Капитализм для чайников


Капитализм для чайников

Уже более двадцати лет Россия представляет собой капиталистическое общество. Но что же такое на самом деле экономика капитала, по каким законам она работает, и какое место мы, обычные люди, занимаем в этой системе? На подобную информацию сегодня, фактически, наложен негласный запрет. Ее не встретишь ни в официальных газетах, ни в телепередачах, ни в современных институтских учебниках. Эта статья, в краткой форме, простым языком, рассказывает о таких понятиях как капитализм, классы, классовая борьба, о том, какие мифы об обществе сопровождают нас сегодня и существует ли альтернатива сложившемуся порядку вещей.

q4334

Содержание.

1. Что такое капитализм?
2. Отчуждение труда
3. Накопление капитала
4. Конкурентная борьба
5. Классы
6. Классовая борьба
7. Классовая борьба и права человека
8. Мифы о классовой борьбе
8.1. Миф о «среднем классе»
8.2. Миф о «креативном классе» или «когнитариате»
8.3. Мифы о классовом мире
9. История
10. Капиталистическое государство
11. Социалистическое государство
12. Заключение

1. Что такое капитализм?

Господствующая в современном мире экономическая система называется «капитализм».
В основе капитализма лежат три базовых принципа:

Производство с целью продажи и получения прибыли.
Капитализм основан на простом процессе — деньги вкладываются в производство ещё большего количества денег. Когда деньги функционируют подобным образом, они выступают как капитал. Например: компания использует свою прибыль, чтобы нанять сотрудников или открыть новые производственные помещения, и, таким образом, получать еще большую прибыль. Этот процесс, называемый «накоплением капитала», является, одновременно, и движущей силой, и целью капиталистической экономики.

Наемный труд
Хотя некоторые люди и владеют средствами производства или капиталом, большинство из нас не являются собственниками предприятий, и поэтому, чтобы выжить, мы должны продавать свою рабочую силу в обмен на заработную плату.
Первая группа людей — это класс собственников — капиталистов, «буржуазия» в марксистской терминологии, а вторая — наемные работники (рабочий класс) или «пролетариат».

Накопление капитала происходит не по волшебству, а благодаря человеческому труду. За ту работу, которую мы выполняем, нам платят только часть стоимости, которую мы производим. Разница между той стоимостью, которую мы произвели, и тем, что нам заплатили, называется «прибавочной стоимостью». Её капиталисты оставляют себе в качестве прибыли и либо снова вкладывают в дело, чтобы произвести больше денег, либо используют для покупки предметов роскоши.

Частная собственность на средства производства
Чтобы система, основанная на таких принципах, хотя бы просто могла работать, нужны люди, которые не владели бы ничем, что позволяло бы им зарабатывать на жизнь самостоятельно. Они не являются собственниками средств производства, под которыми понимаются заводы и офисы, электростанции и нефтяные скважины, промышленное оборудование и сельскохозяйственные земли. Этот класс людей должен продавать свою способность к труду, чтобы приобретать товары и услуги, необходимые для выживания.

Таким образом, “священное право на частную собственность” одного капиталиста, под которым он подразумевает защиту своей собственности на средства производства, подразумевает “священную” обязанность отказа от такой собственности для десятерых наемных работников.

2. Отчуждение труда

Те, кто занимается накоплением капитала, могут делать это успешнее, когда им удаётся переложить расходы на других. Если собственники могут сократить свои расходы, не защищая здоровье своих работников или выплачивая им меньшую заработную плату, они, скорее всего, так и поступят. При капитализме всё является товаром, всё покупается и продается, в том числе, в товар обращена сама наша способность работать.

Потребность в труде — естественна для человека. Радость созидательной деятельности известна каждому.
В современном обществе, с узкой профессиональной специализацией, основанной на возмездном обмене, нам нелегко найти работу, которая одновременно приносила бы радость и позволяла прокормить семью. Но даже если удается устроиться на подходящую должность, собственник капитала обращает нашу потребность в труде против нас. Мы работаем не столько на себя, сколько на увеличение благосостояния владельца предприятия, в интересах которого платить нам как можно меньше и заставлять нас работать как можно больше.

Ни наше рабочее время, ни результаты деятельности не принадлежат нам, а сам труд становится изматывающим, каторжным, забирающим все время нашей жизни. Капитал отчуждает труд от человека.

Мы же заинтересованы в том, чтобы наша работа была нам в радость, плата за неё была бы достаточна для содержания наших семей, и чтобы она занимала не всю нашу жизнь, а оставляла нам значительное время на семью и детей, отдых и учебу. Потому как труд — естественная, но не единственная человеческая потребность.

3. Накопление капитала

Именно этот последний момент — превращение в товар наших творческих способностей, нашей способности к труду — является ключевым в постижении секрета накопления капитала. Деньги превращаются в ещё большие деньги не по волшебству, а в результате работы, которую мы ежедневно совершаем.

В мире, где всё продается, все мы вынуждены что-то продавать, чтобы купить вещи, которые нам нужны. Тем из нас, кому нечего продать, кроме своей способности трудиться, придётся продать эту способность тем, кто владеет заводами, офисами и т.д. При этом, за рабочий день мы производим гораздо больше, чем необходимо для поддержания нашей способности к труду. Заработная же плата, которую мы получаем, примерно соответствует стоимости продуктов, необходимых для поддержания нашей жизни и способности работать каждый день. Разница между заработной платой, которую нам платят, и стоимостью, которую мы создаем, и есть то, благодаря чему капиталист получает прибыль и увеличивает свой капитал.

Получение собственниками предприятий прибыли за счет нашего труда и является причиной, по которой мы рассматриваем капитализм как систему, основанную на эксплуатации наемных работников.

4. Конкурентная борьба

Для того, чтобы накапливать капитал, наши работодатели должны конкурировать с владельцами других компаний. Они не могут позволить себе игнорировать законы рынка. В противном случае они будут сдавать позиции в пользу своих соперников, терять деньги, разоряться, поглощаться конкурентами, и, в итоге, перестанут быть нашими начальниками. Даже собственники, на самом деле, не правят капитализмом. Им правит сам Капитал. Именно поэтому мы можем говорить о капитале так, будто у него самого есть влияние или интересы, зачастую разговор о капитале более точен, чем разговор о капиталистах.

В силу вышесказанного, и собственники и наемные работники отчуждены от трудового процесса, но по-разному. В то время как для работника отчуждение проявляется в форме его прямой эксплуатации и отъёма у него большей части стоимости произведенных им благ, для капиталиста погоня за наживой и постоянное наступление на права своих сотрудников должны превратиться в закон жизни, которому надо строго следовать, дабы сохранить бизнес. Вынужденный путь от руководителя производства к подлецу и кровопийце — это тоже, согласитесь, отчуждение от труда.
Чаще всего капиталист — человек денег. Не видящий за деньгами людей. В абсолюте — этакий биржевой игрок, непонимающий природу происхождения товара и отвечающий на жалобу «Я три дня ничего не ел.», — «Ну что же ты, надо себя заставить!».

Хотя существование отдельных капиталистов, ценящих людей и их труд, для которых изъятие прибавочной стоимости — только средство для расширения производства и улучшения условий труда работников, возможно, но, сталкиваясь в конкурентной борьбе с другими представителями своего класса, лишенными моральных ограничений и любви к своему делу, «честные капиталисты» обречены или измениться в интересах капитала, или разориться.
Поэтому собственники бессильны перед лицом «рыночных сил», они вынуждены служить капиталу (в любом случае они неплохо на этом нагревают руки!). Они не могут действовать в интересах большинства, поскольку любые уступки, которые они нам предоставят, помогут их конкурентам на национальном или международном уровне.
Так например, если производитель разработает новую технологию производства автомобилей, которая в два раза повысит производительность, он сможет сократить штат рабочих вдвое, увеличить прибыль и снизить цены на свои автомобили, чтобы ослабить конкурентов.

Если же другая компания, производящая автомобили, примет решение действовать в интересах своих сотрудников и не пойдет на сокращение штата и, как следствие, уменьшение себестоимости продукции, в конце концов она будет изгнана из бизнеса или захвачена своим более безжалостным конкурентом.

С другой стороны, переход к полной автоматизации или совершенному качеству продукта невыгоден капиталистам, так как, в конечном итоге, рабочие и являются потребителями результатов своего труда. Если автоматизировать все производственные процессы, то капиталисту незачем будет платить рабочим, и те не смогут покупать его продукт: круговорот капитала разорвется. Так уже сейчас рабочий автомобильного завода несколько лет копит на машину, хотя за это время он участвовал в производстве сотен тысяч автомобилей. А фармацевтические компании зачастую производят лекарства от симптомов, а не от самой болезни, так как качественный, действующий товар оставит их без прибыли.

Итак, капиталистическая экономика неизбежно приводит общество к противоречию между развитием производительных сил и производственных отношений и остановке научно-технического прогресса ради сохранения прибыли капиталистов. На одном полюсе такого общества находится класс, которому нечего продавать, кроме своей рабочей силы. На другом находятся те, кто владеет капиталом, достаточным для того, чтобы нанимать рабочих с целью увеличения капитала. Отдельные члены общества оседают где-то между этими двумя полюсами, но с политической точки зрения важно не положение отдельных лиц, а общественные отношения между классами.

5. Классы

Говоря о классах, мы будем говорить о классификации, основанной на отношении к средствам производства и на разнице в экономическом положении людей. Мы придерживаемся именно такого подхода, так как именно эта классификация позволяет понять устройство капиталистического общества и возможные механизмы его изменения.

Важно заметить, что существуют различные подходы к определению классовой принадлежности людей. Часто, когда люди говорят о классе, они говорят о социальной группе. Например: «люди из среднего класса любят иностранные кинофильмы», «представителям рабочего класса нравится футбол», «людям из высшего класса нравится носить цилиндры» и так далее.

Ещё раз подчеркиваем, что наше определение класса необходимо нам не для чисто академической задачи классификации отдельных людей согласно их социальному положению, а для понимания тех сил, которые действуют в нашем обществе, для понимания мотивов поступков собственников и политиков, и для осознания того, что именно мы должны делать для улучшения нашей жизни.

Рабочий класс, класс наемных работников или «пролетариат» — это класс, представители которого вынуждены работать за зарплату или обращаться в социальные службы капиталистического государства, в случае утраты трудоспособности по старости или по болезни. Мы продаём наше время и рабочую силу капиталистам, чтобы они получали прибыль.

Промежуточное положение между рабочим классом и капиталистами занимает класс мелкой буржуазии, в который входят люди не являющиеся ни наемными работниками, ни эксплуататорами, самостоятельно торгующие на рынке производимыми ими товарами или услугами. Поскольку представители данного класса живут, преимущественно, своим трудом, то и классовые интересы основной массы индивидуальных предпринимателей и артельщиков, в современном развитом капиталистическом обществе, не имеют существенных отличий от интересов наемных работников.

Противостоит трудовому народу класс капиталистов, собственников средств производства, использующих наемный труд для получения прибыли.

Противоречие между капиталом и трудом, когда капиталист зависит от труда простых людей, и, вместе с тем, служа капиталу, должен притеснять и угнетать своих рабочих — основное противоречие капитализма.

6. Классовая борьба

Между трудящимися и капиталистами идет постоянная борьба. Наниматели урезают зарплаты, увеличивают рабочее время, ускоряют темп работы, возлагают на рабочего больше обязанностей, мы же пытаемся сопротивляться: требуем от работодателей соблюдения трудового законодательства, выходим на демонстрации в защиту своих прав, бастуем, организуем профсоюзы, захватываем предприятия.

Это и есть классовая борьба — столкновение между теми из нас, кто должен работать за зарплату и нашими начальниками и правительствами наших стран, которых принято относить к классу капиталистов или «буржуазии».
Но это всё борьба в рамках системы. Даже если рабочим, при сохранении капиталистического производства, удаётся добиться хороших условий труда и достойной его оплаты, они всё равно остаются наемниками. Они всё так же производят не то, что нужно им самим, а то, что приносит прибыль собственнику и все так же не вправе распоряжаться своим рабочим временем. Капиталисты, пойдя под давлением пролетариата на временные уступки, все равно будут вынуждены действовать по законами капитала и продолжать борьбу против трудящихся. Постепенно, они снова ухудшат положение своих работников.

Поэтому, если трудящиеся выдвигают в своей борьбе с капиталом только экономические требования, они неизбежно проигрывают капиталистам в классовой борьбе.

Для того чтобы стать свободными, мы должны изменить саму систему, порождающую такие условия производства.
Если понимать под «работой» только наёмный, отчужденный труд, то мы должны бороться не за «хорошую работу», а против такой «работы» вообще. Этим мы оспариваем саму природу капитализма, где прибыль является наиболее важным критерием делать что-либо или бездействовать, и указываем на возможность мира без классов и частной собственности на средства производства. Чтобы освободить себя, мы должны уничтожить не только класс капиталистов, но и собственный класс — класс пролетариата, должны выступать не только с экономическими требованиями, но и с требованиями революционного (то есть, качественного) изменения общества, перехода от общества классовой борьбы к обществу бесклассовому.

7. Классовая борьба и права человека.

Сегодня может показаться, что закрепленные в конституциях права на достойный труд, бесплатное медицинское обслуживание, государственное обеспечение старости, бесплатное образование принадлежат человеку просто по факту его рождения, что так всегда было и всегда будет.

На самом деле, эти права завоеваны трудовым народом в многовековой борьбе с эксплуататорами. Для того, чтобы наши дети могли бесплатно учиться, а наши старики не умирали от голода, отдало свои жизни великое множество наших предков.

После Великой Октябрьской Социалистической Революции в России, итогом которой, в том числе, стало установление прав на труд, отдых, образование и медицинскую помощь в качестве базовых гражданских прав, капиталисты западных стран были вынуждены пойти на изменение законодательств своих стран ради сохранения власти капитала.
Сегодня, после распада Советского Союза, поддержание избыточно высокого уровня жизни трудового народа, по мнению крупных собственников, является ничем не оправданным излиществом, мешающим развитию капиталистической экономики.

Классовая борьба — это борьба трудящихся за свои права. Поскольку трудовой народ составляет подавляющее большинство человечества, а эксплуататоры и капиталисты — ничтожный процент от такового, то мы можем говорить, что классовая борьба — это борьба за права человека, за права и интересы абсолютного большинства людей на нашей планете.

