Планы Института Коммунизма — отказ от нефтегазовой экономики


Среди масштабных планов Института Коммунизма есть и такой — ликвидация нефтегазовой отрасли, как доминирующей в промышленности и энергетике. Сейчас без нефти и газа обойтись нельзя, нефть — основной моторное топливо и химическое сырье, газ — тоже один из ведущих видов топлива и химическое сырье. Для капиталистов нефтегазовая отрасль является своего рода «командной высотой», с помощью которой они контролируют основные отрасли промышленности, и весь процесс производства и транспортировки в целом. От нефти зависит очень многое, вплоть до производства продовольствия.
Пока капиталисты держат эту отрасль в своих руках, их сковырнуть очень трудно, почти невозможно. Нефть и газ встречаются далеко не везде, месторождения легко контролировать, особенно сейчас, когда нефть добывается с больших глубин и требует хорошо развитых технологий, контролирующихся сейчас крупными нефтяными компаниями, а из этого вытекает также контроль над транспортировкой и переработкой сырья. Кроме этого, сырая нефть сейчас почти не используется, все имеющееся оборудование использует нефтепродукты, которые можно получить в нужных количествах лишь на крупных нефтеперерабатывающих заводах.
Чтобы установить контроль над нефтью и газом, нужно установить контроль над всеми месторождениями и инфраструктурой по переработке и транспортировке. Многие страны пытались это сделать военным путем, но не достигали успехов, поскольку вся военная техника сама использует нефтепродукты. Нехватка топлива может остановить любое наступление, это хорошо известно из военной истории. Потому контроль за нефтью и газом — это решающее преимущество мирового капитализма.
Однако, обзор существующих технологий показывает, что с этим преимуществом вполне можно справиться, даже невоенным путем, а чисто хозяйственным. Я уже упоминал водонитратные композиции (смеси аммиачной селитры с мочевиной, метанолом, этанолом, водородом, аммиаком, растворенные в воде), которые имеют очень важное хозяйственное значение. Их отличие от нефтяного топлива состоит в том, что водонитратные композиции не горят в воздухе, как бензин или другие нефтепродукты, а термически разлагаются на составные части при нагреве и под давлением. Калорийность из выше, чем у топливной смеси воздуха и бензина (водонитратные композиции 700-1000 ккал/кг, воздушно-бензиновая смесь — 610 ккал/кг), и разложение их идет с образованием большого объема газов. Адиабатическое расширение у них достигает 1000 литров газов на кг, что соответствует бездымному пороху. Воздушно-бензиновая смесь — 32 литров на кг. В силу этого водонитратные композиции широко известны под названием «жидких метательных веществ», и действительно их можно использовать для выстрела вместо порохов.
Почему водонитратные композиции не использовались для замены пороха? Потому что для начала термического разложения их нужно нагревать до температуры около 300 градусов, что требует запальных устройств, свечей, электрического оборудования, тогда как порох поджигается капсюлем — небольшой частью патрона или снаряда, приводимого в действие наколом бойком. Капсюльное зажигание было проще, надежнее и гораздо компактнее, не требовало электрозапала и аккумуляторов.
Однако, у водонитратных композиций есть большое будущее в рамках нашей концепции автоматизации всего и вся. Во-первых, это топливо для двигателя, причем двигатель, работащий на расширяющихся газах, конструктивно проще ДВС на нефтепродуктах (не требуется создание топливной смеси, не требуется сжатие смеси в цилиндре). Это может быть газотурбинный двигатель, например с турбиной Тесла, или может быть поршневой двигатель, очень похожей на паровую машину. Поскольку любой робот требует электрического питания, то не так трудно создать электрозапал и подогрев смеси для начала терморазложения с помощью, к примеру, калильной свечи. Горячая рабочая камера, уже нагретая, сама поддерживает процесс терморазложения смеси. Во-вторых, получение этого топлива весьма технологично, поскольку для него нужен ограниченный набор сырья и схожие технологии. Аммиачная селитра получается путем обработки аммиака азотной кислотой. По методу Габера вещества можно получить из элементарных веществ, азота, водорода и кислорода. Азот и кислород можно получить путем сжижения воздуха и разделения сжиженных газов, кислород и водород — путем электролиза воды. Сначала синтезируется аммиак, потом часть аммиака окисляется до азотной кислоты, затем аммиак обрабатывается азотной кислоты до аммиачной селитры, а затем все это смешивается в водонитратную композицию типа: аммиачная селитра — аммиак — вода. Компоненты можно также получать и биологическим путем — обработкой мочевины, содержащейся в моче, спиртами, с образованием аммиака и уретанов (последние используются для получения полимеров — полиуретанов). По моим прикидкам, человечество в год образует более 200 млн. тонн мочевины, сейчас спускаемой в унитаз.
Исходное сырье: вода и атмосферный воздух есть почти везде. Синтез может осуществляться на весьма компактных автоматизированных установках, вплоть до получения готового топлива. Капиталисты в этом месте обычно заводят речь о том, что процесс энергозатратный, и синтез «невыгоден», однако вопрос получения электроэнергии без использования углеводородного топлива также решен — это геотермальная энергетика на низкокипящем хладагенте (это может быть тот же аммиак), а также можно использовать солнечные концентраторы и атомный реактор подходящей мощности. То есть, установки синтеза можно сделать как стационарными, так и мобильными. Кроме того, синтез аммиака выделяет большое количество тепла, которое может быть утилизировано и обращено частично в электроэнергию. Не столь уж невыгодно получается, если подумать.
Конечный продукт гораздо безопаснее по сравнению с нефтепродуктами, смесь почти негорючая, а выхлоп — это водяной пар и азот, то есть элементы возвращаются в природу для повторного использования, то есть это возобновляемое топливо. Аммиачная селитра используется также, как удобрение. Самое главное, использование водонитратных композиций не сжигает титаническое количество атмосферного кислорода, весь необходимый для реакции кислород есть внутри соединений.
Итак, если применить плановый подход, то видно, что вся технология выстраивается в цепочку: энергетика — химический синтез — топливо — моторы. Каждый элемент этой цепочки может быть автоматизирован. Место для производства может быть везде, где есть источник энергии и вода в необходимом количестве. В городах источником сырья могут быть системы очистки канализационных стоков. Не нужен больше поиск месторождений нефти и газа, не нужен трубопроводный транспорт огромной протяженности. Нефть и газ остаются лишь сырьем для химии. Но и они вполне могут быть заменены химической переработкой угля, термической деполимеризацией органики (например, бытовых отходов, древесины, отходов сельскохозяйственного производства) с получением вещества, очень близкого по составу к натуральной нефти. Все это также не требует месторождений и всей сложной инфраструктуры по транспортировке и переработке, все операции можно выполнить на месте.
Сокрушение господствующего положения нефтегазовой отрасли потребует, конечно, большой работы над необходимой техникой, установками и двигателями. Но все это вписывается в работу по созданию автоматических средств производства, и потому будет выполнено в рамках построения коммунизма.

Комментировать можно также здесь

 

Категории: Блоги, Теория, Экономика
Теги: