Джордж Фридман — От Эстонии до Азербайджана:Американская, пост-украинская стратегия


Джордж Фридман — От Эстонии до Азербайджана:Американская, пост-украинская стратегия

Очередная переводная статья, на этот раз с портала stratfor.com, для понимания того как там за границей видят все происходящие у нас события.

Как я обсуждал на прошлой неделе, фундаментальная проблема, которую Украина ставит перед Россией, кроме долгосрочной территориальной угрозы, — это внутренний кризис легитимации. Президент России Владимир Путин, посвятил все время нахождения у власти на восстановление авторитета российского государства в границах России и авторитета России в рамках бывшего Советского Союза. События на Украине подрывают вторую стратегию, и делаю потенциально возможным первую. Если Путин не сможет поддержать, по крайней мере, украинский нейтралитет, то отношение в мире к нему, как великому стратегу будет разрушено, и законность и власть, которую он построил в российском государстве, в лучшем случае зашатается.

q3880

Вне зависимости источника событий на Украине, Соединенные Штаты наращивают конфронтацию с Россией. Россияне считают, что Соединенные Штаты – основная движущая сила сменившая режим на Украине. По крайней мере, россияне намерены переломить ситуации на Украине. В лучшем случае, русские придут к выводу, что Соединенные Штаты намерены подорвать мощь России. Они будут сопротивляться. У Соединенных Штатов есть возможность уменьшить конфронтацию, вводя бессмысленные санкции в отношении физических лиц, и позволяя событиям идти своим чередом. Кроме того, Соединенные Штаты могут выбрать полную блокаду и противостоять России.

Поражение на этом этапе заставило бы страны периферии России, от Эстонии до Азербайджана, прийти к заключению, что США, и изолированная и раздробленная Европа, должны достичь соглашения с Россией. В этом случае, Россия расширит свою власть и откроет двери российскому влиянию на всем европейском полуострове. Соединенные Штаты вели три войны (Первая мировая, Вторая мировая, и холодная война), чтобы убрать доминирующую силу в этом регионе. Поражение в этой кампании, означает конец многовековой стратегии.

Американская дилемма в том, как распорядиться стратегическим запасом в глобальном управлении, которое менее всего работает на Ближнем Востоке, и продолжает работать ближе к «центру Азии». И при этом Соединенные Штаты просто не могут позволить событиям идти по течению. Соединенным Штатам необходима стратегия, которая будет экономической и последовательной в военном отношении, с политической точки зрения и в финансовом отношении. У такой стратегии есть два преимущества. Некоторые страны на периферии России не хотят быть под ее протекторатом. Россия, несмотря на некоторые сильные стороны, по своей сути слаба, и потому США нет необходимости применять столько усилий, как на ведение двух мировых войн и холодной войны, и даже ближневосточных конфликтов прошлого десятилетия.

Российские и американские позиции

На прошлой неделе я обсуждал российские варианты действий на Украине. Путин сейчас находится в таком положении, когда, с тем чтобы сохранить свою внутреннюю власть, он должен действовать решительно, чтобы полностью изменить развитие событий. Проблема в том, что нет ни одного решительного действия, которое полностью изменило бы развитие событий. В конечном счете, внутренние подразделения на Украине, могли бы полностью изменить события.

Однако, прямое вторжение в восточную Украину просто укрепило бы оппозицию к России в Киеве, и привело к международной реакции, которой он не может предсказать. В конце концов, все вернулось бы на круги своя, хотя русские когда-то занимали доминирующее положение на территории всей Украины, сейчас они контролируют ее менее чем наполовину.

В долгосрочной перспективе этот вариант – как и другие краткосрочные варианты – не помогли бы разрешить Русскую загадку.

Независимо от того, что делает Путин на Украине, у него есть два варианта. Одним из них является просто изменить направление своих действий на обратное, что, как я утверждаю, он не может сделать. Второй заключается в принятии мер в местах, где он мог бы добиться быстрой дипломатической и политической победы над Западом – Балтия, Молдова или Кавказ – подталкивая правительство Украины к разрушению, и краху и развалу двусторонних отношений вдоль линии – Эстония – Азербайджан. Это предотвратило бы американскою стратегию сдерживания – стратегия, которая работала во время холодной войны и та, которую европейцы неспособны осуществить самостоятельно. Они рассчитывают на американцев.

Соединенные Штаты занимались разработкой, по большей части, стратегии не разъединения, но косвенного участия в конфликтах. В период с 1989 по 2008 год, стратегией США, стало использование американских войск как средство для решения иностранных конфликтов. От Панамы до Сомали, Косово, Афганистана и Ирака, Соединенные Штаты прямого и раннего вовлечения вооруженных сил США. Тем не менее, это не была стратегия США в период с 1914 по 1989 год.

Тогда, была стратегия оказания политической поддержки союзникам, а затем экономической и военной помощи, а также советниками и ограниченным военным контингентом, а в некоторых случаях, предварительный ввод войск. Соединенные Штаты держали свою главные силы в запасе для обстоятельств, при которых (как в 1917 и 1942 и, в меньшей мере в Корее и Вьетнаме) союзники могли содержать потенциальную гегемонию. Главные силы были последним средством.

Это была, прежде всего, стратегия поддержания баланса сил. Сдерживание СССР требовало создания систему альянсов, включающую страны подвергающиеся риску советского нападения. Сдерживание было стратегией баланса сил, которая не преследовала капитуляцию Советского Союза, ввиду увеличения рисков наступательных действий, с использованием союзнических стран, в качестве первой преграды. Угроза полного американского вмешательства, включая потенциальное применение ядерного оружия, в сочетании со структурой альянса, ограничила советскую угрозу.

Поскольку в настоящее время Российская Федерация гораздо слабее, чем Советский Союз на пике могущества, и общий географический принцип в регионе остается таким же, немного аналогичная стратегия баланса сил, вероятно, появится после событий на Украине. Подобная политика сдерживания 1945-1989 гг., снова в принципе, если не в деталях, объединила бы экономические силы и финансировала и ограничила бы развитие России, как ведущей силы, при этом подвергая США ограниченному и контролируемому риску.

Слияние этой стратегии есть развитие. Я делал прогноз в двух книгах, на следующее десятилетие и на ближайшие 100 лет, что концепция, которую я назвал «Междуморье» [1]. План «Междуморье» использовался после Первой мировой войны польским лидером Юзефом Пилсудским для федерации центральноевропейских и восточноевропейских стран. То, что мы наблюдаем сегодня не есть план «Междуморье», но очень близок к этому. И это сейчас превращается из абстрактного прогноза до железобетонного, если находящимся на стадии перехода в реальность.

Силы, необходимые для создания альянса

Прямое военное вмешательство со стороны Соединенных Штатов на Украине, не представляется возможным.

Во-первых, Украина слишком большая страна, и сила, необходимая, для ее защиты превышает возможности США. Во-вторых, предоставление такой силы потребует логистической системы, которой не существует и займет много времени, для ее создания. Наконец, такое вмешательство было бы немыслимо без сильной системы альянса, простирающегося на запад и вокруг Черного моря. Соединенные Штаты могут предоставить экономическую и политическую поддержку, но Украина не может уравновесить Россию, и Соединенные Штаты не могут прыгнуть выше головы в использовании своих собственных сил.

Украина – поле битвы, на котором российские войска будут иметь преимущество, что делает возможным поражение США.

Если США выберут конфронтацию с Россией с применением военной составляющей, они должны стоять на устойчивом периметре и на максимально широком фронте, насколько возможно, чтобы растянуть российские ресурсы и уменьшить вероятность нападения России в любой точке из страха возмездия в других местах.

Идеальным механизмом для такой стратегии было бы НАТО, которое включает в себя почти все критически важные страны, кроме Азербайджана и Грузии. Проблема в том, что НАТО не функциональный союз. Он был разработан для борьбы в холодной войне, на линии стоящей далеко на западе от текущей линии. Что более важно, что это единство держалось на принципе, что Советский Союз представлял собой угрозу существования Западной Европы.

Этого консенсуса больше не существует. Разные страны имеют разное представление о России и о различных проблемах. Для многих, это повторение холодной войны, даже в условиях действий России на Украине, еще хуже, чем расквартирование войск. Кроме того, конец холодной войны привел к массовому сокращению численности вооруженных сил в Европе. НАТО просто не хватит сил, если не будет массового и срочного наращивания. Этого не произойдет из-за финансового кризиса, среди других причин. НАТО требует единогласного согласия на любые действия, а единодушия там нет.

