О «хороших царях» и «плохих боярах»


О «хороших царях» и «плохих боярах»

Каждый, кто изучал историю поверхностно, например, в рамках школьного курса, знаком с крайне упрощённой хронологической моделью: Иван 4 Грозный, Федор 1 Иоаннович, Ирина 1 Федоровна, Борис Годунов… Павел 1, Александр 1, Николай 1, Александр 2, Александр 3… Горбачев, Ельцин, Путин, Медведев, снова Путин. Можно констатировать, что с подобной шкалой сталкивался каждый в карьере историка или «историка».

С одной стороны: наглядно и удобно. Говорит\пишет человек: «при Николае 1» и понятно, что речь о промежутке времени между серединой 1820 и серединой 1850 гг.; вспоминаются декабристы, А.Х. Бенкендорф, кодификация Российского законодательства М.М. Сперанским, А.С. Пушкин и бесславная Крымская война. С другой стороны, от подобной хронологии «от правителя» за рабочую, недолго до примитивизации исторического процесса, как цепочки свершений тех или иных сильных мира сего, что категорически ошибочное упрощение.

Спор о роли личности в истории наталкивается на вилку «железобетонных» постулатов: история не знает сослагательного наклонения, то есть, история при Николае 1 развивалась вот так, и исследователь не может, не имеет права фантазировать, что бы было, если бы, например, победили декабристы в 1825 году. То есть, количественных показателей роли данного исторического персонажа выявить не удастся физически, так как мы не знаем, что было бы без Николая 1 на троне.

В самом деле, если общество развивается по неким законам, то царь, император или князь могут повлиять на них не более, чем падающее яблоко на закон Ньютона. Уж какая тут роль!

q7238

В обыденном сознании, однако, подобные вопросы возникают редко.

Правитель, согласно житейской логике, распоряжается на вверенной территории, подобно повару на кухне – захотел и повел реформы, дурак – реформы получились криво. Популярными разновидностями данной концепции являются: добрый царь и злые бояре (по аналогии с хорошим поваром и неумелыми поварятами), сформулированная еще при Емельяне Пугачеве; добрый царь и злые заговорщики (внутри страны или вне её) – см. творения конспирологов, наподобие г-на Старикова.

Отсюда рождаются клишированные термины: «Петровские реформы», «Николаевская реакция», «Сталинские репрессии», «Хрущёвская оттепель». И, вроде бы, понятно, что это всего лишь исторические координаты, а точка на карте истории при увеличении масштаба разворачивается невероятными и важнейшими подробностями, но… «Журналистские штампы сильнее Канта», как писал умный и наблюдательный фантаст А.В. Зорич.

К работе над этой заметкой подтолкнула следующая мысль на просторах социальных сетей, как нельзя лучше иллюстрирующая схематичность восприятия истории. Ниже развёрнутая цитата:
«…касающаяся «царя-путина».

Никакой он не царь.

Царь — это хозяин страны. Страна — хозяйство царя. Его собственность. На этом и основан патриотизм монарха — нигде у него не будет той полноты власти и собственности, как в своей стране. Ему не нужно ничего красть в стране, он и так все имеет.

А поскольку монарх является хозяином страны, это значит, что все казнокрады — его личные враги, потому что воруют у страны, а значит у царя. Значит коррупционеров монарх должен рубить нещадно, направо и налево. Один только вид загородного дома, не соответствующего официальным доходам чиновника, должен приводить к немедленному расследованию и не прокурор должен доказывать, что чиновник воровал, а чиновник должен доказать, что не воровал. При монархии так.

И буржуазия — тоже по сути враг монарха, потому что корпорации — это империи внутри страны, которые монарху неподвластны, что с точки зрения нормальной монархии недопустимо.»

Конец цитаты.

Высказывание касается абсолютной монархии, с полновластием одного человека, стоящего над законом, являющегося источником закона в стране\обществе. Того самого случая, когда роль личности представляется максимальной. Логика высказывания непротиворечива, да и главный посыл «близок народу»: Путин – не царь, а вот при нормальном царе все эти казнокрады и распильщики поехали бы в такие места, где Макар телят не гонял.

Законы логики утверждают, что верное построение, основанное на неверной посылке, не может дать правильного результата. Исходный базис всей цепочки рассуждений: абсолютный монарх = абсолютный хозяин. Вот на него мы и взглянем внимательно, через призму сожительства абсолютного хозяина и коррупционера в его хозяйстве.

На излётё русского средневековья при Алексее Михайловиче Романове, царе Тишайшем взятки не были не только чем-то маргинальным, но являлись одной из основ функционирования административного аппарата государства. И это не взирая на абсолютный, сакральный характер личности монарха и его власти. Стоит открыть любые воспоминания XVII в. о России, как мы почти обязательно столкнёмся с рассказами о взятках. Взятки брали все: от ярыжек до дьяков и бояр. Практика эта именовалась вполне официально: кормлением. При том, что Иван Грозный земской реформой 1555-1556 гг. институт кормления отменил, заменив единым государственным «кормлёным налогом», традиция оказалась живуча, процветая и через сто лет.

Достаточно вспомнить печально знаменитый Соляной бунт 1648 г., когда царю пришлось казнить двух особо отличившихся. Судья Земского приказа Леонтий Степанович Плещеев, член царской свиты, воевода и окольничий, глава Пушкарского приказа Пётр Тихонович Траханиотов довели поборами и вымогательством взяток москвичей до восстания, что закончилось плахой для обоих[1].

Заметьте, не царская воля привела героев к печальному концу, а бунт. Сколько же таких персонажей жили и здравствовали? Откройте мемуары Патрика Гордона, где описывается казнокрадство в святая святых – в армии.[2]

Впрочем, Гордон дослужился до генеральских чинов уже при Петре 1, который был славен беспощадностью к мздоимцам и казнокрадам, рубя головы, вешая, ссылая и клеймя железом. Воровать продолжали. На законотворческие инициативы молодого царя генерал-прокурор Павел Иванович граф Ягужинский якобы сказал: «Неужели вы хотите остаться императором без служителей и подданных? Мы все воруем — с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой».[3]

Обер-вором среди птенцов «гнезда Петрова» был его ближайший помощник А.Д. Меншиков. «99 деревень, 88 сел, волость и четыре города в Малороссии были конфискованы у светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова после его ареста.»[4] «Когда Меншиков в 1727 году наконец попал в немилость к новому императору Петру II и началось следствие, оказалось, что он брал деньги у всех, кто их давал. Начиная от гетмана Мазепы, когда тот еще не перебежал к шведам, кончая самими шведами. Правда, последнее, то есть государственную измену, доказать не удалось. Взятки Меншикову давали и наличными, и землями, а однажды ему презентовали целое герцогство. Но главными пунктами в списке его прегрешений были кражи из казны. По его требованию из сумм Военной коллегии ему выдали 10 тыс. руб. А из московского казначейства на обустройство дома в первопрестольной в разное время ему было выдано 53 679 руб. Мало того, оказалось, что управлявший домами светлейшего полковник Трезин бесплатно брал ценности и припасы из дворцовых кладовых, что обошлось царской казне еще в 13 164 руб. Выяснилось, что Меншиков требовал и получал крупные суммы в казначействах и других городов»[5].

При Елизавете Петровне и позже – при Екатерине 2 Великой картина изменилась в худшую сторону. И, если генерал-прокурор А.И. Глебов, воровавший в промышленных масштабах, должности в итоге лишился…[6] То многочисленные фавориты: Потемкин, Ермолов и др., кажется, рассматривали Россию как свою собственность. За некоторое время до смерти императрицы Екатерины 2 в 1796 г. генерал от инфантерии Ф.В. Ростопчин писал: «Никогда преступления не бывали так часты, как теперь. Их безнаказанность и дерзость достигли крайних пределов. Три дня назад некто Ковалинский, бывший секретарем военной комиссии и прогнанный императрицей за хищения и подкуп, назначен теперь губернатором в Рязани, потому что у него есть брат, такой же негодяй, как и он, который дружен с Грибовским, начальником канцелярии Платона Зубова. Один Рибас [адмирал И.М. де Рибас – К.Ж.] крадет в год до 500 000 рублей».

Чуть позже упомянутый Платон Александрович Зубов, шеф кадетского корпуса, генерал от инфантерии, станет «героем» заговора против императора Павла 1, ещё одного непримиримого борца с коррупцией…

Павлу наследовал Александр 1, унаследовав и произвол «лучших людей империи». Герцен «Было и думы» о системе управления в Сибири: «Генерал-губернатор Западной Сибири Иван Борисович Пестель завёл открытый, систематический грабеж во всем крае, отрезанном его лазутчиками от России. Ни одно письмо не переходило границы нераспечатанным. И горе человеку, который осмелился бы написать что-нибудь о пестелевских способах управления. Пестель даже купцов первой гильдии держал по году в тюрьме, в цепях, а то и пытал. При этом сам Пестель почти всегда жил в Петербурге, где своим присутствием и связями, а больше всего дележом добычи предупреждал любые неприятные слухи».[7]