Например, право на доступное жильё — базовое право любого человека. Однако, строительство доступного для рабочих жилья или вовсе убыточно для строительных компаний, или не является для капиталиста оптимальным для него вложением денег. При капиталистической экономике зачастую выгоднее строить кварталы с роскошными апартаментами, даже когда десятки тысяч трудящихся остаются бездомными, чем строить жильё, в котором мы можем себе позволить жить. Таким образом, борьба за строительство социального жилья или захват пустующей собственности с целью дальнейшего там проживания, являются частью классовой борьбы.

Точно также полем классового противостояния становятся системы здравоохранения, образования и большинство других социальных институтов. Правительства и компании стремятся переводить наши права на квалифицированную медицинскую помощь и качественное образование из категории прав в категорию коммерческих услуг, чтобы затем извлекать из предоставления гражданам данных услуг прибыль.

У вас инфаркт? Вы умираете? Перечислите деньги с вашего страхового счета, иначе мы ничем не можем вам помочь. Ничего личного, только бизнес.

У вашего ребенка талант к математике? Обучение в физико-математической школе доступно только тем, кто сможет платить два ваших оклада в месяц. Вы не можете себе это позволить? Ничего страшного, вам по карману расположенная по соседству средняя школа, хоть в ней и не преподают ничего за рамками основ математики.

Разумеется, такой подход, в конечном итоге, ведёт к снижению качества работы социальных институтов, к ограничению доступа для большинства к качественному образованию и к возможности получить квалифицированную медицинскую помощь.
Наступление на социальную сферу жизни также является проявлением классовой борьбы со стороны капиталистов. И, разумеется, рабочий класс должен противостоять и этому.

Классовая борьба — это борьба трудящихся за свои права, за свободу человечества от власти капитала.

8. Мифы о классовой борьбе

Рассказ о классовой борьбе был бы не полным, если бы мы не описали наиболее популярные мифы, которые создали капиталисты в своих интересах. Эти мифы призваны скрыть истинное положение дел, направлены на раскол рабочего класса и предотвращение самой возможности возникновения организованного сопротивления трудящихся власти капитала.

8.1. Миф о «среднем классе»

Выше мы рассказали вам о марксистском подходе к классам: классификации, основанной на отношении к собственности на средства производства. Но марксистский подход не единственный из возможных. Существует множество признаков, по которым можно разбить человечество на классы: цвет кожи, пол, возраст, принадлежность к той или иной культуре, профессиональная принадлежность и т.д.

Уникальность марксистского подхода к классовому вопросу в том, что только он позволяет выявить объективную общность экономических интересов трудового народа.

Например, возможна классификация людей на основе оценки их экономического положения. По уровню благосостояния социологи делят людей на «высший», «средний» и «низший» классы, причем к «среднему» классу причисляют от 5% до 25%, а порой и до 40% населения, зарабатывающих меньше, чем самые богатые граждане, но больше, чем самые бедные. По такой классификации, в развитых капиталистических странах в средний класс входят высокооплачиваемые рабочие, инженеры и мелкие собственники, а в странах Африки — люди, которым хватает денег на то, чтобы полноценно питаться.

Поскольку не существует четкой границы «среднего класса» — то количество людей, записываемых в него социологами, зависит исключительно от потребностей буржуазной пропаганды. Хотите убедиться в этом? Попробуйте самостоятельно найти однозначный метод отнесения человека к «среднему» классу. Уверены, результат поиска вас удивит.

Какие общие экономические интересы могут быть у владельца нескольких торговых мест на рынке и пилота пассажирского самолета? Никаких. Они объединены в один «класс» исключительно в пропагандистских целях.
Например, пилоту приписывают интересы лавочника и утверждают, что он, как и другие представители «его» класса, выбирает либеральные ценности и голосует определенным образом на выборах. По воле формирующих «идеологию среднего класса» политтехнологов и маркетологов, он «выбирает» стабильность и потребление, что и требуется капиталистам.

На самом же деле, экономический интерес рабочего или инженера, получающего относительно высокую зарплату, не имеет ничего общего с интересами крупных и мелких собственников. Он так же отчужден от своего труда, как и любой другой работник, и так же находится в полной зависимости от своего работодателя. Как только капиталисту удастся изыскать возможность сократить расходы на его содержание, путем ли найма работника с меньшими запросами или внедрения новых технологий, работодатель немедленно ей воспользуется. И произойдет это независимо от того, верил или не верил высокооплачиваемый пролетарий в «идеалы среднего класса» и причислял ли себя к нему. Ведь правом собственности на средства производства и капиталом владеет по-прежнему не он, а капиталист.

8.2. Миф о «креативном классе» или «когнитариате»

Как уже говорилось, существует множество способов классификации представителей человеческого общества. Например, можно классифицировать людей по роду труда, как занимающихся интеллектуальной деятельностью («когнитариат») и физической работой («пролетариат»).

Когнитариат определяют как класс работников, участвующих в создании, обработке, и распространении информации. Обычно к когнитариям относят научных и инженерных работников. Отдельные социологи так же причисляют к данному классу врачей, учителей, служащих и работников сферы услуг, деятелей искусства.

Придерживающиеся мифа о креативном классе утверждают, что работник-пролетарий продает свой физический труд, из-за чего легко может быть заменен другим работником, а когнитарий продает уникальный умственный труд и капиталисту будет непросто найти ему замену, так как высокий интеллектуальный ранг когнитария, в сочетании с полученным им образованием, является особым видом средств производства, что порождает новые особые условия трудовых взаимоотношений между работодателем и работником, ввиду, якобы, исключительности таких работников.

Целью этих рассуждений является противопоставление когнитариата и пролетариата. Утверждается, что когнитариат — это принципиально новый общественный класс, причем новый именно в классификации по отношению к труду и собственности на средства производства. С широким распространением когнитариата, якобы, становится неверна теория о классовой борьбе. А, за счет научно-технического прогресса и повсеместной автоматизации, когнитариат станет могильщиком и пролетариата, и буржуазии. Новый бесклассовый мир установится сам по себе, в силу исторической его неизбежности.

Однако, давайте разберемся, так ли уж сильно отличается когнитарий от пролетария и имеет ли смысл их разделение с точки зрения марксизма?

Для начала, обратим внимание на то, что трудовой мозг относится к средствам производства так же, как и рабочие руки — позволяет работнику принимать участие в производстве материальных продуктов. Руки и мозг — составные части рабочей силы, орудия труда. Силой же мысли произвести материальный объект невозможно, и, что бы об этом не думали отдельные представители «креативного класса», магии не существует.

То есть работник умственного труда, по сути, является просто высококвалифицированным рабочим, который, хотя и является уникальным специалистом, но, так же не имеет в собственности необходимых инструментов и вынужден продавать свой труд.

С марксистской точки зрения, представители когнитариата относятся к различным классам в зависимости от того, эксплуатируют ли они других людей с целью получения прибыли и являются ли они наемными или же свободными работниками. Например, когнитарий Билл Гейтс является капиталистом, а рядовой сотрудник Microsoft — пролетарием. Разум «когнитария», при этом, вовсе не представляет собой некоего особого средства производства, а отношения трудящегося «когнитария» и капиталиста вполне укладываются в классическую схему марксизма: владельцы средств производства эксплуатируют работников умственного труда.

Как именно рассуждения о «креативном классе» использует буржуазная пропаганда?

Такой подход позволяет разделить трудовой народ по роду деятельности на работников умственного и физического труда, чтобы воспрепятствовать ведению пролетариатом классовой борьбы против капитализма. Потому как классовая война всегда направляется и поддерживается работниками умственного труда, хотя непосредственными бойцами этой войны и является наиболее угнетенная часть пролетариата — работники труда физического.

8.3. Мифы о классовом мире

Основная задача рабочего класса — установление бесклассового общества, в котором средства производства будут находиться в общественной собственности. Классовая борьба в коммунистическом обществе становится невозможна, именно коммунистическое общество является обществом классового мира в силу его бесклассовой природы.

Однако, существуют теории, утверждающие, что классовая борьба и классовое расслоение общества — норма, а классовый мир — невозможен. Например, либеральный и фашистский мифы.

Согласно либеральному мифу, имущественное неравенство и эксплуатация — норма жизни. Каждый гражданин заботится сам о себе, а государство только задает правила игры. Никто никому ничего не должен. Человек человеку — конкурент за жизненное пространство. Классовая война — норма, человеческое общество — общество войны всех со всеми ради индивидуальных интересов.

Целью жизни рядового гражданина является так называемая «успешность», карьерный рост. Трудящиеся не могут объединиться в борьбе за свои права, потому как каждый борется, прежде всего, за свой достаток. Классовый мир, как и любой гражданский мир вообще, невозможен и вреден для экономики.

Капитал через культ наживы, за счет собственности на средства производства, правит обществом. Рядовые труженики берут пример с капиталистов и стремятся нажиться на ближнем. О простой человеческой взаимовыручке и, тем более, об объединении трудящихся в борьбе за свои права, при таком подходе и речи идти не может. Только временные ситуационные союзы ради сиюминутных личных интересов.

Это общество эгоистов глубоко чуждо самому понятию справедливости. Святость собственности и культ наживы — религия капитала. Либеральные ценности в их современном понимании — основное идеологическое оружие капиталистов в их борьбе против трудящихся.

Фашистский миф, как и либеральный, строится на манипулировании людьми через стимулирование эгоизма и призывы к жизни за чужой счет. С той лишь разницей, что оправдывающие классовое расслоение пропагандисты взывают к судьбе и традициям своего народа, а либеральную теорию о животной борьбе за существование между людьми используют для оправдания грабежа инородцев.

Согласно фашистскому мифу о «классовой солидарности» деление общества на классы — исключительное общественное благо и каждый человек находится на предназначенном ему судьбой месте. Так вождь итальянского фашизма Бенито Муссолини писал, что «фашизм утверждает непоправимое, плодотворное и полезное неравенство людей».

Однако, ссылки на судьбу и призыв к солидарной работе на благо нации не могут устранить несправедливости при распределении общественного продукта: капитал правит в фашистском обществе, как и в обществе либеральном — по праву сильного, рабочий же должен в конкурентной борьбе доказать своё право на жизнь.

И либеральный, и фашистский мифы созданы капиталистами для того, чтобы трудящиеся боролись не с капиталом, а друг с другом в его интересах. Классовая война и в либеральном, и в фашистском обществе считается общественным благом, присущим человеку от природы и принципиально неустранимым.

Хотя классовый мир и является одной из целей борьбы трудового народа с капиталом, но, до победы над капиталом, он невозможен, так как классовая борьба вызвана объективными экономическими законами капиталистического общества. Ее прекращение со стороны трудящихся при сохранении капитализма крайне выгодно собственникам, поскольку позволяет им без особых для себя проблем усилить эксплуатацию пролетариата.

Для склонения трудового народа к классовому миру без упразднения классового общества буржуазные агитаторы активно используют мобилизационный и утопический мифы.

Ни для кого не секрет, что, в случае вторжения на территорию государства иностранных захватчиков, классовые противоречия, как правило, перестают играть значительную роль в общественной жизни и первостепенной задачей, как для богатого, так и для бедного, становится защита своей Родины, своих семей и своих домов. Но, по завершении освободительной или оборонительной войны, объективные законы экономики берут своё, и классовая борьба возобновляется с новой силой.

Когда мы слышим от политиков в капиталистическом государстве призывы «потуже затянуть пояса» в связи с неблагоприятной экономической конъюнктурой или же «не раскачивать лодку ради общего блага» — всегда следует задумываться, действительно ли на дворе Отечественная Война, или же просто буржуазные пропагандисты, используя мобилизационную риторику, манипулируют нашим сознанием.

Всё многообразие используемых буржуазной пропагандой утопических мифов о классовой борьбе можно свести к двум основным их видам: классовая борьба бессмысленна, поскольку к упразднению эксплуатации и социального паразитизма еще не готово общество — недостаточен уровень развития производительных сил, не пройдена та или иная, предшествующая коммунистической, общественная формация, пройти которую необходимо согласно той или иной политэкономической теории и т.д., или классовая борьба бессмысленна, поскольку к справедливому обществу не готовы люди — экономические отношения не могут быть изменены без изменения человеческой природы.

Утопические мифы используются буржуазной пропагандой для того, чтобы склонить трудящихся к пассивности и обеспечить максимальную свободу действий прагматичным, не верящим ни в какие утопии, эксплуататорам.

9. История

Капитализм преподносится как «естественная» система, возникшая как континенты или океаны, под воздействием сил неподвластных человеку. Нам даже пытаются внушить, что основы этой экономической системы заложены в самой природе человека.

Однако, она была установлена не «природными силами», а в ходе периода первоначального накопления капитала. Сначала, в результате огораживания в «развитых» странах, независимых крестьян согнали с общинных земель в города, чтобы те работали на фабриках. Любое сопротивление подавлялось. Люди, которые сопротивлялись введению наёмного труда, признавались законом бродягами и заключались в тюрьмы, подвергались пыткам, ссылке или даже казни. В Англии только за время правления Генриха VIII было казнено 72 тысячи человек за бродяжничество.

На следующем этапе, в результате варварских войн, были практически уничтожены американские индейцы, вывезены в рабство миллионы африканцев, миллионы китайцев отравлены опиумом. Моральным оправданием этому, в разных формах, служило провозглашение пути, пройденного вставшими на путь капитализма странами, как единственно правильного или, по крайней мере, образцового.

Уничтожив целые цивилизации и народы, капитализм стал доминирующей системой на планете. Те немногие страны, которые избежали завоевания, были вынуждены сами внедрить у себя капиталистическую систему, чтобы иметь возможность конкурировать с другими державами, а не быть раздавленными или не оказаться изгоями в установившемся новом мировом порядке.

Но на этом кровавый этап истории капитализма не подошёл к концу. Дело в том, что капитал как система через какое-то время начинает сталкиваться с естественными ограничениями своего самовозрастания (ведь наш мир не бесконечен). Эти периоды характеризуются экономическими кризисами, грозящими капиталистической системе коллапсом. В качестве выхода из таких кризисов системой был выбран самый простой и самый жестокий способ. Глобальные войны.

Миллионы пали в сражениях Первой Мировой, которая, по сути, велась из-за того, что горстка капиталистов из одних стран хотела завладеть рынками и ресурсами, которые успели присвоить капиталисты других государств.

