После передачи


После передачи

В последние несколько дней произошел ряд не слишком связанных между собой событий, однако постепенно они выстраиваются в некоторую относительно логическую цепочку, завершение которой, похоже, уже близко. Будь запись передачи на «Нейромире» не вчера, а сегодня, я бы, наверное, скорректировал и дополнил сказанное на ней.

Нет никаких сомнений, что в России были вполне осведомлены о жесткой реакции Евросоюза на сепаратные договоренности с Австрией. Ждать у моря погоды в такой ситуации не выглядит чем-то разумным. Нужны встречные действия, которые смогут существенно снизить возможности Брюсселя (и стоящего за ним Вашингтона) повлиять на последствия принятых в Вене решений.

Война на Украине в значительной степени является инструментом давления на Россию с точки зрения понуждения ее к принятию требований Евросоюза о распространении правил Третьего энергопакета на проекты «Потоков». Решение об их строительстве было принято до принятия пакета, поэтому вынудить в обычном порядке дать такое согласие не получается.

Россия добывает, транспортирует и продает газ в Европу, и каждый из этих видов деятельности приносит ей доход. Требования Энергопакета о разделении этих функций лишает Россию существенной доли этих доходов, а главное — допускает на ее традиционный рынок третьи страны и корпорации. В общем-то, никто и не скрывает, о ком идет речь — естественно, об американцах. Третий энергопакет — это расчистка территории для них, иначе воспринимать его невозможно.

Поэтому война — вполне рабочая схема, которая может вынудить Россию принять кабальные условия. Даже если мы сумеем обойтись без ввода войск (а такое развитие событий не исключено, если на Украине произойдет что-то из ряда вон выходящее или каратели не атакуют впрямую российскую территорию), то миллионы беженцев, которые уже запланированы, нагрузят наш бюджет и социальную обстановку так, что мир на условиях победителя станет просто необходимым.

Задача России — прекратить войну и постараться ликвидировать возможность ее перезапуска. Одна такая возможность была совершенно бездарно упущена в первые недели после бегства Януковича. Вакуум власти и полная недееспособность киевской «влады» давали шанс на ликвидацию путча под вывеской помощи законному президенту Януковичу. Вместо этого России подсунули Крым, на который мы купились и попросту перестали обращать внимание на ситуацию в целом.

Хунта получила время на перегруппировку сил, время на ускоренное формирование карательной машины, способной обеспечить ее власть на остальной территории (первые территориальные батальоны начали свое формирование во второй декаде апреля, присягу начали принимать в конце апреля-начале мая). Кроме того, Крым заложил основы для территориальных претензий Украины в дальнейшем — что гарантировало бесконечность конфликта.

События во многом были сломаны появлением Стрелкова и созданием ДНР и ЛНР, однако он с одной стороны, переключил усилия хунты и дал возможность России использовать фактор гражданской войны для того, чтобы постараться дистанцироваться от событий, с другой — Стрелков и его люди совершенно е вписывались в планы Кремля и ему потребовалось время, чтобы заново переосмыслить обстановку. Милый олигархический междусобойчик, в котором разные олигархические группы на Украине под контролем Запада с одной стороны, и России с другой, сломался появлением Славянска и войной Ахметова не с Коломойским, а с восставшим Донецком.

События вышли из-под контроля всех игроков, что, безусловно, не устраивало ни Киев, ни Москву, ни Берлин с Брюсселем, ни Вашингтон — хотя как раз американцы даже из этой ситуации начали извлекать свои дивиденды.

«Мирное урегулирование по-Порошенко» стало в каком-то смысле очень удобным для всех. Кроме ополчения, естественно. Порошенко получил возможность стать миротворцем. Москва смогла выдвинуть на первую позицию системного человека — Медведчука, который для нее выглядит гораздо более удобным партнером, чем непонятные и опасные Че Гевары с их идеями о русском мире. Меркель (скорее всего, по негласной просьбе из Москвы) призвала признать Медведчука в качестве легитимного представителя восставшего Востока. События начали входить в контролируемое русло.

