Социализм и фашизм


Социализм и фашизм

Самым, наверняка, ярчайшим представителем ультрареакционной формы государства, за последние 100 лет, является национал-социализм в Германии. Рассказывать «о подвигах» национал-социалистов не приходится, однако важно, прежде всего, то, на чем основывалась поддержка масс национал-социалистов, что предлагали эти самые элементы массам, как выстраивалась структура национал-социализма в государстве.

q6987

Способствовал приходу нацистов к власти экономический кризис, разразившийся по всему миру, и ударивший достаточно сильно по Веймарской республике, которая итак находилась в тягчайших условиях Версальского договора. Городские обыватели, средние слои населения, деревенские жители, ремесленники – абсолютно все слои погружались в этот кризис.

В тот же самый момент, крупные капиталисты, их монополии и тресты, всяческие союзы и картели наоборот, укрепляли свое богатство за счет «малого» населения. Но конкуренция, так или иначе, было и в рядах крупных богатеев – на тот момент, капиталисты, работающие «сугубо с финансами» наживались больше, чем промышленные.

Всяческие финансовые операции, в том числе и кредиты, налоги, всяческие крупные долги и мелкие должки вступали в финансовый оборот еще в большей мере. Отчасти, это спасало страну от полного краха, но по большей части – это было невыносимое существование для промежуточных слоев общества, наконец, для трудящихся, и еще более привилегированное положение для состоятельных граждан.

Поэтому, чтобы выжить, многие граждане, а также часть трудящихся «откалывались» от влияния промышленных капиталистов, создавая свои собственные мелкие мастерские. Но, хоть они и на время избавлялись от невыгодного партнерства с промышленниками, однако попадали под удар, с одной стороны, конкуренции этих самых промышленников, с другой – попадали уже в финансовую кабалу (налоги, кредиты, долги).

Продолжаться так дальше не могло. Это понимали все слои населения в республике. Но каковы были выходы из кризиса? 

Крупные капиталисты не хотели потерять свое влияние. Промежуточные слои общества раздирало противоречие – между социализмом и капитализмом, то же самое касалось и крестьянства.

Трудящихся, конечно же, на тот момент, волновало в большей степени новое, социалистическое устройство. Однако, последнему так сбыться и не удалось.

И тогда, вспомнилась «замызганная», но крикливая национал-социалистическая партия, которая, в принципе, импонировала большинству крупных капиталистов, которым было «стыдно» в этом сознаться до поры до времени. Еще в 1924-ом году, когда она была за ненадобностью, ее практически утихомирили, засадив практических всех лидеров ( в том числе и А.Гитлера), за то, что те хотели устроить государственный переворот (пивной путч). В 30-ых, в условиях глубочайшего кризиса, партия всплывает со дна на поверхность.

Борьба между социализмом и нацизмом набирала обороты. Шла усиленная борьба за промежуточные и мелкобуржуазные слои населения, которых было предостаточно, как в деревне, так и в городе. Но коммунистическая партия, не смогла вовремя уловить правильные веяния отчаяния масс. Кроме того, социал-демократическая партия, которая на тот момент, стала совсем уж реформистской, наряду с нацистами начала, грубо говоря, «заклевывать» коммунистов, пресекала всяческие попытки выступлений, как на легальной, так и на нелегальной почве. В то же время, нацистам был дан зеленый свет. И наконец, они выступили со своей новой программой и некими «столпами», на которых основывалось их представление об «обновленной Германии».

q6988

«Очаровывал» германский национал-социализм мелкобуржуазные и промежуточные слои следующими специфическими чертами:

— Антикапиталистическая демагогия. Нацистские идеологи везде и повсюду выступали с антикапиталистическими лозунгами, призывая к ответу капиталистов. Но каких? В этот раз попадали под удар финансовые, крупные союзы капиталистов. Этим самым поступком, они намеревались завоевать доверие промежуточных слоев и даже часть трудящихся, которые, больше всего, проигрывали в «партнерстве» с крупными «финансистами». Промышленники, на тот момент, сделались наоборот, «благодетелями» Германии. Демагогия доходила, иногда, и до социалистической фразеологии, вплоть до устранения полностью безработицы в недрах трудящегося класса;

— Антиверсальская демагогия, национализм и  шовинизм. Появление «расовой идеологии», обусловило отношения внутри страны, и обозначило будущие, захватнические отношения к соседним странам. Впоследствии, это ускорение военной промышленности для «расовых нужд» ( помощь крупного капиталиста Круппа), внедрение в сознание «эталона» германской нации, презрительное и даже яростное отношения к другим национальностям и расам, «избранность» своей нации и расы по отношению к другим;

— Ярый антисемитизм. Сопровождающий как раз таки и финансовый капитал: «Все евреи – либо большевики, либо финансовые капиталисты». Из-за этого, в течении продолжительного времени, был запрещен вход в Германию таким крупнейшим капиталистам, как Ротшильды. В то же время, считалось, что промышленники были «национал-патриотами», которые хотели «добра» Германии, и вливали свои барыши в ускоренную индустриализацию, и опять таки, в военную промышленность.

По характеристике товарища Сталина, на тот момент, «…фашизм стал наиболее модным товаром среди воинствующих буржуазных политиков. Я говорю не только о фашизме вообще, но прежде всего о фашизме германского типа, который неправильно называется национал-социализмом, ибо при самом тщательном рассмотрении невозможно обнаружить в нем даже атома социализма». 
Социализм «наци» не только не посягал на собственность промышленных капиталистов: Круппов, Тиссенов, Мендельсонов, но даже наоборот, защищал ее небывалым террором.

Дальнейшее вступление во власть нацистов, определило ход развития событий: все предприятия передавались в руки государству, все мелкие  уничтожались или переходили в «подмастерья» государственному капиталу. Были также основаны целые иерархии: это трудовые лагеря и цехи со своими «вождями» во главе, которые насаждали нацистскую пропаганду. Так, обещая молочные реки трудящимся и промежуточным слоям, нацисты повергли их еще в большую кабалу.

q6989

Весь государственный капитал приобрел ультрареакционную форму – нацистская партия была рупором крупного промышленного капитала, который, в свою очередь, держала с помощью партии всю страну в ежовых рукавицах, обогащалась еще сильнее. В конце-концов, такому капиталу и капиталистам ( которых кстати поддерживали всяческие спонсоры из-за бугра, типа Фордов), нужен был выход, дабы не впасть в вакуумное состояние, и не разразиться еще более сильным кризисом, который ставил бы под удар само существование капитализма в стране. Поэтому, было принято окончательное решение – война. 

q6990
В то же время, в совершенно противоположном лагере – действительно социалистическом, а именно – в СССР, наблюдалась совсем иная картина.

Прежде всего, начало 30-ых ознаменовано полным переходом на социалистические рельсы строительства, созданием «сталинской» Конституции СССР, укреплением диктатуры пролетариата, и наконец – индустриализацией, культурным и идеологическим подъемом в стране. Да, и в Советском Союзе появилась, наконец, и государственная монополия.

Но что писал об этом В.И.Ленин в свое время?

«Объективные предпосылки социалистической революции, несомненно, бывшие уже налицо перед войной в наиболее развитых передовых странах, назревали дальше и продолжают назревать вследствие войны с громадной быстротой. Вытеснение и гибель мелких и средних хозяйств еще более ускоряется. Концентрация и интернационализация капитала гигантски растет. Монополистический капитализм переходит в государственно-монополистический капитализм, общественное регулирование производства и распределения, в силу давления обстоятельств, вводится в ряде стран, некоторые из них переходят к всеобщей трудовой повинности.

При сохранении частной собственности на средства производства все эти шаги к большей монополизации и большему огосударствлению производства неизбежно сопровождаются усилением эксплуатации трудящихся масс, усилением гнета, затруднением отпора эксплуататорам, усилением реакции и военного деспотизма и вместе с тем неизбежно ведут к неимоверному росту прибыли крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения, к закабалению трудящихся масс на много десятилетий данью капиталистам в виде уплаты миллиардных процентов по займам. Но те же самые условия при отмене частной собственности на средства производства, при переходе государственной власти полностью в руки пролетариата являются залогом успеха такого преобразования общества, которое уничтожит эксплуатацию человека человеком и обеспечит благосостояние всех и каждого».

Проще говоря, мы разбиваем очередной антисоветский миф, а именно «тождества» фашизма и социализма – если государственная монополия при фашистской власти использовалась во благо класса капиталистов, то при социалистической власти она имеет другого хозяина – обычного рабочего. Несмотря на то, что на тот момент, по вынужденному ряду причин, некоторые органы государственной власти слились с партийными, экономика была в руках рабочих и крестьян, которые вели хозяйство по принципу: «От каждого – по потребностям, и каждому – по труду». То есть, в конечном итоге, капитал вырабатывал свою производительность на нужды большинства, куда входили и социальные услуги, и личное потребление и т.д. Проще говоря, в отличие от фашистского государства, где частная собственность возведена в абсолют, в социалистическом, экономическим фундаментом является общественная собственность.

Очень наглядно этот вопрос рассмотрен в статье нашего товарища «О фундаментальном различии между СССР и Россией, или Что конкретно потеряли советские люди. »

Что касается идеологической надстройки, то тут различие максимальное – если частная собственность существует, то существует и общественное разъединение, или конкуренция. Единственное, что скрепляет народ в капиталистическом государстве – это нация, раса, религия. Именно эти предрассудки стали идеологическим компасом, затушевывающим классовые, фактические противоречия, возводя в абсолют абстрактное, «арийское происхождение», и прочие традиционалистские штучки. То есть, о нашему выражаясь «промывка мозгов».

«Но как же так!?» — воскликнут несогласные – «ведь и в СССР промывали мозги марксизмом!»

Но дело заключается в том, что марксизм, в отличие от нацистской лицемерной идеологии, как раз таки ставит фактический, а не абстрактный вопрос на главную сцену – вопрос классовой борьбы, экономический вопрос, из которого вытекают последующие ответы на все волнующие вопросы человечества. Все дело в структуре марксистского учения, которая, исследует объективную и субъективную сторону вопроса одновременно, не отделяет теории от практики.

q6991

Потому, СССР, который стоял на классовых позициях, на позициях марксизма, не имел проблемы с национализмом – существовал интернационализм, солидарность и дружба трудящихся. Как известно, в стане капиталистов и их идеологов есть нечто похожее – это космополитизм, псевдодружба и воссоединение всех народов мира: но, как известно, только капиталисты в условиях своего господства дружны во имя защиты капитализма. В нашей рассматриваемой теме, капиталист прибег к другому оружию, искусственно соединив несоединимые элементы – идею нации в отдельной стране, имеющей захватнический характер, но в то же время, имеющий несоответствие с большинством, в фактических интересах которого, является, несомненно, солидарность между всеми угнетенными, а не разрозненность и замкнутость в себе.

Выводы:

Выводы таковы, что фашизм все-таки оказался совсем несовместим с социализмом.

Нацистская партия, которая изображала «рабочую» партию, использовала лишь социалистические лозунги, какие-то названия в своей политической и общественной структуре, однако, обманывая доверчивый народ, на деле, защищая и укрепляя частную собственность и власть своих спонсоров и хозяев – капиталистов. Потому, мы клеймим позором тех обманщиков, которые с экранов телевизора сопоставляют народную власть и власть частной собственности. В той же части Украины, которую, мы можем обозначить пока что как «полуфашистскую» (в силу «новой идеологии», но не соответствующей экономике, которая направлена в сторону космополитизма, и даже не является частично закрытой для других стран, не имеет, грубо говоря, достаточно «фашистской» специфики). Существует частная собственность с примесью монополии, которые, так или иначе подчинены всей мировой экономике, лидеры которой имеют доли в украинских предприятиях. Они «временно» использовали нацизм для оплодотворения своих интересов, и интересов зарубежных спонсоров, и теперь, подавляют ими же созданный радикализм. Практически, в то же самое вырождается и Юго-Восток, только с другой, «надуманной» национальной идеологией.

Только таким образом можно было затушить экономический кризис на Украине, только национальной демагогией можно было скрыть классовый вопрос, да еще и нажиться при этом. Но вот, оболочка падает, и мы видим тех же национал-либералов, ловко обманывающих свой же народ, которые теперь уже против «нацизма и коммунизма», но за «национальные» ценности. Они и сейчас смешивают одно с другим, а пропаганда переписывает всю историю, буквально с древних времен – до современности. Это удар по сознанию трудящихся и промежуточных классов на Украине, безусловно. Но от этого, классовый вопрос становится еще более актуальным, еще больше применимым в наше информационно загаженное время – только этот маячок никогда не даст нам сбиться с пути, и привести к новому будущему – социалистическому.

Категории: Блоги, Выбор Редакции, История
Теги: , , , , , , , , , ,