Николай 1 впервые повёл систематическую борьбу с коррупцией на государственном уровне, выгодно отличаясь от всех своих предшественников. Пожалуй, только при нём взяточники получили настоящий, действительный удар. Слово А.Ф. Кони: «история Министерства юстиции с тридцатых до шестидесятых годов представляла немало примеров энергической борьбы губернских прокуроров с местными злоупотреблениями. Борьба эта не всегда была успешна, но уже самое возникновение её, основанное на предписаниях закона, определявшего обязанности губернского прокурора, действовало благотворно, не говоря уже о тех случаях, когда последствием её являлись сенаторские ревизии».[8] Именно об этих временах писал Гоголь в «Ревизоре», остро высмеивая ,как мелких казнокрадов на местах, так и явное бессилие ревизий перед настоящим «болотом» коррупционной составляющей Российского государства.

Николай Павлович по словам В.О. Ключевского «… поставил себе задачей ничего не переменять, не вводить ничего нового в основаниях, а только поддерживать существующий порядок, восполнять пробелы, чинить обнаружившиеся ветхости помощью практического законодательства и все это делать без всякого участия общества, даже с подавлением общественной самостоятельности, одними правительственными средствами; но он не снял с очереди тех жгучих вопросов, которые были поставлены в прежнее царствование, и, кажется, понимал их жгучесть ещё сильнее, чем его предшественник».[9] Следствием явился закономерный расцвет коррупции при его потомках. Не изменив систему, изменить её недостатки можно лишь на косметическом уровне.

Подлинной феерией взяток, «откатов и распилов» стало правление последних императоров: Александра 2, Александра 3 и Николая 2. Председатель Гос.банка Е.И. Ламанский вошёл в качестве учредителя в железнодорожную компанию, которой он сам же выдал кредит от имени Государственного банка. Как писал по этому поводу чиновник Комитета министров А. И. Куломзин, «Очевидно, у Ламанского денег нет, потребных на железную дорогу, зачем же его приглашают во все компании, очевидно по его положению как управляющего Государственным банком».[10] Очень напоминает практику залоговых аукционов 1990-х гг., не правда ли?

Перечислять всех державных воров нет смысла. Их много, и, чем ближе к сияющему престолу – тем больше. Удивительно (в рамках представленной в высказывании начала заметки логики), но больше всех воровали члены августейшей фамилии – Романовы, многочисленные Великие князья. Хотя, казалось бы – родственники «хозяина земли Русской»… должны быть образцами честности – вся Россия и так их собственность, зачем красть у самих себя?

Типичный пример абсолютной монархии – Российская Империя (напомним, что ограничилась власть самодержца лишь в начале 20-го века). Самодержец на троне и безудержная коррупция на всех уровнях власти. И удивительно мягкое отношения к ним со стороны «хозяина». Бывало, как мы убедились, что наказывали. Но общую картину эти кары не меняли. Взяточничество носило настолько массовый характер, что формировало именно системный момент абсолютного самодержавия.

С чем же это связано?

А с самой сутью власти: даже абсолютный монарх «абсолютен» только в рамках правящей системы, или, как говорил Маркс: правящего класса. В самом деле, «абсолютная власть» одного человека, даже самого непреклонного и энергичного, естественным образом ограничена его человеческой природой – он физически не может находиться в нескольких местах одновременно, вынужденный вручать решение разных вопросов доверенным лицам. В случае саботажа, оные лица способны полностью или частично блокировать любые монаршие установления.

Таким образом, логически следует, что абсолютная власть монарха – это абсолютная власть монарха и значительного слоя его приближённых, а так же их помощников и подчинённых, формирующих систему управления. Абсолютной монархии по наследству от монархии феодальной достался совершенно конкретный правящий класс: феодальная аристократия – дворянство. Именно аристократия осуществляла власть, делегируемую ей императором (королем, царём).

История знает множество примеров, когда аристократия смещала неугодного «хозяина». Судьба Иоанна 6, Петра 3, Павла 1 говорит о том, какое реальное воздействие могли оказать представители аристократии на помазанника Божия. И с этим приходилось считаться: вспомним поведение Александра 1 после убийства его родного отца. Ни один из заговорщиков, не смотря на крайний цинизм и демонстративность акции, наказан не был.

При смене экономического базиса, меняется и «точка опоры» правителя. «Капиталистическая революция» сверху при Александре 2 вынесла вверх «русских джентри», которые учинили буржуазную революцию при последнем императоре уже безо всяких кавычек.

Вывод первый:

При формировании собственного (и общественного) взгляда на действительность: внешнюю и внутреннюю политику государства, необходимо понимать, что царь, князь, император или президент крайне не самостоятельные фигуры. Даже абсолютные самодержцы не самостоятельны, не говоря уже о президентах буржуазной демократии.

Смена одного, «злого» правителя, или удаление от его персоны «злых бояр» с замещением на «бояр добрых» не изменяет общего уклада. У власти остаётся один и тот же правящий класс, одна и та же система, которая с гарантией воспроизводит свои родовые черты, вместе с несомненными достоинствами и несомненными же недостатками. Более того: и достоинства и недостатки её являются единым целым, рождаясь из единого корня системы. Ещё Аристотель заметил это кажущееся несообразие: три идеальные формы правления: монархия, аристократия и полития, каждая из которых вырождается в неправильные формы — тиранию, олигархию, демократию соответственно.[11]

С 4 в. до н.э. ничего принципиально не поменялось. Монархия – это централизация и абсолютизация власти, единый центр принятия решений, четкость управления и… абсолютная власть на местах, а значит, противоположность монархии – тирания по Аристотелю. Аристократия – власть лучших, оборачивается олигархией, причем, как показывает практика, зачастую проскакивая свою «идеальную» ипостась, что мы наглядно видим на примере современной России.

Вывод второй: царь ли Путин?

Назовите его хоть менеликом, хоть микадо, или халифом! Или, тем, кем он является в реальности: демократически избранным президентом… От этого не поменяется главный факт: президент в условиях буржуазной демократии избирается из числа и на деньги правящего класса – буржуазии. А значит, не может соблюдать никаких интересов, кроме интересов тех, кто делегировал ему властные полномочия.

Предвыборная кампания Барака Обамы стоила 150 млн. $.[12] Сколько стоило президенство Ельцина в 1996 г. мы никогда не узнаем, но, явно не мало. Сколько стоили кампании Путина? Нетрудно догадаться, что суммы запредельные, сравнимые с бюджетом некоторых небольших стран. Кто может потратить такие средства? Только крупная буржуазия, причем, вскладчину. Размеры средств однозначно заставляют называть их вложением в бизнес – на другом основании буржуазия такие деньги никогда не потратит. Это значит, что президент будет работать на своих нанимателей.

Вспомним родину демократии (и самого термина) – античные Афины. Демократия – это власть народа. Всего ли? Примерно 5\6 населения Афин в выборах участия не принимали. Рабы и женщины были начисто удалены из электорального поля, т.е., не являлись демосом, которому принадлежит власть.

Ну что же, рабовладения осталось в далёком прошлом, а демократия осталась. В своей буржуазной инкарнации. Поэтому, читая Конституцию РФ, а именно: «Статья 3.1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»[13]; необходимо иметь в виду, что «народ» при демократии является относительным понятием, далеко не всегда обозначающим всё население страны без изъятия.

Поэтому, не надо заниматься заведомо бесполезным делом: выискиванием грехов или заслуг того или иного властителя. Это не вполне его грехи и заслуги – это власть правящего класса, возведённая в ранг обязательного. Смена правителей внутри этой системы – всего лишь выбор другой группы правящего класса, которая будет соблюдать интересы подлинного демоса – т.е., меньшинства населения.

Вспомним, что ответил Плеханов народовольцам, планировавшем покушение на царя Александра 2 Освободителя: Убив Александра, вы лишь смените количество палочек после имени с двух на три.

Только перемена системы может повлечь коренные изменения в отношениях власть-народ. Система эта называется «общественно-экономической формацией», включая экономический базис и политическую надстройку. И менять придётся и первое и второе: экономику вместе с политической «рубкой управления».

[1] История коррупции в России / под ред. Н. И. Серьгова.  М.: МОСУ, 1999. С. 169

[2] Гордон П. Дневник, 1635-1659 / Патрик Гордон; пер., ст., примеч. Д.Г. Федосова; отв. ред. М.Р. Рыженков. — М: Наука, 2005.

[3] Чашин А. Н. Коррупция в России.  М.: Дело и Сервис, 2009.  С. 67-68.

[4] Жирнов Е. Журнал «Деньги»   № 13 (768) от 05.04.2010

[5] Там же.

[6] Павленко Н. И. Екатерина Великая. Москва, 2006, с. 82-86

[7] Lib.ru/Классика: Герцен Александр Иванович. Былое и думы. Часть вторая.

[8] Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978, с. 169

[9] В. О. Ключевский. Курс русской истории. Лекция LXXXV.

[10] Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в.  М., 1978.  с. 99-100.

[11] Аристотель. Политика, Антология мировой философии. М., 1969. Т.1. С. 465—475.

[12] http://russian.rt.com/article/57934

[13] http://www.constitution.ru/10003000/10003000-3.htm

 

Категории: Блоги, Выбор Редакции, Избранное, История
Теги: , , , , , ,