Затем, в период очередного кризиса с одной стороны, и зарождения социалистического мира с другой, капитал в ряде стран окончательно сбросил маски свободы и прогресса, и, под знаменем фашизма, отправился решать эти две проблемы, каждая из которых грозила ему гибелью. Десятки миллионов погибли на войне, в которой капитализм боролся за сохранение своего главенствующего положения в мире.

Кровопролитные конфликты последующей Холодной Войны, в которых так же погибли миллионы, имели схожую природу. Капитал не хотел отдавать без боя награбленное. Крупнейшие капиталистические государства, объединившись под началом американской олигархии ради борьбы с распространяющейся по миру смертельно опасной для них коммунистической идеологией, были готов сжечь всю планету в пламени ядерной войны, лишь бы господство капитала не отошло в прошлое.

Таким образом, становится очевидным, что вся история развития и кризиса капитализма сложилась не в результате действия каких-то неподвластных человеку сил. Это история системы, всю свою жизнь боровшейся за своё существование и уничтожавшей всякую альтернативу себе, история системы-узурпатора мира, а не «единственного и образцового пути», которому не было и нет альтернатив.

10. Капиталистическое государство

Мы видим, что сила капитала колоссальна. Жажда наживы лишает человека всяческих моральных ограничений. В погоне за прибылью капиталист выжимает из работника всё, на что он способен, оставляя ему минимум сил только лишь для того, чтобы он продолжал работать на своего хозяина.

В надежде на справедливость, за правдой люди обращаются к политикам. Хочется верить, что представители органов государственной власти не оставят своих избирателей на растерзание зажравшимся и обнаглевшим богачам. Давайте же рассмотрим что представляет собой капиталистическое государство.

Основная функция государства — это обеспечение существования текущей экономической системы, а, так как мы живем при капитализме, то и государство у нас служит, прежде всего, интересам капиталистов. Обеспечение прав собственников при накоплении, сохранении и приумножении ими капитала – приоритетная задача сегодняшней власти. В соответствии с этой приоритетной задачей, наше государство принимает законы, облегчающие сохранение и приумножение капитала в руках капиталистов, и использует репрессивные меры по отношению к пролетариату, когда тот пытается действовать в своих интересах против сосредоточения капитала, полученного его трудом, в руках богачей. Например, для представителей своего класса, капиталисты принимают законы, позволяющие избегать им налоговых отчислений на поддержание достойных условий труда, а для рабочих — законы против стачек или законы, ограничивающие свободу собраний и митингов.

В настоящее время либеральная демократия — это идеальная форма политической системы для капиталистов, для их безудержного стремления к роскоши, однако, порой, для того, чтобы продолжать накопление, капиталом используются и иные политические системы. Фашизм в Италии и Германии, например, являлся формой политического режима, которая, в прошлом веке, была необходима для поглощения и сокрушения мощных рабочих движений в Европе, которые угрожали самому существованию капитализма. Фашизм наглядно продемонстрировал нам, на что, в случае угрозы, готовы пойти капиталисты ради сохранения своей власти и денег, накопленных в результате эксплуатации рабочего класса.
Когда жажда наживы собственников приводит к организованному сопротивлению трудящихся, и репрессии в отношении пролетариата уже не оказывают должного воздействия, государство вмешивается в трудовые отношения, чтобы обеспечить нормальную работу бизнеса и избежать экономических потрясений. Только по этой причине и только для этого существуют законы, защищающие права трудового народа. Обычно строгость и соблюдение этих законов определяется балансом сил между хозяевами и рабочими на текущий момент времени. Например, во Франции, где пролетариат лучше организован и более активен, максимальная продолжительность рабочей недели составляет 35 часов. В Великобритании, где рабочие менее активны, максимум составляет 48 часов, а в США, где трудящиеся не выступают единым фронтом против капитала, законодательное ограничение продолжительности рабочего дня вообще отсутствует.

В нашем государстве навыки борьбы пролетариата за свои права атрофировались за ненадобностью много десятилетий назад, и сегодняшняя власть делает всё, чтобы эта мышца вновь не налилась силой. Пропаганда безудержного потребления, возведение денег в ранг национальной идеи, создание иллюзии легкой возможности обеспечить себе сладкую жизнь за счет кредитных благ – все это далеко не полный перечень капиталистических методов отвлечения рабочего от осознания своего коренного интереса – классовой борьбы с целью постепенного перераспределения заработанных денежных средств в свою пользу, а в конечном счете, и установления власти трудового народа.
Государство капиталистов никогда добровольно не пойдет на улучшение условий жизни и труда рабочего. Борьба за свои права, за права всех трудящихся – единственный путь к созданию государства, чьей приоритетной задачей будет обеспечение интересов человека труда, а не человека денег.

11. Социалистическое государство.

Капитализм является доминирующей экономической системой на планете последние двести с небольшим лет. Но это лишь краткий миг в сравнении с временем существования человечества, и было бы наивно полагать, что он продлится вечно.

Сейчас мы живем в эпоху очередного системного кризиса капитализма. Он может нести миру как первые лучи освобождения от этой людоедской системы, так и гибель. Что принесет он в итоге — целиком зависит только от нас. Ведь по мере того, как капитал распространялся, он создал глобальный рабочий класс, состоящий из большинства мирового населения, которое он эксплуатирует, но от которого также и зависит. Он будет существовать ровно столько, сколько мы сами ему позволим.

Преодоление капитализма возможно только в государстве, экономика которого избавлена от гнёта частной собственности на средства производства, а значит и от капитала. Мы говорим о социалистическом государстве.

При социализме капитал обобществляется и начинает приносить пользу всем членам общества, а не только избранным. Эта польза реализуется в праве каждого гражданина на рабочее место, доступный отдых, жильё, бесплатную медицину, образование, безопасность и многое другое. Всё это вроде бы незаметно для человека живущего при социализме и воспринимается им как должное. Но это вовсе не неотъемлемые блага любого человека на земном шаре, а завоевания трудящихся. В этом может убедиться любой человек, которому довелось сравнить жизнь при социализме и капитализме.
Социалистическое государство призвано защищать завоевания трудящихся, ведь в противоположность капитализму в социалистическом государстве правящим классом являются именно люди труда.

Спрашивается: для защиты от каких угроз трудящимся необходимо государство как правовой институт, если при социализме нет капиталистов? Во-первых, переход к полному обобществлению средств производства не может произойти одномоментно, например, в СССР для значительного приближения к этому потребовалось без малого 20 лет. Во-вторых, даже после завершения обобществления остаются капиталистические государства, которые не потерпят существования открытой альтернативы капиталистическому порабощению. Но даже после того как капиталистических государств не останется вовсе, то всё равно предстоит долгий путь преодоления стереотипов капиталистического этапа развития общества. И, в третьих, государство необходимо трудящимся не только для защиты от внешних угроз и для подавления угрозы реставрации власти капитала, но и для планирования созидательной деятельности на общее благо и в качестве общественного механизма управления народным хозяйством. Следовательно, государственные институты продолжат своё существование даже в очень и очень далеком будущем человечества.

Задача трудящихся – создать социалистическое государство, которое бы обеспечивало реализацию их интересов. Эта задача никогда не была простой, но она абсолютно реальна, на что указывает множество исторических примеров, и, прежде всего, советский опыт. Обрести такое государство мы можем исключительно в борьбе за свои права.

12. Заключение

Разговор о классах в марксистском смысле этого слова — это разговор о базовом конфликте, который характерен для капитализма — конфликте тех, кто должен работать, чтобы выжить и тех, кто получает прибыль за счёт нашего труда. Сражаясь за собственные интересы и потребности против диктатуры капитала и рынка, мы закладываем фундамент общества нового типа — бесклассового коммунистического общества.

Сторонникам теории о том, что бесклассовое общество наступит в силу «неумолимого хода истории», следует обратить внимание на тот факт, что история не происходит сама по себе, историю делают люди. И если они решили, что историю вершить не им, её будут вершить другие. Например, крупные собственники, в интересах которых наращивать эксплуатацию трудящихся, невзирая на объективные предпосылки к тем или иным изменениям отношений в обществе.

А тем, кто считает, что возможен капитализм с «человеческим лицом» и для этого просто надо оставаться людьми, или, что общество можно преобразить к лучшему только путем изменения к лучшему каждого человека, следует понять, что капитализм, как общественная формация, держится на негативном отборе. Правят при капитализме наиболее успешные собственники, которые, как известно, люди беспринципные, алчные, недобрые. И если именно ты, вследствие личной работы над собой или с Божией помощью, в зависимости от того, светский ты гуманист или же верующий, и станешь совершенным человеком, бескорыстным, сострадательным к ближним, то тебе не быть в капиталистическом обществе успешным. Ты же не сможешь наживаться на чужом труде, давать деньги в рост, спекулировать на человеческом горе, уничтожать конкурентов, подыматься по карьерной лестнице по спинам коллег. Тебе останется только страдать вместе с остальными честными людьми труда под гнетом капитала. Не лучше ли для всех установить раз и навсегда справедливые правила человеческого общежития? Понятно, что люди от того не станут совершенны. Но честным станет жить легче, а подлые и алчные вынуждены будут подчиниться закону. Может быть, закон такого общества спасет многих алчных от их алчности и многих жестоких и черствых от их жестокости?

Не будет ли гуманнее попытаться изменить мир к лучшему?
Ради будущего наших детей, ради памяти наших предков, мы должны изменить этот мир.

Над документом работали:

Петр Маркин

Владимир Ашмарин

Андрей Головин

Дмитрий «Идеалист»

Илья Смирнов

Евгений Калинин
Артем «Сергеев»

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Избранное, Теория
Теги: , , , , , , , , ,