Вадим Зайдман: стиль жизни не изменился – изменились масштабы

update: 23-01-2021 (17:39)

Посмотрел в несколько приемов фильм-расследование Алексея Навального «Дворец для Путина». Сильная, конечно, штука, посильнее, чем «Фауст» Гете. Лишний раз убедился, что в постпутинском демократическом правительстве – бог даст, доживем и до таких времен – более всего пользы России Навальный принес бы на посту председателя антикоррупционного комитета. Глядишь, и смог бы одолеть коррупцию или хотя бы свести ее до возможного минимума. Во всяком случае, если даже Навальному не удастся одолеть это зло – то вообще плохи дела России…

В общем, фильм Навального произвел на меня впечатление. Отдельное впечатление – правда, несколько другого рода, связанное с моим личным опытом – произвел на меня эпизод, когда журналисты ФБК согласовывают по телефону с сотрудницей пограничного отделения ФСБ свой на лодке выход в море, и та им велела за милю (два километра) обходить мыс Идокопас, на котором расположена резиденция Путина.

Этот момент всколыхнул во мне ностальгические воспоминания о событиях моей юности.

В конце 70-х – начале 80-х годов, когда я учился в старших классах школы, мы с родителями летом отдыхали «дикарями» в Мисхоре. Надеюсь, многие еще помнят, что такое южное побережье Крыма в сезон отпусков в советское время. Это переполненные пляжи, на которых люди лежат, притертые друг к другу с плотностью гальки тут же на берегу – плотнее, чем селёдки в бочке.

Впрочем, если бы вы решили прокатиться на катере в Алупку, то со стороны моря вы бы увидели, что между двумя санаторными пляжами, кишащими людьми, тянется пустынная полоса, длиною с добрых полкилометра, на которой можно увидеть разве что двух-трех человек. Создавалось впечатление, будто зона радиоактивна, как в «Сталкере».

Конечно, дело не в радиации, всё объяснялось проще. Однако, когда я впервые увидел пустынное побережье и мне объяснили, что это государственная дача, у меня, тогда еще во многом наивного советского школьника, глаза на лоб полезли.

Однажды мы с отцом решили добраться вплавь с пляжа одного санатория на пляж другого. Вся штука была в том, что между двумя этими пляжами и находилась «мертвая» зона, та самая госдача. И мы решили плыть через ее территориальные воды – аналог территориальных вод мыса Идокопас, который нужно обходить за милю.

Нам по нашей тогдашней наивности и в голову не пришло, что эту госдачу тоже, пусть и не за милю, но надо обходить стороной. И в нашем предприятии тогда, в отличие от нынешних «рыбаков» Навального, запустивших с лодки квадрокоптер, никакого злого умысла не было. Просто мы знали, что в случае усталости не сможем выйти на берег, и потому придется плыть до конца. Такое себе спортивное испытание наших сил.

И мы поплыли. Но как только мы оказались в территориальных водах пресловутой дачи, на берегу появился человек с ружьем, стал бурно им размахивать, что-то кричать, словно Робинзон, узревший в виду своего необитаемого острова корабль.

Мы поплыли к берегу. Приблизившись, мы услышали, что здесь плавать нельзя, чтоб мы убирались ко всем чертям, если не хотим неприятностей. Мы кивнули и собрались уплывать.

– Я же сказал, здесь нельзя плавать! – закричал охранник.

– Хорошо, выпустите нас по берегу.

– Вы с ума сошли! – у охранника аж дух захватило от нашей наглости, у него буквально отвисла челюсть.

– Морем убраться нельзя, берегом нельзя, что же нам, тонуть, что ли?

Мы просто плюнули и поплыли дальше – действительно, что нам еще оставалось делать? Охранник что-то кричал нам вслед, но выстрела не последовало. Не уверен, что в аналогичной ситуации в территориальных водах мыса Идокопас все окончилось бы столь же благополучно.

И в довершение картины такой штришок. В мисхоровском парке имелся летний кинотеатр. Однако он уже многие годы не работал. Кино по вечерам крутили в санаторской столовой в маленьком душном зале (август-месяц, Крым!). Причина закрытия летнего кинотеатра ни для кого не была секретом: однажды кому-то из высоких отдыхающих на той самой госдаче кинотеатр показался слишком шумным, и этого оказалось достаточным, чтобы его закрыли. Ради нескольких высоких партийных функционеров отдыхающие в летнюю жару вынуждены были смотреть фильмы в маленьком душном зале. А летний кинотеатр, насколько я помню, так до самой перестройки и простоял закрытым.

Мораль сей басни такова: ничего с тех времен, по сути, не изменилось в приемах, ухватках, стиле жизни хозяев жизни (уж извините за эту тавтологию). Изменились только масштабы.

И вот масштабы изменились очень сильно, что наглядно и выявил фильм Навального.

Приложение.

Необитаемые острова*

Небо горит, полыхает трава.
Солнце и море, ну просто идиллия.
Жить здесь – и жизнь вам покажется длинною. –
Необитаемые острова.

Время течет неохотно и сонно.
Скучно тут, но острова тем не менее
часто проведывают Робинзоны –
цивилизованные, современные.

Нынче не те Робинзоны – они
вовсе не терпят кораблекрушения.
Не прозябают в нужде и лишениях,
сыто и пьяно проводят здесь дни.

В общем, живут Робинзоны недурно –
благо, об этом заботятся Пятницы.
Ну, а гуляют почти что культурно –
всё ж Робинзоны они, а не пьяницы.

Край благодатный… Нужны ли слова?
Всё здесь родное, любимое, милое.
Тут они Боги – казнят или милуют.
Необитаемые острова.

В обетованных сих райских владеньях
Всё есть — и кущи, и яблоки райские
Разве не сыщете дерева денег. –
Фрукты и овощи – вкусные, разные.

Жаль, что отъезд неизбежен всегда,
пару недель еще не были б лишними…

Долгу верны – самолетами личными
на материк. В города, в города.
Пятницы снова надолго одни.
Бедные и одинокие Пятницы!

Впрочем, немалые деньги им платятся,
и острова охраняют они.
Сколь ни судачила б злая молва,
оборонят острова от вторжения.

Не приютят потерпевших крушение
Необитаемые острова.

1991 г.

* В переводе на Новояз: «Государственная дача».

Вадим Зайдман

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter