О конкуренции и колбасе.


О конкуренции и колбасе.

Для позднего советского человека существовал один символ, который затмевал собой все вокруг. Это колбаса. Вернее КОЛБАСА! «200 видов колбасы» считались несбыточной мечтой для осуществления которой не было жалко ничего, включая страну. Разговоры о том, что советская власть не может обеспечить людей этим сверхважным продуктом были одним из символов того, что СССР подошел к краху.

_3

Вот там, где существует настоящий рынок, а не административно-командная система, там существует колбасное изобилие. Можно прийти и купить сколько угодно высококачественного продукта. Именно качественного, другого производить конкуренция не позволит. В фильме 1991 года «На Дерибасовской хорошая погода», который можно считать апофеозом позднесоветского мышления есть эпизод, когда герой попадает на Брайтон-Бич в стилизованный под СССР магазин и возмущается тем, что в продаваемой там колбасе нет туалетной бумаги «Это же чистая телятина!». Миф о туалетной бумаге в советской колбасе можно разбирать отдельно, настолько он абсурден, но это не главное.

Главное состоит в том, что результат реального рынка оказался несколько неожиданным. 200 видов колбасы появились на прилавках. Но оказалось, что качество этого продукта значительно отличается от идеального. Настолько, что купить колбасу высокого качества оказывается совсем не просто…

Почему же так оказалось? Бывшие советские люди никак не могут в это поверить и поначалу находили свое утешение в том, что местный рынок неправильный. Но вот на Западе… На поверку оказывается, что и на Западе не столь радужное состояние, что муссируется западной же прессой уже десятилетиями. Последний скандал был вокруг конины в сосисках  и исландских «мясных» пирогов…

Почему же так! Почему всесильная конкуренция, что по идее должна заставлять производителей стремиться к высочайшему качеству, не делает это?

А почему она должна вести к росту качества? Конкуренция построена чисто на экономических принципах, и участники рынка оперируют чисто экономическими категориями. Качество к ним не относится.

Но как же предпочтения потребителей. Ведь в идеале они должны выбирать только качественный товар? В идеале—да. Но мир отличено от идеала, в этом то и вся проблема. Потребитель, как и любой прибор, не способен к абсолютно точному измерению. Более того, он очень и очень неточен. А это как раз и меняет всю картину.

Чтобы понять, что происходит, рассмотрим некий условный пример. Возьмем, например, ту же священную колбасу. Условную колбасу. Пускай существуют несколько производителей этого продукта. И выпускают они ее, как не странно это звучит из мяса. Отвлечемся от реальности, пусть будет подобная гипотетическая ситуация. Так как это рынок, то между производителями существует конкуренция. Можно положить, что силы конкурентов равны, если они сосуществуют на рынке. Победить может тот, кто сможет продать больше товара. Как это сделать? Ну, например путем снижения цены.

Пускай один из производителей начнет добавлять в колбасу, скажем сою. Пускай добавит 10 % какой-то дешевой добавки – допустим сои. Что произойдет? Да ничего! Ни один потребитель не заметит такую добавку. Колбаса с 10 % сои и колбаса без сои практически идентичны по вкусу, чтобы понять различие, надо быть опытным дегустатором или иметь химическую лабораторию. Поэтому данную колбасу будут покупать так же, как и исходную. А может и больше, если чуть снизить цену. Важно, что производитель в данном случае оказывается в выигрыше. А потребитель не в проигрыше – по крайней мере, он вообще ничего не заметит.

Что произошло бы в случае, если конкуренции не было, как в «проклятом совке»? Сложно сказать. Возможно, производитель ограничился бы 10% сои. А может быть влепил сдуру все 40%. В последнем случае потребитель сразу бы все понял –это значение уже отличается на вкус. Стал бы жаловаться во все инстанции, ну или в лучшем случае сказал: эта колбаса—дерьмо и перестал ее покупать. Потому что зачем покупать изделие низкого качества за ту же цену.

Но в случае конкуренции производитель на это не пойдет, иначе его ждет разорение. Казалось, хорошо. Хорошо, да не очень. Рассмотрим, что будет дальше. Конечно, для остальных участников рынка произошедшее тайной не останется—они то имеют свои лаборатории. И по истечении некоторого времени они сделают то же самое. Т.е. введут в свои колбасы 10% сои. Что стабилизирует рынок, система отыграет свое. На рынке будут присутствовать колбасы с 10% сои. Пока один из производителей не сделает ее количество равным 20%. Ведь отличить колбасу с 20% сои от колбасы с 10% потребитель не сможет.

Как можно понять отсюда, на некоторой итерации количество мяса в колбасе будет равно нулю. Почему ситуация не остановится на пресловутых 40% сои, как в случает «условного совка»? Да потому, что все происходит постепенно, замена идет на уровне, который потребитель не отслеживает, он просто не сможет сравнить вкус данного продукта со вкусом натуральной колбасы, и будет уверен в том, что настоящий продукт именно тот, что он потребляет…

В общем, это очень упрощенная ситуация. Тут нет рекламы, нет вкусовых добавок, ГМО  и так далее, но нам тут это не важно. Они лишь усиливают данную ситуацию. Важно то, что наличие порога чувствительности дает результат абсолютно противоположный предсказанному. Потребитель не может отследить любое, сколь либо малое изменение качества продукции. Он может понять лишь очень сильные изменения.

Это относится не только к колбасе. Это относится ко всей массе товаров, производимых на рынок. От напитков до автомобилей. Действительно, уменьшение срока службы машины на 10% не заметит практически никто. Вряд ли кто-то ездит на ней все время ее службы, а если и есть такие, то вряд ли они считают годы. Служила машина 20 лет или 18? Какая разница, все равно долго. Поэтому можно сэкономить на металле кузова или двигателя. А на сэкономленные средства можно еще и добавить модных гаджетов, которые потребитель как раз видит, типа электростеклоподъемников или разъема под Айфон. Потому нам только остается удивляться тому, что сейчас еще встречаются объявления: «продам Ауди-100» или даже «продам Ваз-2101». Современные машины столько не проживут. Да этого никому и не надо. Вначале. Но вот сокращение срока службы за несколько итераций становится весьма значительным. И покупатель побежит покупать новый автомобиль в кредит.

Примеров можно приводить массу. Многие помнят практически вечные советские вещи, которые были зачастую просто выброшены в рабочем состоянии, когда появились более «продвинутые» новые. Можно вспомнить одежду или обувь, служащую годами. Можно. Но зачем. Интересно, что попытки воссоздать советское качество постоянно предпринимались, но законы конкуренции неизбежны—после некоторого первоначального периода качество опускалось до «среднерыночного». То же самое касается и некогда качественных западных брендов. За исключением чисто элитной продукции, когда товар искусственно выводится с общего рынка, качество диктует самый дешевый производитель. Если теперь заправляет Китай—все неизбежно сведется к китайскому качеству.

В общем, всего лишь небольшое отклонение от идеальной модели – и вся благостная картина конкуренции оказывается неверной. Куда приведет такая ситуация—сложно сказать. Постоянное ухудшение качества продукции приводит потребителей к переходу на все более высокие ценовые уровни, при этом конкуренция в них усиливается, и деградация уже этих уровней становится проблемой. Решением является только искусственный отказ от этого заколдованного круга, но это означает монополию, контролировать которую экономическими методами невозможно. Значит решение –действовать за пределами экономики. Но для этого следует преодолеть инерцию позднесоветского периода, отказаться от мифа о некой «административно-командной системе» и все же выскочить за пределы замкнутого круга.

Категории: Блоги, Экономика
Теги: , ,