Донецким руководителям, судя по всему, объяснили, что у них нет выбора — Медведчук и Царев — те люди, которые устраивают Москву, поэтому восставшие, которые уже распрощались с мыслью о том, что Москва им хоть чем-то поможет, были вынуждены хвататься за эту соломинку, правда, выражая в открытую скепсис по поводу способности Киева контролировать свои зондеркоманды. То, что Бородай и прочие несистемные лидеры продолжают оставаться в «серой зоне» интересов России, очевидно. Их используют и сбросят. Самые умные уйдут, как Чалый, глупых зачистят без особых сожалений. Это все читается как открытая книга, но деваться руководителям восстания особо некуда — им остается надеяться на то, что их сочтут полезными. Отсюда и готовность сотрудничать со странными людьми, назначенными из Москвы.

Похоже, что внезапное и срочное создание Союза ЛНР и ДНР — как раз и есть тот ход Москвы, который позволит ей создать свой инструмент участия в войне. Непрямого участия, но в то же время способного во многом купировать возможности евроатлантистов продолжать войну с Россией руками Киева.

Вполне возможно, что в ближайшие дни в Москве проявят интерес к созданному Союзу и выразят готовность поддержать его в деле мирного урегулирования. Признают ли его официально — трудно сказать. Угроза такого признания будет гораздо серьезнее, чем само признание, поэтому можно предположить, что пока о нем будут только говорить. Однако даже такое развитие событий плюс педалирование темы гуманитарной катастрофы позволит начать определенную помощь Союзу. В первую очередь, именно гуманитарную. Логика такого решения напрашивается — лучше помогать потенциальным беженцам на их территории, чем на российской. И обойдется дешевле, и не так будет напрягать социальную обстановку на нашей территории.

Начало поставок гуманитарной помощи станет сигналом к тому, что мы сможем поставлять не только ее. А что-то еще.

В такой конструкции Стрелков и его команда становится разменной монетой в играх столиц. Помощь пойдет в адрес Донецка, но будет так же тормозиться, если дело будет касаться Славянска, Краматорска, Горловки. Перед Стрелковым, похоже, уже сейчас ставят условие — пойти на условия Москвы и подчиниться назначенным новым руководителям восстания. Подчинится — помогут. Не подчинится — твои проблемы. Каратели — вот они, в километре от тебя.

Порошенко в таких условиях будет выполнять свою задачу выживания — ему нужно разделить госаппарат на тех, кто готов признать его власть и тех, кто не согласен с темой «предательства интересов революции». Последние будут брошены на убой — и здесь как раз очень пригодится ополчение Стрелкова-Безлера-Мозгового-Болотова. Взаимное истребление неудобных и неугодных для обеих сторон конфликта станет выходом из неприятной ситуации.

В случае, если Москва и Киев полюбовно договорятся о постепенном замирении, ситуация стабилизируется на том, что Союз ДНР и ЛНР в составе Украины останется как гарантия России и своеобразный буфер между остальной Украиной и нашей территорией. Порошенко получит возможность оправдаться перед Западом невозможностью победы в ситуации выхода на арену России. Запад получит плацдарм для следующего этапа войны.

Если все эти рассуждения в чем-то верны — то в ближайшее время Москва должна будет сделать заявление по факту создания Союза ЛНР и ДНР. В любом виде — но через официальное лицо — президента, премьера или министра иностранных дел. Дальнейший ход событий предугадывать сложно, слишком все ситуативно.

Однако Стрелков в такой ситуации так или иначе, но будет списан всеми игроками. Создавать независимую русскую территорию ему не позволит никто — ни российские, ни украинские, ни европейские олигархи и политики. И если он все-таки сумеет пробиться через все интересы таких мощных игроков — это будет чудо. Чудо и надежда на то, что не все им по силам.

Славянск. Будни блокады:

BrDVwRsCYAAw2Xc

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Мир, СНГ
Теги: , , , , ,