Борьба с крамолой в «цивилизованном мире», пример Ч.Чаплина


Борьба с крамолой в «цивилизованном мире», пример Ч.Чаплина

В феврале 2012 года британская спецслужба MI5 рассекретила досье на великого актера и режиссера Чарли Чаплина. Покинув США, где за ним много лет следило ФБР, Чаплин и в Европе «попал под колпак». Читая досье, поражаешься, какой ерундой много лет занимались британские контр-разведчики.

q5516

16 сентября 1952 года Чарльз Спенсер Чаплин с женой Уной и четырьмя детьми сел на лайнер «Куин Элизабет», направлявшийся из Соединенных Штатов в Великобританию. В Лондоне в октябре должна была состояться премьера его нового фильма «Огни рампы». На родине Чаплин не был больше 20 лет, но тем не менее сохранил британское подданство. В Соединенном Королевстве Чаплин планировал пробыть около полугода. На то, чтобы пересечь Атлантический океан, кораблю требовалась неделя. И уже на четвертый день плавания, 19 сентября, стало известно, что Министерство юстиции США сомневается в том, разрешать ли Чаплину обратный въезд в Штаты. Иммиграционным и таможенным службам был отдан приказ — задержать Чаплина в случае его прибытия в страну до принятия окончательного решения по этому вопросу[1].

За день до прибытия «Куин Элизабет» в порт Саутгемптон сотрудники Службы безопасности Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, более известной как MI5, открыли досье на Чаплина и уложили в папку первые три документа. Это были вырезки из газеты «Дейли уоркер» (органа Коммунистической партии Великобритании, в 1966 году переименованного в «Морнинг стар»)[2].

По прибытии в Англию 23 сентября Чаплины селятся в отеле «Савой», в номере-люкс с видом на Темзу. Секретарь актера разбирает сотни писем от поклонников. Корреспонденция, разумеется, перлюстрируется. В досье ложится новый документ — телеграмма, посланная 26 сентября 1952 года. Отправитель — Айвор Голдшмидт Сэмюэль Монтегю. Текст: «Я очень сожалею, что не смог встретить вас по прибытии. Вернусь в конце октября. Надеюсь, вы еще не покинете Европу. Пока позвоните Хелл[3] по телефону “Кингз Лэнгли”-2944. Желаю счастья. Будем вместе держать за вас пальцы в разных концах земного шара в надежде на новый успех. Всего наилучшего, Айвор Монтегю, отель “Пекин”, Пекин»[4].

q5517

Заметка от 23 февраля 1953 года (в центре) о том, что Чарли Чаплину был запрещен въезд в США. Заголовки газет того времени: «Чарли Чаплин решил остаться» (Чаплин отказывается воспользоваться полученным разрешением на въезд в США, 16 апреля 1953 года); «Чарли Чаплин: я жертва злобной лжи» (18 апреля 1953 года)

Слева внизу. Секретная телеграмма от 23 октября 1952 года, в которой сообщается, что Чаплин финансировал коммунистов, и делается предположение, что его можно попробовать выдворить из страны под предлогом аморального поведения Справа внизу. Заметка от 3 октября 1952 года о том, что министр юстиции Джеймс Макгренери нелицеприятно высказался о Чаплине.

Айвор Монтегю. Информация к размышлению

Режиссер, сценарист, продюсер, кинокритик, публицист. Близкий друг Сергея Эйзенштейна, переводчик титров фильма «Броненосец Потемкин» на английский. В мемуарах Чаплина читаем: «Русский режиссер Эйзенштейн приехал в Голливуд со своей труппой, в составе которой были Григорий Александров и молодой англичанин Айвор Монтегю — друг Эйзенштейна. Я очень часто виделся с ними. Они приходили ко мне на корт играть в теннис»[5]. Кроме обычного тенниса, Монтегю был большим поклонником пинг-понга, основал и на протяжении четырех десятилетий возглавлял Международную федерацию настольного тенниса. Кем еще был Монтегю? Борцом за охрану дикой природы (а особенно — лошади Пржевальского). Аристократом (его отец — барон Свейтлинга), выпускником Кембриджа, членом Коммунистической партии Великобритании и советским шпионом. Его имя упоминается в телеграмме, отосланной в Москву секретарем советского военного атташе в Лондоне Симоном Давидовичем Кремером (сотрудником резидентуры ГРУ, работавшим под оперативным псевдонимом «Барч») 25 июня 1940 года. Перехваченная телеграмма была расшифрована в рамках программы американской контрразведки «Венона». В ней есть следующие строки: «Вчера я встречался с представителем “группы Икс”. Это Айвор Монтегю (брат лорда Монтегю), хорошо известный местный коммунист, журналист и лектор. У него есть (нрзб) контакты благодаря влиятельным родственникам»[6]. В других телеграммах лондонской резидентуры Айвор Монтегю проходил под псевдонимом «Интеллигенция». А «влиятельный родственник» — вероятнее всего, брат, Ивен Монтегю, тоже работавший на военную разведку, но не советскую, а британскую.

3 октября британские контрразведчики приобщают к делу очередную газетную вырезку, в которой цитируется заявление генерального прокурора США Джеймса Макгренери. Макгренери назвал Чаплина «сомнительным типом», а также заявил: «Против него публично выдвигались обвинения в том, что он состоит в Коммунистической партии, а также серьезные обвинения в аморальном поведении, к тому же он делал заявления, показывающие презрительное и неуважительное отношение к стране, благодаря гостеприимству которой он заработал состояние»[7]. Борцы со шпионажем на всякий случай послали конфиденциальную телеграмму своему офицеру связи в Вашингтон — не известно ли тому, с какими высокопоставленными персонами Чаплин может встретиться в Лондоне?[8] Вот ответ связного в Вашингтоне, который, похоже, плохо понял заданный вопрос: «1. ЧАПЛИН жертвовал средства структурам, за которыми стоит Компартия. 2. Он был причастен к делам об абортах и установлении отцовства. Как иностранца, иммиграционные службы могут лишить его вида на жительство по обвинению в моральном разложении. Но, учитывая его славу и 40 лет проживания в США, генеральный прокурор, безусловно, оценит реакцию общественности, прежде чем принять решение. 3. Для вашего личного сведения. ФБР сообщило мне, что субъект находится в дружественных отношениях с Гансом Эйслером, братом Герхарда»[9].

Ганс Эйслер. Информация к размышлению

Композитор, автор музыки к нескольким пьесам Бертольда Брехта, покинул Германию после прихода к власти фашистов. Жил в Париже, Лондоне, Праге, гостил у Б. Брехта в Копенгагене, заезжал даже в Москву. В 1938 году поселился в США, писал музыку для бродвейских мюзиклов и кинофильмов. После войны стал одним из первых обвиненных печально прославленной Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности. Покинув США, переселился в ГДР, написал гимн этой страны и стал одним из ведущих композиторов Восточной Германии[10]. Для того чтобы узнать об отношениях Чаплина и Ганса Эйслера, не требовалось обладать связями в ФБР. На пресс-конференции в 1947 году, посвященной фильму «Месье Верду», между прикинувшимся репортером Джеймсом Феем (Дж. Ф.) из организации «Католики — ветераны войны» и Чаплином (Ч.Ч.) состоялся следующий диалог:

«Дж. Ф. Вы дружите с Гансом Эйслером?

Ч. Ч. Да, он мой близкий друг, и я очень горжусь этим фактом.

Дж. Ф. Вы считаете Эйслера коммунистом?

Ч. Ч. Я считаю его прекрасным творцом, великим музыкантом и очень симпатичным человеком.

Дж. Ф. Ваше мнение изменилось бы, если бы он был коммунистом?

Ч. Ч. Нет»[11].

20 октября секретарь посольства США по правовым вопросам присылает заместителю генерального директора MI5 Дику Уайту меморандум с компроматом на Чаплина — сведениями, полученными ФБР в разные годы от десятка информаторов (самое раннее сообщение — от 1923 года). Чаплина подозревают в финансовых пожертвованиях структурам и лицам, связанным с СССР и международным коммунистическим движением. По утверждению одного из источников, 24 октября 1943 года «предполагаемый советский агент» Григорий Хейфец прибыл из Сан-Франциско в Лос-Анджелес, где, на званом обеде у Михаила Калатозова, уполномоченного Комитета по делам кинематографии при Совнаркоме СССР в США, общался с Чаплином и заявил, что Чаплин «делает великое дело»[12]. Информатор ФБР рассказал также, что 15 февраля 1944 года слышал от Хейфеца, что Чаплин «много сделал для Партии»[13].

Григорий Хейфец. Информация к размышлению

Вице-консул СССР в Сан-Франциско Григорий Маркович (Менделевич) Хейфец действительно был резидентом НКВД (кличка — «Харон»). В блокнотах бывшего сотрудника КГБ Александра Васильева, делавшего архивные выписки о деятельности советских органов госбезопасности в США, не содержится даже малейшего намека на связь резидента с Чаплином. Согласно служебной характеристике, Хейфец «не сумел организовать себя и работников резидентуры на выполнение поставленных перед ним задач», «за весь период своей работы… прислал в центр только одно более или менее заслуживающее внимания сообщение», «не сумел привлечь… новую агентуру, но и от имевшейся немногочисленной агентуры должного эффекта в работе не получил…»[14]

q5518

Докладная записка от 20 октября 1952 года, в которой Чарльз Спенсер Чаплин называется Израилем Торнштейном и, среди прочего, сообщается, что 10 января 1923 года он передал Компартии США одну тысячу долларов

Сотрудники посольства США попросили MI5 о помощи. Они хотели, в частности, проверить информацию о том, что однажды газета «Правда» напечатала статью, в которой восхвалялся Чаплин, который, «по последним сообщениям из Америки, примкнул к коммунистам». Одна рука бойцов невидимого фронта не знала, что делает другая. В досье на Чаплина, открытом ФБР намного раньше, чем это сделали британские контрразведчики, уже лежала статья Николая Лебедева «Театр и музыка: Чарли Чаплин», которая была опубликована в «Правде» 12 января 1923 года[15]. Посольство США интересовалось также, состоит ли Чаплин в Коммунистической партии или хотя бы приравнивается ли ее функционерами к членам партии, поддерживал ли Чаплин коммунистов финансово и творчески (!), пользовался ли он британским паспортом для посещения СССР и, наконец, правда ли, что настоящее имя Чарльза Чаплина — Израиль Торнштейн?

Согласно присланным паспортной службой сведениям, выдававшиеся Чаплину паспорта могли быть использованы для путешествий по США, Британской империи, странам континентальной Европы (Франции, Бельгии и т. д.). Один из паспортов, выданный в 1931 году, мог быть использован для поездки в Китай (Чаплин тогда обдумывал возможность уйти на покой и поселиться в этой стране). Ничего, указывающего на связи с СССР, не обнаружилось[16].

А вот с запросом относительно настоящего имени и свидетельства о рождении произошла интересная история. Согласно заявлениям самого Чаплина, он появился на свет 16 апреля 1889 года в Лондоне. Разыскания, произведенные по запросу MI5, показали, что в этот день нигде в Англии и в Уэльсе не появлялись на свет младенцы, имя которых было бы Чарльз, Чарльз Спенсер или Израиль, а фамилия при этом Чаплин, Харли (девичья фамилия матери актера) или Торнштейн. Из этого был сделан следующий вывод: или Чаплин родился не в Великобритании, или при рождении у него было какое-то другое имя[17].

Откуда взялось имя Израиль Торнштейн — загадка, которую не удалось разгадать не только MI5 и ФБР, но и вообще никому, до настоящего времени.

Сотрудники MI5 развили бурную деятельность. Группа переводчиков с русского изучала подшивку «Правды» в поиске всех упоминаний о Чаплине[18]. Во внутренней переписке обсуждался вопрос о том, какой отдел должен заниматься этим делом, какой информацией и с кем можно делиться. В различные инстанции рассылались запросы. В ноябре 1952 года Чарли Чаплин решил съездить в Южную Африку — к бюрократической переписке присоединилась южноафриканская полиция. Сыщиков из метрополии интересовало, нет ли у правоохранительных структур колонии какой-либо собственной информации на актера. Ее, разумеется, не было[19]. Куда бы ни поехал Чарли Чаплин, всюду за ним следили контрразведчики — в Швейцарии[20], где он решил поселиться после запрета на въезд в США, в Италии, где автора ранее запрещенного к показу «Великого диктатора» принимали с большим энтузиазмом[21].

Тем временем ФБР подкинуло англичанам новый компромат. Один источник американской спецслужбы, бывший член и функционер Компартии США заявлял, что Чаплин был фактически «равен члену партии», поддерживал Компартию США и ее подставные структуры финансово; другой источник, также бывший коммунист-функционер, заявил в 1952 году под присягой, что Чаплин с 1935 по 1941 год был в числе лиц, ответственных в Компартии за принятие решений. С большой долей вероятности можно утверждать, что как минимум один из источников — бывший редактор американской «Дейли уоркер» и бывший коммунист Луис Буденц, который в 1945 году перешел на другую сторону баррикад, став информатором ФБР и главным свидетелем в разысканиях, проводимых Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности. В 1950 году Буденц сообщил властям о «400 скрытых коммунистах». Таковыми он считал лиц, которые отрицали членство в Компартии и не демонстрировали, что они коммунисты. В список входило и имя Чарльза Чаплина[22].

q5519

Заметка в «Ивнинг стандард» от 20 октября 1960 года о том, что Чарли Чаплин собирается посетить СССР, как только закончит свои мемуары

В депешах ФБР несколько раз цитировалось заявление, сделанное 7 января 1944 года Джоан Берри. Она утверждала, что слышала от Чаплина, что тому в России предлагали пост комиссара и он подумывал, «не вернуться ли в Россию»[23]. В январе 1953 года бригадир Билл Маган, начальник отдела «Е» в MI5, размышлял: «Это может означать, что он уже ездил в Россию. Или же родился в России. В конце прошлого века многие российские евреи бежали на Запад от погромов. Если Чаплин еврей, он может происходить из семьи беженцев»[24]. В августе того же года Джоан Берри была госпитализирована в психиатрическую больницу — она ходила по городу босой, держа в руках пару детских сандалий и маленькое колечко, и повторяла себе под нос: «Это — волшебство»[25]. Возможно, это несколько снизило доверие к ее показаниям.

12 февраля 1953 года один из сотрудников лондонской полиции узнал из «надежного источника», что Чаплин на самом деле родился хоть и 16 апреля 1889 года, но не в Лондоне, а во французском Фонтенбло[26]. Несколько запросов, отосланных во Францию, результата не принесли[27].

Исчерпав все идеи, сотрудники MI5 вернулись к помещению в досье газетных вырезок. Например, из газеты «Дейли уоркер» за 16 апреля 1953 года, сообщавшей, что Чаплин сдал в генеральное консульство США в Женеве свое разрешение на возвращение в Штаты, таким образом оставшись в Европе. В ответ на американские обвинения в свой адрес Чаплин заявил:

«Я — не коммунист, я — разжигатель мира»[28].

Не зря ели свой хлеб и специалисты по вскрытию почтовой корреспонденции. В мае 1953 года они перехватили письмо, посланное Уне Чаплин в Швейцарию из Австрии. Отправительница — Луиза Эйслер, супруга Ганса Эйслера. В письме сообщалось, что Чаплину может быть сделано щедрое предложение о покупке его фильма для показа в СССР и Китае[29]. В ноябре того же года было скопировано письмо, в котором кандидатура Чаплина выдвигалась на премию Всемирного совета мира[30].

В феврале 1955 года — телеграмма, полученная Чаплином из Лондона, в которой ему предлагали обратиться к участникам предстоящего Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Варшаве[31].

Непонятным образом британская контрразведка, увлекшись письмами и газетными вырезками, упустила из виду личную встречу, которая, с точки зрения MI5, должна была выглядеть весьма подозрительно. 7 декабря 1953 года в Лондоне с Чаплином встретились советские кинорежиссеры Григорий Александров и Сергей Герасимов. Они находились в британской столице в составе делегации деятелей культуры, участвующей в месячнике советско-британской дружбы. Встречу организовал Айвор Монтегю, агент «Интеллигенция». Вернувшись в Москву, Александров написал о ней отчет — как и полагалось побывавшему на капиталистическом Западе советскому человеку. Если верить этому документу, некоторые высказывания Чаплина могли бы заинтересовать MI5 и ФБР: «Он (Чаплин. — Э. З.) заявил нам, что после разрыва с Соединенными Штатами он впервые в жизни ощутил необычайное чувство свободы, спокойствие и творческий подъем, что он работает так вдохновенно и быстро, как никогда еще не работал. У него написано 80 страниц нового сценария… который имеет целью разоблачить Америку… Чаплин будет играть роль короля, который был вынужден бежать из своей страны. Он приезжает в Соединенные Штаты и становится там безработным, потому что у него нет профессии и он ничего не умеет делать. Чаплин намеревается показать всю систему унижения человека, оскорбления человеческого достоинства, которая существует в Америке. Он рассказал несколько замечательных эпизодов и, говоря о том, что он хочет с нашей, марксистской, точки зрения сказать с экрана несколько истин, заявил, что он читает марксистские книги и хотел бы проконсультироваться со мной по этим вопросам»[32]. Советские режиссеры пригласили Чаплина приехать на месяц отдохнуть в СССР. Айвор Монтегю заявил, что такая поездка может состояться не раньше 1955 года. Чаплину идея отдохнуть с семьей на Черноморском побережье понравилась.

В декабре 1955 года секретарша Чаплина, продлевая свой британский паспорт в женевском консульстве, попросила дать ей разрешение на использование паспорта для поездки в СССР. На прямой вопрос, не собирается ли она ехать в Советский Союз вместе с Чарли Чаплином, она ответила, что подобный визит возможен, но конкретных договоренностей по этому поводу нет. О беседе в консульстве было доложено MI5[33].

Поездка не состоялась. А перлюстраторы продолжали контролировать переписку Чаплина. В досье со штампом «секретно» ложится копия телеграммы из СССР, присланной в апреле 1956 года. «Сердечные пожелания и поздравления с днем рождения великому мастеру и чудесному человеку с дружескими чувствами и огромным уважением мы желаем вам здоровья счастья большого успеха вашему новому фильму наилучшие пожелания очаровательной Уне и детям всегда ваши Люба Орлова Григорий Александров»[34].

22 мая 1957 года коллекция переписки пополняется новым экспонатом. Монти Джонстон, редактор газеты «Челлендж», органа Союза коммунистической молодежи Великобритании, получает письмо, которое отправитель просит переслать Чаплину. Письмо такое: «Дорогой товарищ Чарли Чаплин. Близится VI Международный фестиваль молодежи и студентов. Мы, московская молодежь и студенты, очень хотели бы получить ваши поздравления по случаю этого великого события. Мы знаем вас как превосходного киноактера мирового масштаба и очень хорошего человека. Мы очень вас любим и шлем вам самые большие и искренние поздравления. Да здравствует дружба, да здравствует мир во всем мире! Игорь Михайлусенко, московский студент. Ул. Горького, 24, кв. 10, Москва, СССР»[35].

Игорь Георгиевич Михайлусенко. Информация к размышлению

В детстве в результате несчастного случая потерял обе ноги. В период написания письма — студент Института иностранных языков имени Мориса Тореза. После института — переводчик в ВАО «Интурист». Писал стихи, издал несколько книг на русском и английском. Переписывался с маршалами Жуковым и Буденным, советскими космонавтами и американскими астронавтами, Александром Твардовским и Николаем Тихоновым, Корнеем Чуковским и Валентином Катаевым, президентами США Дж. Ф. Кеннеди и Джорджем Бушем-старшим. Ответил ли Чаплин московскому студенту — узнать не удалось.

В феврале 1958 года агент MI5 Х. П. Гудвин пишет служебную записку, в которой фактически подводит итог длящегося уже шесть лет расследования: «У нас нет серьезной собственной информации против ЧАПЛИНА, не имеется достаточных оснований считать его представляющим угрозу безопасности государства… Возможно, ЧАПЛИН симпатизирует коммунистам, но, по имеющейся у нас информации, он скорее относится к людям “прогрессивным”, чем к радикалам»[36].

Последний документ в досье датирован декабрем 1960 года. Это вырезка из газеты «Ивнинг стандард» с информацией ТАСС о том, что Чаплин может посетить СССР[37].

Примечания:


[1]. U.S. May Ban Chaplin. Inquiry Ordered. The Guardian, 19.09.1952.

[2]. Security Services, PF 710549/V 1. Chaplin, Charles Spencer. Копия досье опубликована на сайте: The National Archives (United Kingdom), catalogue reference KV 2/3700 (далее — «KV 2/3700»). Документы 1а, 2а, 3а.

[3]. Прозвище Эйлин Монтегю, супруги Айвора Монтегю

[4]. KV 2/3700. Документ 4а.

[5]. Чаплин Ч. Моя биография. М., 1966. С. 320–321.

[6]. Цит. по: Ben Macintyre. Operation Mincemeat: How a Dead Man and a Bizarre Plan Fooled the Nazis and Assured an Allied Victory. Bloomsbury, 2010. P. 87–88.

[7]. American Law Chief Attacks Chaplin. Daily Worker. 03.10.1952. KV 2/3700. Документ 5а.

[8]. KV 2/3700. Документ 6а.

[9]. KV 2/3700. Документ 8а.

[10]. Риман Г. Музыкальный словарь / Пер. с нем. Б. П. Юргенсона, доп. рус. отд-нием. М.: ДиректМедиа Паблишинг, 2008. Издание на CD-ROM. Статья «Эйслер, Ганс».

[11]. David Robinson (1984). Chaplin, the mirror of opinion. Indiana University Press, 1984. P. 142–143.

[12]. KV 2/3700. Документ 9а.

[13]. Там же.

[14]. White Notebook № 1, p. 115–116. Transcribed by Alexander Vassiliev, 2008. Опубликовано на сайте: The Cold War International History Project Международного центра Вудро Вильсона (http://legacy.wilsoncenter.org/va2/docs/White_Notebook_№ 1_Transcribed.pdf).

[15]. John Sbardellati and Tony Shaw. Booting a Tramp: Charlie Chaplin, the FBI, and the Construction of the Subversive Image in Red Scare // America Pacific Historical Review. Vol. 72. №. 4. P. 515.

[16]. KV 2/3700. Документы 10а, 12а, 14а, 16а.

[17]. KV 2/3700. Документ 13а.

[18]. KV 2/3700. Документы 15а, 15b, 19а.

[19]. KV 2/3700. Документы 21a-26а.

[20]. KV 2/3700. Документ 33а.

[21]. KV 2/3700. Документ 34с.

[22]. Sbardellati and Shaw. P. 518.

[23]. KV 2/3700. Документ 35а, appendix A.

[24]. KV 2/3700. Minute Sheet. 23.

[25]. Cinema: Just Like the Movies. Time, 17.08.1953.

[26]. KV 2/3700. Документ 44а.

[27]. KV 2/3700. Документ 53а.

[28]. Charlie Chaplin Decides to Stay. Daily Worker. 16.04.1953. KV 2/3700. Документ 52а.

[29]. KV 2/3700. Документ 55а.

[30]. KV 2/3700. Документ 57а.

[31]. KV 2/3700. Документ 59а.

[32]. ЦХСД. Ф. 5. Р. 4554. Оп. 30. Д. 40. Лл. 121–130. Опубликовано Л. Пушкаревой в журнале «Искусство кино», 1998, № 3.

[33]. KV 2/3700. Документ 60а.

[34]. KV 2/3700. Документы 61а, 62а.

[35]. KV 2/3700. Документ 63а.

[36]. KV 2/3700. Документ 79а.

[37]. Security Services, PF 710549/V 2. Chaplin, Charles Spencer. Копия досье опубликована на сайте: The National Archives (United Kingdom), catalogue reference KV 2/3701..

Категории: Блоги, Выбор Редакции, История, Культура
Теги: , , , ,