Алекс Кульманов: не стоит списывать со счетов и психологические факторы боевых действий

update: 12-07-2020 (16:05)

В армии ФРГ скандал. Немецкий спецназ сухопутных войск Kommando Spezialkräfte (KSK) попал под влияние правых экстремистов. Министерство обороны начинает в элитных частях радикальную реформу. Одна рота KSK уже будет распущена, судьба остальных станет известна осенью. Всё подразделение прекращает участие в учениях и международных миссиях. 29 июня министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer) приехала в расположение элитной части и предъявила ультиматум личному составу – или военнослужащие очищают свои ряды сами, или подразделение полностью расформируют.

В своём выступлении в парламенте Аннегрет Крамп-Карренбауэр заявила, что подавляющая часть бойцов подразделения верна конституционному строю ФРГ. Но при этом с её слов в KSK возникла своего рода элитарность, оторванность от других частей бундесвера, из-за чего начали распространяться радикальные настроения.

Поводом для разгрома спецназа стал обыск, проведённый в Саксонии на земле одного из бойцов. Там был обнаружен тайный склад оружия и боеприпасов – автомат Калашникова, запас патронов к нему, несколько брикетов взрывчатки. Другим поводом негативного отношения к спецназу стала вечеринка в далёком 2017 году, когда на застолье по поводу увольнения одного из офицеров, бойцы слушали неполиткорректную музыку экстремистских рок-групп и вскидывали правые руки на 45 градусов к небу. В ходе проверок выяснилось, что подозреваемых в праворадикальных взглядах в KSK в пять раз больше, чем в среднем по Бундесверу. В январе 2020 года военная контрразведка MAD сообщила, что 20 спецназовцев KSK подозреваются в праворадикальных взглядах.

При этом министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр заявляет, что спецназ уровня KSK Германии пока ещё нужен.

И здесь у обывателя возникает вопрос – что же такое творится в Германии, если в самом спецназе аж целые группы последователей Гитлера, фашизма и всего плохого? На первый взгляд может показаться, что радикальные правые экстремисты – это реакция на политику Евросоюза с мигрантами, что противники этой политики появляются повсюду, в том числе в армейском спецназе. И доля справедливости в этом есть. Далеко не все в восторге от толерантной политики и пополнения Евросоюза нелегальными мигрантами, прибывающими из очагов международного терроризма. В 2019 году в ЕС въехало всего-то 120.000 нелегальных мигрантов. Мелочь по сравнению с 2015 годом, когда цифра составила около 1,2 млн.

Но всё же проблема с KSK видится в другом. Проблема не в спецназе. Очень важны слова Аннегрет Крамп-Карренбауэр, что «в KSK возникла своего рода элитарность, оторванность от других частей бундесвера, из-за чего начали распространяться радикальные настроения». Предъявлять претензии спецназу, что там элитарность и оторванность от других армейских частей – это, примерно то же самое, что упрекать волков в агрессии и в поедании других животных.

В гражданском обществе про спецназ знают в основном из утверждённых для просмотра фильмов. Героические бойцы, защищающие родину, свободу, права человека, угнетённых, справедливость и далее по списку. Злодеи в ужасе разбегаются, демократия защищена, бойцы спасают прекрасных женщин и иногда произносят пафосные речи. Киношный образ с реальностью совпадает разве что внешним видом формы, снаряжения и оружия. Бойцы спецназа называются элитой не просто так. Свои места им приходится заслуживать, доказывать другим спецназовцам, что они здесь не случайно, что имеют право здесь находиться. Доказывать всё время службы.

Обычные военные подразделения сегодня – это государственная структура с кучей правил, прав, обязанностей. Сдаёшь тесты, устраиваешь рекрутёров и ты принят. Учишься, выполняешь приказы, делаешь карьеру, нормальная бытовая среда, правила игры заранее известны. Если нарушаются твои права, если тебя унижают, то всегда можешь обратиться в соответствующие структуры и восстановить справедливость.

В отличие от обычных подразделений – спецназ закрытая структура. Клуб для избранных. Есть формальные правила и есть неофициальные. Формально – ты гражданин страны и военнослужащий. За кулисами – сборище альфа-самцов, которые постоянно соревнуются между собой и доказывают своё место в стае. Братство с традициями и жестокой средой. Спецназ – это не работа. Это образ жизни.

Спецназ начинается с отбора. Из сотен приходящих остаются единицы. При отборе в американские «Зелёные береты» случалось, когда из 400 кандидатов до финиша доходило только 2-3 человека. В одном из первых наборов «Дельты» из 163 кандидатов прошли отбор только 8. Квалификационный отбор может длится до двух лет и кандидат может быть отчислен в любой момент. Кандидаты должны сочетать в себе физическую силу и выносливость выше среднего и при этом оставаться с нормальными умственными способностями. Мозги в спецназе важны наравне с мышцами. Бойцы, как правило, обязаны держать в голове массу данных и уметь грамотно и быстро ими распоряжаться. Клиповое мышление в спецназе не приветствуется. Желательно, чтобы будущий боец помимо комиксов был знаком и с серьёзной художественной литературой, владел математикой и мог читать географические карты.

В любом подразделении физические требования крайне высоки, причём смотрят даже не на пиковые показатели-нормативы, а на то, сколько кандидат может находиться вблизи пиковых нагрузок на грани срыва. Важны моральные характеристики кандидата, который через боль, голод, истощение от усталости продолжает идти вперёд. В документальных фильмах посвящённых отбору спецназа можно увидеть кадры, когда кандидаты на марше просто падают на землю и больше не могут двигаться. Инструкторы забрасывают тела в машины и доставляют на базы, где будущая элита получает шанс восстановить силы и продолжить отбор. Физические возможности бойца важны, но ещё важнее, чтобы боец продемонстрировал, что будет идти до конца, пока может идти. Доведение кандидата до морального истощения – обязательный пункт отбора.

А ещё спецназовцы подвергаются пыткам и унижениям. Не для того, чтобы унизить человеческое достоинство, а для того, чтобы другие бойцы увидели в мирной обстановке пределы выносливости и устойчивости бойца. В отборе KSK присутствует так называемая «адская неделя». 160-километровый марш с полной выкладкой по болотистой местности. А потом устраивается «допрос» – лишение сна, голод, оглушающая тяжёлая музыка, ледяная вода и т.п. В спецназах процветает дедовщина – отношение к новичкам, не прошедшим боевые операции, беспощадное. В мемуарах американских морских котиков упоминаются эпизоды, отношения к молодым бойцам. Так при поездке на полигон за рулём всегда находится новенький. А матёрые бойцы могут мешать ему вести автобус – неожиданно нападать, бить, вырывать руль. Казалось бы, надо быть самоубийцей, чтобы мешать водителю, но в спецназе своя атмосфера. Жестокость находится под контролем, но границы далеко за гранью понимания гражданскими наблюдателями.

Обвинять бойцов спецназа в расизме, ксенофобии, гомофобии или ещё каких-то сегодняшних либеральных грехах – это не понимать атмосферу внутри подразделений. Один из характерных показателей атмосферы внутри спецназа – это количество чернокожих в американских подразделениях. В 2017 году в спецназе ВМС США SEALs из 753 человек офицерского состава чёрными были только 8 человек. Среди матросов и старшин SEALs из 2242 бойцов только 45 были чернокожими. В «Зелёных беретах» из 1494 офицеров 85% белых, 4,5% чёрных. Среди рядовых и сержантов Зелёных беретов (5947 человек) – 86% белых и 5,4% чёрных. В спецназе ВВС США Pararescuemen из 166 человек только один чернокожий. Причём из толерантных соображений чиновники пытаются сделать расовый состав подразделений более разнообразным. Но цифры беспристрастны. При этом в тех же «Зелёных беретах» чернокожие служили с самого начала, когда реальные расовые проблемы у чёрных были куда сильнее, чем сегодня. На отборе не делается никаких преимуществ для той или иной расы. Зато проблемы начинаются внутри.

Расизм в спецназе процветает, и это факт. Подколки на тему цвета кожи – обычное явление. Как и подколки и шутки по поводу религии, личных убеждений, национальности. Оскорбления, вызывающее и провокационное поведение – будни спецназовцев. Солдаты постоянно выискивают слабые места друг друга. Были бы все люди одного цвета кожи без рас – спецназ без проблем нашёл бы другие возможности пошутить друг на другом и выделить себя из остальных людей. Спецназ – это малочисленный тип людей, которые прошли жесточайший отбор, доказали себе и своим братьям, что они исключительные, и эго у таких людей огромное. Спецназ не знает жалости к себе и не ждёт деликатного отношения от окружающих. Солдаты спецназа – это всегда патриоты, которые служат не за деньги, а за страну и за своих братьев по оружию. Зарплаты в спецназе никогда не были высокими и никогда не являлись адекватной компенсацией за переносимые трудности. Любой боец спецназа мог бы куда выгодней продать свои способности, таланты и силу воли.

Не стоит списывать со счетов и психологические факторы боевых действий. Спецназ сегодня одни из немногих, кто активно участвует в боевых действиях. Различные секретные и не очень миссии на Ближнем Востоке, в Африке и в других горячих точках. Войны всегда требуют оправданий, почему мы воюем с теми плохими парнями. И расовый фактор всегда был не на последнем месте. Так американский спецназ после почти 20 лет на Ближнем Востоке по умолчанию недолюбливает арабов и мусульман.

Почему немецкая министр обороны расформировала часть KSK и грозит остальным подразделениям? Возможно, руководители нового толерантного общества перестали понимать, что за инструмент находится в их руках и хотят из волкодавов сделать гламурных пуделей, которые будут соответствовать киношным образам. Возможно, руководство начинает бояться своих солдат, которые могут распознать угрозу внутри страны и направить оружие против набирающего обороты в западном обществе расизма. Какой вариант хуже – вопрос тяжёлый. Но происходящее сегодня с немецким спецназом KSK может оказаться куда более серьёзной проблемой, чем кажется на первый взгляд. Проблемы в вооружённых силах – следствие проблем общества в целом. И от упразднения элитных подразделений, проблемы общества не решатся.

Алекс Кульманов

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter