несмотря на тот факт, что втягивание России на «Титаник ВТО» на заведомо кабальных и несовместимых с существованием отечественной несырьевой обрабатывающей промышленности условиях затрагивало интересы всех без исключения граждан России. Тем не менее, испугавшись мнения «необразованных» и «некомпетентных» россиян, правящие власти в угоду российским сырьевым олигархам и транснациональному капиталу втянули Россию в ВТО, собственноручно лишив самих себя возможности проводить самостоятельную макроэкономическую политику и оказывать адресную поддержку отечественным производителям прямо накануне новой фазы глобального кризиса.

q177

Несколько слов уместно сказать и относительно исполнения доходной части федерального бюджета и, прежде всего, самого качества того профицита, который был зафиксирован по итогам первого полугодия текущего года. Как уже отмечалось ранее, профицит федерального бюджета в размере 1% ВВП по итогам января-июня 2013г. обусловлен, с одной стороны, скачкообразным ростом профицита в мае-июне, а, с другой стороны, продолжающейся на протяжении многих лет губительной для отечественной экономики политикой хронического недофинансирования народного хозяйства и социальной сферы. Однако, есть ещё одна причин столь радужного положения вещей – по мере затухания российской экономики и предкризисного состояния промышленного сектора выпадающие ненефтегазовые доходы бюджета удалось компенсировать незапланированным притоком нефтедолларов и рекордными нефтегазовыми доходами.

Так, согласно предварительным оценкам Минфина и Федерального Казначейства, по итогам первого полугодия текущего года нефтегазовые доходы федерального бюджета в силу крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктура и стабильно высоких цен на энергоносители исполняются с опережением графика – коэффициент кассового исполнения достигает 52,3%. Совершенно не удивительно, что в части кассового исполнения ненефтегазовых доходов бюджета, которые не зависят от настроений спекулянтов ни международных товарно-сырьевых биржах и притока нефтедолларов, наблюдается откровенный провал — коэффициент исполнения не превышает 45,5%.

И это вполне закономерный результат в ситуации, когда российская экономика семимильными шагами сваливается в депрессивное состояние, в производственном секторе фиксируется сильнейший спад деловой и инвестиционной активности с кризисного 2009г., а правительство наотрез отказывается пересматривать проводимый им в лучших традициях 1990-х годов ультралиберальный курс «Вашингтонского консенсуса» и не хочет проводить самостоятельную, независимую национально ориентированную политику по оживлению экономики и стимулированию структурно-технологической модернизации.

Сложно было ожидать чего-то другого в условиях, когда вместо заложенного в закон о федеральном бюджете роста ВВП на 3,6% по факту в январе-мае 2013г. имеется прирост лишь на 1,8%, вместо роста промышленного производства на 3,8-4% по факту фиксируется едва отличимый от статистической погрешности рост на 0,2%, вместо инфляции в 5,5% отмечается рост потребительских цен на 7,2% (по товарам и услугам первой необходимости, на долю которых приходится от 50 до 80% суммарных затрат семейного бюджета 70% россиян, рост цен достигает 11-13%), а вместо нулевого сальдо движения капитала частным сектором из России только в первом полугодии текущего года в чистом виде было вывезено свыше 38,4 млрд. долл., что эквивалентно 10% федерального бюджета и 2% ВВП России в ценовых пропорциях 2012г.

Ещё одна причина внезапно сформировавшегося профицита федерального бюджета в январе-июне текущего года состоит в том, что Минфин и Правительство старательно перекладывают львиную долю социальных расходов и расходов на поддержку экономики с федерального на региональный уровень. При том что 85% российских регионов на протяжении последних 20 лет являются перманентно убыточными и дефицитными – они сами находятся в критической зависимости от финансовой поддержки из центра и просто не в силах финансировать переложенное на их плечи бремя социальных расходов. В ходе налоговой и бюджетной реформы в начале 2000-х годов их лишили подавляющей части источников пополнения региональных бюджетов и доходной базы, увязав подачки из центра с политической лояльностью и личной преданностью губернаторов и глав субъектов федерации федеральному центру.

МНИМЫЙ ДЕФИЦИТ БЮДЖЕТА

Совершенно не понятно, каким образом министр финансов Антон Силуанов планирует недополучить по итогам всего 2013г. порядка 1 трлн. рублей в связи с выпадающими бюджетными доходами. И даже обещает посягнуть на «святая святых» «кудриномики» — залезть в нефтегазовую кубышку и частично использовать средства Резервного Фонда для финансирования бюджетных дефицитов. В этой связи становится в принципе не объясним оптимизм сотрудников Минфина, которые ещё осенью 2013г., лоббируя принятие пресловутого «бюджетного правила» и усиливая удушающие принципы «кудриномики», прогнозировали по итогам 2013г. при искусственно созданном дефиците бюджета в 0,8% ВВП изъять из экономики якобы незаработанные 1,1 трлн. рублей и направить их на пополнение «подушки безопасности», которая в условиях отказа властей от структурно-технологической модернизации и развития научно-технического потенциала превращается «гробовую заначку».

Это наглядно демонстрирует, с одной стороны, аналитическую дисфункцию руководства Минфина и неадекватность его макроэкономических прогнозов, которые оказались настолько радужными и оторванными от действительности, что федеральный бюджет рассыпается буквально на глазах. При том что заложенные в бюджете прогнозные ориентиры по ценам на нефть в общем и целом исполняются без существенных отклонений – 107,2 долл. на смесь Urals в январе-мае 2013г. против заложенных в бюджете 97 долл. за баррель. А ведь ещё осенью 2012г. видные отечественные макроэкономисты (в частности академики С.Глазьев и О.Богомолов, а также В.Катасонов, М.Делягин, М.Хазин, Ю.Болдырев, В.Симчера, М.Мусин, О.Сухарев, С.Батчиков, С.Губанов и т.д.) называли вещи своими именами и открыто заявляли, что заложенные в бюджете ключевые макроэкономические ориентиры и прогнозы не имеют под собой никаких оснований и скорее напоминают псевдонаучную «маниловщину» и попытку выдать желаемое за действительное, чем результат объективных научных исследований.

А во-вторых, и это не менее важно, подобного рода заявления руководства Минфина со всей очевидностью демонстрируют критическую зависимость российской бюджетной системы (а с ней и всей экономики и социальной сферы) от конъюнктуры сырьевых рынков, а следовательно, биржевых игр международных финансовых спекулянтов и руководства системообразующих центральных банков мира (ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии, Банк Швейцарии и т.д.). А также беспомощность российских чиновников в вопросах активизации внутренних источников роста экономики и бюджетных доходов – даже в условиях стабильно высоких цен на энергоносители российская экономика впала в кому, из которой нынешнее правительство просто не в силах её вывести.

Да, действительно, налоги и платежи, администрируемые Федеральной налоговой службой, исполнены лишь на 47,2% — это закономерный результат затухания российской экономики и разрастающихся кризисных тенденций в производственном комплексе. Однако благодаря Федеральной таможенной службе, ответственной за наполнение бюджета от внешнеэкономической деятельности (прежде всего, речь идёт о нефтегазовых доходах), Минфин вполне может закончить текущий год без заимствований и распечатывания средств Резервного Фонда. Напомним, что по линии ФТС налоги и платежи администрируются с опережением графика и перевыполнением плана – исполнение доходной части достигает 53,1%.

Другими словами, единственная надежда Минфина на избежание дефицита бюджета в текущем году – святая вера в благоприятную ценовую конъюнктуру на рынке сырьевых товаров (прежде всего, на рынке нефти) и продолжение реализации удушающей политики срыва исполнения бюджета и затягивание под любыми предлогами сроков в перечислением запланированных в бюджете средств на финансирование экономики, обрабатывающей промышленности, наукоёмких производств, инфраструктуры, ЖКХ, науки, образования, здравоохранения и прочих социальных расходов. Которые традиционно воспринимаются учениками Гайдара в Минфине в качестве лишних и необязательных трат – т.е. того самого социального бремени, с которым они боролись на протяжении 1990-х годов, обернувшихся социально-экономической катастрофой.

Стоит упомянуть, что согласно федеральному закону о федеральном бюджете от 7 июня 2013г. дефицит бюджета в текущем году должен составить 0,8% ВВП, или 521,4 миллиарда рублей, доходы – 12,866 трлн. рублей, расходы – 13,387 трлн. рублей, нефтегазовые доходы – 5,926 трлн. рублей. Судя по всему, об указанных «безоблачных» параметрах бюджета можно смело забыть – сильнейший с кризисного 2009г. обвал производственной, инвестиционной, потребительской и внешнеторговой активности, которые не в силах удержать на плаву ни стабильно высокие цены на нефть (близкие к свои среднегодовым максимумам), ни продолжающий надуваться пузырь на рынке потребительского кредитования населения (годовые темпы роста банковского кредитования граждан России на протяжении трёх лет подряд превышают отметку в 38-40%), не оставляет российской бюджетной системе, 50% доходной части которой на федеральном уровне обеспечивается за счёт поступлений от нефтегазового комплекса, никаких шансов устоять.

В свою очередь Минфин, во главе которого по-прежнему стоят верные идейные ученики и последователи «рыночного фундаменталиста» Гайдара, продолжит с редки упорством пытаться свести бюджет без дефицита ценой удушения остатков отечественной несырьевой промышленности, структурной и технологической деградации народного хозяйства, блокирования модернизации и закрепления за Россией статуса сырьевой колонии, финансового резервуара, «отвёрточной площадки» и рынка сбыта для продукции транснациональных корпораций.

Стоит вернуться к вопросу о необходимости привлечения внешних источников финансирования, о которых в последние месяцы всё активней и недвусмысленней намекают в Минфине. Напомним, что по состоянию на 1 июля 2013г. на счетах Минфина в Центральном Банке и в коммерческих банках без дела лежало порядка 6,6 трлн. рублей – практически половина расходной части федерального бюджета России, запланированной на 2013г.

Совокупный объем средств Резервного фонда в рублевом эквиваленте составляет 2,77 трлн. рублей, а Фонда национального благосостояния – 2,82 трлн. рублей. В строгом соответствии с псевдонаучными догмами «кудриномики» и «Вашингтонского консенсуса», которые призваны не допустить существование на территории России какой бы то ни было национальной обрабатывающей промышленности и наукоёмких производств, эти средства стерилизованы и выведены за пределы российской демонетизированной и деиндустриализированной экономики и финансируют научно-технический прогресс и модернизацию на территории стратегических конкурентов России (США, Еврозона, Япония, Великобритания и т.д.). Ещё без малого 1,2 трлн. рублей размещены Минфином и Федеральным Казначейством на счетах и депозитах в коммерческих и уполномоченных банках и так же являются временно свободными и неиспользуемыми финансовыми ресурсами.

Однако это нисколько не помешало Минфину при профицитном консолидированном бюджете (а в отдельные периоде и профицитном федеральном бюджете) и лежащих без дела на корреспондентских счетах в американских банках триллионах рублей продолжить занимать на внутреннем и внешнем рынке. Показательно, что в одном только 2010г. и только на внутреннем рынке Минфин умудрился занять свыше 650 млрд. рублей, в 2011г. – 1,1 трлн. рублей, а в 2012г. – порядка 550 млрд. рублей. В 2013г., согласно принятому ФЗ о федеральном бюджете, Минфин планирует привлечь как минимум 346,3 млрд. рублей. Как показывает практика предыдущих лет, линейная и примитивная логика исполнения бюджетного процесса для Минфина важнее, чем здравый смысл и национальные интересы – даже в случае бюджетного излишка Минфин умудрится занять на внутреннем и внешнем рынке им же предварительно изъятые и вывезенные туда государственные финансовые ресурсы, направив их на увеличение «нефтегазовой кубышки»: ФНБ и Резервного Фонда.

О БЮДЖЕТНОМ МАНЕВРЕ

Весьма показательно, что в последние недели в контролируемых властями СМИ активизировались разговоры о спешном пересмотре приоритетов бюджетной политики на фоне стремительно затухания экономической активности и коматозного состояния отечественной промышленности, повлекших провал с собираемостью ненефтегазовых доходов. Всё чаще стали всплывать рассуждения высокопоставленных чиновников о пресловутом «бюджетном манёвре», в рамках которого предполагается провести существенное перераспределение бюджетных расходов в рамках уже принятого бюджета с целью увеличения финансирования предвыборных обещаний президента и майских указов Путина ценой урезания расходов на отдельные направления социально-экономической политики. Прежде всего, под удар попадут сельское хозяйство, наукоёмкие производства, авиастроение, транспортная и энергетическая инфраструктура, ЖКХ, культура, спорт, а также отдельные направления в области науки, образования и здравоохранения.

Другими словами, в угоду политической целесообразности, административной лояльности и в силу искреннего желания не стать крайним за провал президентских обещаний руководство Минфина решило изобразить имитацию бурной деятельности. Наотрез отказываясь увеличить финансирование отечественной несырьевой экономики и социальной сферы (которые относительно размера ВВП недофинансируются в 2,5-3 раза по сравнению с экономически развитыми странами) и изо всех сил стараясь удержаться в рамках несовместимого с существованием отечественной экономики и подавляющей части населения России «бюджетного правила», Минфин судорожно перераспределяет финансовые потоки. При этом в Правительстве не хотят выходить за рамки принятого потолка расходов в 13,4 трлн. рублей и изыскивают средства на финансирование популистских обещаний президента за счёт сокращения расходов по остальным статьям.

Да, с формальной точки зрения высокопоставленные чиновники из целей политкорректности говорят об «оптимизации структуры бюджетных расходов», «повышении эффективности ассигнований» и «изыскании внутренних резервов». Однако на поверку эти слова оказываются самой элементарной попыткой выдать желаемое за действительное и под шумок, незаметно от граждан, сократиться расходы на те направления социально-экономической политики, которым не повезло оказаться в списке предвыборных обещаний президента и его майских указов. Показательно, что этот варварский, глубоко антинаучный и вредительский подход к налогово-бюджетной политике вызвал шквал критики не только за пределами Кремля и в экспертном сообществе, но даже внутри Правительства и «вертикали власти».

Например, вице-премьер по социальной политике Ольга Голодец обвинила Минфин в беспрецедентном сокращении финансирования социальной сферы и срыве программ в области здравоохранения, науки, образования, социальной поддержки и обеспечения населения. А экс-министр экономики Андрей Белоусов, ставший «костью в горле» у руководства Минфина и Центрального Банка за яростную критику неадекватности проводимой налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики (в частности по вопросу «бюджетного правила», неприкасаемости средств Резервного фонда и ФНБ, искусственно завышенных процентных ставок и курса рубля, необходимости ограничения произвола естественных и инфраструктурных монополий и т.д.), за своё несогласие с «генеральной линией партии» был отправлен на почётную пенсию с «псевдоповышением» до уровня помощника Президента России.

Категории: Блоги, Экономика
Теги: ,