Страны, которые были в опасности с 1945 по 1989 год, не те же самые, которые в опасности сегодня. Многие из стран были частью Советского Союза, а остальные были советскими сателлитами. Старая система альянса была создана не для этой конфронтации.

Линия Эстония-Азербайджан, имеет свой главный интерес, сдерживание их суверенитета перед лицом российской власти. Остальная часть Европы не находится в опасности, и эти страны не готовы выделить финансовые и военные средства для решения этой проблемы, по их мнению можно справиться с минимальным риском для них. Таким образом, любая американская стратегия должна обходить НАТО или, по крайней мере, создать новые структуры для организации в регионе.

q3894

Характеристики Альянса

Каждая из различных вовлеченных стран уникальна и должна решать, по какому пути двигаться. Но эти страны имеют общую угрозу, что события на Украине может распространиться и непосредственно затронет вопросы их национальной безопасности, в том числе внутренней стабильности. Как я отметил, страны Балтии, Молдова и Кавказский регион, где русские могут стремиться компенсировать свое поражение. Из-за этого, а также из-за их внутренней важности, Польша, Румыния и Азербайджан должны быть каркасом, вокруг которого и нужно строить новый альянс.

Балтийская дуга, 145 км (90 миль) от Санкт-Петербурга до Эстонии, будет мишенью для Российской дестабилизации. Польша граничит со странами Балтии и является ведущей фигурой с Вышеградским боевым формированием, на территории Европейского Союза. Польша стремится к более тесным военным отношениям с США, а ее национальная стратегия уже давно основана на гарантии третьей силы против агрессоров. Поляки не могут защитить себя и Балтию, учитывая боевые возможности, необходимые для выполнения этой задачи.

Река Днестр 80 км от Одессы, главного порта на Черном море для Украины и важным для России. Река Прут составляет около 200 км от Бухареста, столицы Румынии. Молдова находится между этими реками.

Это регион битвы, по крайней мере, конкурирующих политических группировок. Румыния должна быть вооружена и поддержать защиту Молдовы и в организации Юго-Восточной Евроы. В западных руках, Молдова будет угрожать Одессе, крупному порту Украины, также используется Россией на Черном море. В русских руках, Молдова будет угрожать Бухаресту.

На дальних концах структуры альянса я предполагаю, является Азербайджан, на Каспийском море, ограничивающий Россию и Иран. Если Дагестан и Чечня дестабилизируют Азербайджан, который является исламским, и большинство, шиитское но светское, станет критически настроенным для того, чтобы ограничить региональное распространение джихадистов. Азербайджан также поддержал бы позицию альянса на Черном море, поддерживая Грузию, и будет служить мостом для отношений (и поставок нефти), улучшая отношения Запада с Ираном.

К юго-западу, очень про-русская Армения, которая имеет российское военное присутствие и долгосрочный договор с Москвой, может привести к эскалации напряженности в отношениях с Азербайджаном в Нагорном Карабахе. Раньше это не было насущной проблемой для США. Сейчас да. Безопасность Грузии, ее портов на Черном море требует включения в альянс Азербайджана.

Азербайджан предназначен стратегическим целям. Большинство стран в альянсе – тяжелые импортеры российской энергии: например, 91 процент импорта энергоносителей Польши и 86 процентов в Венгрии из России. Там нет краткосрочных решений этой проблемы, но Россия нуждается в доходах от экспорта этих товаров настолько, насколько эти страны нуждаются в энергии. Разработка добычи сланцевого газа в Европе и импорт энергии из США – долгосрочное решение. Среднесрочное решение, в зависимости от строительства трубопроводов, которое Россия, как правило, блокировала в прошлом, направить природный газ из Азербайджана в Европу.

До сих пор это было коммерческой проблемой, но стало стратегически важным вопросом. Каспийский регион, в котором Азербайджану принадлежит ключевая роль, единственная крупная альтернатива России для получения энергии. Таким образом, быстрое расширение газопроводов в центральную Европу так же важно, как предоставление Азербайджану военной мощи, чтобы защитить себя (с возможностью оплатить эту помощь, в отличие от других стран-союзников, и не требует подписания).

