Забота об инвалидах в КНДР (из первых рук)


Забота об инвалидах в КНДР (из первых рук)

ражеская пропаганда часто заверяет, что в КНДР инвалидов «уничтожают» потому что они «непродуктивны» или по крайней мере «выселяют за пределы столицы». Автор — Ирина Маленко

Я побывала в самом обыкновенном «спальном» районе в восточной части Пхеньяна, где местные жители безо всяких затруднений указали мне, где находится местный реабилитационный центр для детей-инвалидов. Такую заботу о детях-инвалидах, как в КНДР, мне до этого доводилось видеть только в одной стране мира. На Кубе, 12 лет тому назад.

q519

Корейская Федерация Защиты Инвалидов (КФЗИ) концентрирует свои усилия на ранней диагностике и реабилитации инвалидов, и недавно открытый ею Корейский Реабилитационный Центр Для Детей-Инвалидов (КРЦДИ) отметил свою первую годовщину.По случаю этого дня 29 марта сего года прошла официальная церемония с присуствием около 40 собравщихся — работников Министерства Здравоохранения КНДР и родителей детей-инвалидов. Для инвалидов в КНДР создаются все условия для их участия в общественной жизни на равных правах со здоровыми людьми. Основное внимание в системе здравоохранения страны уделяется, в отличие от капиталистических стран, превентивной работе по предотвращению инвалидности. Когда это не удается, то усилия направлены на раннюю диагностику и вмешательство с целью реабилитации, без длительных «списков» на получение помощи, как это обычно происходит (знаю хорошо по опыту нашей семьи) в капиталистических странах, где больной ребенок может месяцами, вплоть до года, ждать даже самой элементарной диагностики и получает ее зачастую только после оказанного родителями сильного давления на власти. В нашем случае моей дочке поставили диагноз только спустя 4 года, да и то не североирландские врачи, отговаривавшие меня даже от того, чтобы сканировать ее головной мозг — это, де, много стоит-, а кубинские: мы получили разрешение от кубинского Министерства Здравоохранения на бесплатное ее лечение в Гаване скорее, чем помощь от врачей в капиталистической стране нашего проживания.

В КНДР, как и на Кубе, существуют специализированные школы для глухих или слепых детей. В прошлом году спортсмены-инвалиды из КНДР впервые приняли участие в Параолимпийских Играх в Лондоне. Центр, который я посетила, является первым в КНДР специализированным центром для диагностики и реабилитации комплексной, сложной инвалидности (например, церебрального паралича). Меня встретили гостеприимные медсестры и директор центра — молодая, энергичная женшина. Дети — 11 человек — были очень ухоженными, упитанными, хорошо одетыми. Они даже выступили передо мной с небольшим концертом — с ними проводятся специальные занятия по музыке и физкультуре и по возможности их приобщают к полной школьной программе, общей для детей в этой стране.

Я вспомнила, как я впервые оказалась с дочкой в Доме Св. Михаила в Дублине — единственном тогда центре для таких детей в ирландской столице, где их из милости содержали при церкви, и дети эти ползали по полу как попало, а работающие там сотрудники не понимали моих слез: родители же должны быть благодарны уже за то, что им хоть немного дают «отдохнуть» от таких детей, беря их на день в подобное заведение, а ни о какой реабилитации там не идет и речи. Прошло 15 лет, в Ирландии появились и другие заведения для детей-инвалидов, но частные, плата за которые не по карману обычному человеку. Государство на таких детей предпочитает не тратиться: мол, это ваши проблемы. Вот такова реальность в «развитых» капиталистических странах для инвалидов, я имела возможность сравнивать. И даже там, где государство вкладывает большие средства в заботу об инвалидах, чем в Ирландии (например, в Британии, где лучше обстоят дела со специальным оборудованием или транспортом для инвалидов) все равно общее отношение фактически тоже: мы уже и так оказываем вам милость, что даем отдохнуть днем от ваших детей, не ожидайте, что мы их еще и учить чему-то будем! Какой контраст со странами социализма, где ни на кого не машут рукой, где возможности каждого члена общества стараются развить до его максимально возможного потенциала!

А с какой заботой, с каким бесконечным терпением медсестры занимаются со вверенными им детьми! Я вспомнила, как в британской школе моей дочки недавно был случай, когда учителя отдали под суд за то, что он ударил одну из девочек-инвалидок, когда она взяла чашку с чаем у другой девочки. Здесь себе невозможно было такое представить.

Во многом работа с детьми-инвалидами — новая, неизведанная область, в которой все время появляются новые исследования. И работники КРЦДИ открыты для сотрудничества и обмена опытом со специалистами из других стран.

На прощание дети долго махали мне руками, а я, с трудом удерживаясь от слез, вспоминая все, что мне довелось пережить с моей дочкой прежде чем она получила элементарную даже медицинскую помощь в капиталистическом мире, пообещала, что со своей стороны, буду помогать КРЦДИ чем могу, включая тем, что буду нести миру правду о всесторонней, поистине материнской заботе, которой охвачены в КНДР все дети, включая детей-инвалидов.

Ирина Маленко — зав. корпунктом редакций журнала «Марксизм и современность» и сайта СКУ по дальнему зарубежью.

Источникhttp://un-comm-ukr.ucoz.ru/publ/13-1-0-1044

Категории: Мир, Официально
Теги: , ,