Ключом к трубопроводу будет готовность Турции разрешить транзит. Я не включил Турцию в качестве члена этого альянса. Его внутренняя политика, сложные отношения и зависимость в тяжелой энергии из России, делает такое участие затруднительным. Я рассматриваю Турцию в этом этой структуре альянса, как Францию во время холодной войны. Она относилась к отряду независимой, в военном отношении самостоятельной, все еще зависящей от эффективного функционирования других. Турция, внутри или снаружи формальной структуры, будет играть эту роль, потому что будущее Черного моря, Кавказа и Юго-Восточной Европы имеет важное значение для Анкары.

Все эти страны, разнообразны, так как они разделяют общее желание выйти из-под власти русских. Это общность, является основой для ковки их в функциональный альянс. Это не наступающая сила, а сила предназначенная для сдерживания российской экспансии. Все эти страны, необходимо оснастить современной военной техникой, в частности ПВО, противотанковой и мобильной техникой. В каждом случае, готовность США предоставить это вооружение, за наличные или кредит, в зависимости от ситуации, укрепит проамериканские политические силы в каждой стране и создаст стену, за которой западные инвестиции могут иметь место быть. И это будет организацией, которая может присоединиться к другим, которые в отличие от НАТО не позволяют каждому члену право на вето.

Практические задачи американской стратегии

Есть такие, кто будет критиковать этот альянс при включении членов, которые не разделяют все демократические ценности Государственного департамента США. Это может быть верно. Верно также и то, что во время холодной войны США были в союзе с шахом Ирана, Турции и Греции в рамках диктатуры и в Китае с Мао после 1971 года.

Признав независимость Украины, США – в попытке защитить эту независимость и независимость других стран региона – создают структуру альянса, которая будет включать страны, такие как Азербайджан, которые были раскритикованы. Однако, если поставки энергии не будут налажены из Азербайджана, то она придет из России, и затем, украинские события превратятся в трагический фарс. Государственный департамент должен бороться с грубой силой, которую сами же и создали. Это говорит о том, что игра в благородство, которая переносит нас в область предположений, как теперь стало очевидным, было иллюзией, освободит дорогу для ведения РЕАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ.

Стратегия баланса сил, позволяет США, использовать естественную склонность союзников поддержать свое собственное положение и совершать различные шаги, из которых военное вмешательство является последним, а не первым. Этим надо признать, что США – это почти 25 процентов мировой экономики, и глобальный морской гегемон, не может уклониться от участия. Сам ее размер и существование заставляют это сделать.

США не может ограничиться жестами, такими как санкции в отношении 20-ти человек. Это не рассматривается не столько как признак решимости, сколько слабости. Это значит, что если США участвуют в таких вопросах, как на Украине, то должны принимать стратегические решения, есть альтернативные вмешательства – такие как альянсы. В этом случае естественная структура альянса представляет собой – потомка НАТО, но в форме предназначенной для этого кризиса, так же как тот альянс, который я прогнозировал ранее.

На мой взгляд, русская власть ограничена, и расцвела в то время, когда США отвлеклась своими войнами на Ближнем Востоке и в то время, когда Европа боролась со своим экономическим кризисом. Это не значит, что Россия не опасна. Она имеет краткосрочные преимущества, и ее неуверенность означает, что она будет рисковать. Слабые и опасные государства с временным преимуществом опасны. США заинтересованы действовать с упреждением, потому что упреждающие действия дешевле, чем действуя в цейтноте.

Это тот случай, противовоздушных ракет, ударных вертолетов, систем связи и обучения, между прочим. Все это США имеют в изобилии. Это не тот случай, для развертывания подразделений, которые не так много. Поляки, румыны, азербайджанцы и, конечно, турки могут себя защитить. Они нуждаются в вооружении и обучении, и это будет заставлять Россию, варится в собственном котле, Поскольку это раскрывает ее планы — претендовать на великую державу.

[1] Прим. перводчика. Междуморье [в том числе. часть Восточной Европы от Балтийского до Черного морей]

Перевод — CCCPrevivel
Автор — Джордж Фридман / George Friedman
Источник — http://www.stratfor.com/

Категории: Блоги, Мир, СНГ
Теги: , , , , , ,