Игорь Чубайс: философские заметки

update: 22-08-2020 (20:01)

Что такое идеология. В Европе осталось лишь два государства, где власть формируется не в ходе демократических выборов, а «идеологическим путем», и это самые проблемные и отстающие государства-изгои. Прежде чем пояснить смысл происходящего в Беларуси и в РФ, остановлюсь на разборе самого термина «государственно-тоталитарная идеология, кратко – ГТИ».

Задолго до распада СССР термин «комидеология» (одна из разновидностей ГТИ) как окончательно заезженная пластинка, с маниакальным упрямством повторявшаяся всеми советскими средствами пропаганды, вызывала у слушателей зубовный скрежет и аллергию. Не удивительно, что постсоветская Конституция РФ «государственную идеологию» запретила и продолжает запрещать, по сей день.

А есть ли какая-то «государственная, но не тоталитарная идеология»? Отвечаю – да, есть, у нас, с подачи Ф.М. Достоевского, она называлась «Российская идея». Российская (или общенациональная) идея – это те ключевые правила и ценности, которые 1100 лет назад начали преобразовывать 14 разных племен, пришедших на наши земли, в новую, надплеменную общность – в единый народ древних русичей. Позднее эти правила трансформировались и развивались, способствуя сохранению и развитию восточно-славянских народов. Добавлю, что понятие «российская идея» давно раскрыто независимыми отечественными исследователями, но их результаты не востребованы, ибо являются ненужной помехой на пути формирования авторитарной, постсоветской идеологии. Разница между ГТИ и Российской идеей принципиальная, она состоит в том, что ГТИ формирует власть, а нацидею – определяет народ и его история.

Продолжу выяснять, что такое ГТИ. Начну с определения. Постсоветская, авторитарная идеология – это создаваемая самой властью лжекартина мира, цель которой навязать миф о том, что существующий у нас общественно-политический строй – самый передовой и прогрессивный, а действующий госруководитель – выдающийся пожизненный национальный лидер.

ГТИ обосновывает несменяемость власти и делает свободные выборы недопустимым элементом госсистемы. Создание мифа обеспечивает мегацензура – фальсификация и запрет на всю неугодную власти информацию и раздувание выгодной ей информации. Все это дополняет полуотмена независимой истории, права, статистики, социологии, всей свободной социально-гуманитарной мысли, запрет на свободу творчества.

Еще про госидеологию. Подчеркну плохо осознанное обстоятельство – российская демократическая революция 1991 года привела к полному краху прежней тоталитарно-коммунистической идеологии. Но, крах идеологи не был дополнен уходом класса, который и создавал ГТИ. Партгосаппарат, иначе называемый номенклатурой, несколько преобразился, пополнился силовиками и уцелел. Сегодня он нуждается в новом механизме своего самосохранения, т.е. в замене свободных выборов новой, всеохватной ГТИ.

Между тем, прошедшие после 1991 года десятилетия показали, что создать новый мегамиф невозможно. Сурков пытался предложить идею «суверенной демократии» (понятие заимствовано из концепции китайского Тайваня – государства независимого от большого Китая, т.е. суверенного, и вполне демократического), но в условиях РФ оно «не сработало». Тоже произошло с «глубинным народом», термином преобразованным из американского «глубинного государства», означающего фундаментальные основы американской госсистемы, не меняющиеся от выборов к выборам.

Перейдем от абстракций теории – к сегодняшней конкретике.

Не трудно заметить, что ситуация в двух союзных, авторитарных государствах – РФ и Беларуси – весьма похожа. Сравним процессы вокруг очередной попытки увековечить власть в форме голосования за поправки к конституции в РФ, с последними президентскими выборами в Беларуси. Это сравнение позволит спрогнозировать динамику российского политического процесса.

Проведем несколько сопоставлений… Белорусские власти много лет разрабатывают новую госидеологию (там существует специальный Институт идеологии), но вместо целостной мифосистемы платные пропагандисты сформулировали лишь отдельные узловые точки. Вот одна из них. Выступая в Минске на «митинге единомышленников» Лукашенко заявил – наши оппоненты мечтают об уходе первого президента. Но если президент уйдет, это будет означать гибель страны!

Прислушавшись к голосу Лукашенко, не трудно узнать повторение в белорусской редакции принципа, сформулированного Володиным (а до него, аналогично, в гитлеровской Германии Рудольфом Гессом) – «Россия – это Путин, нет Путина – нет России». (Характерно, что в авторитарном государстве прославляется вождь, а в патриотическом – страна. «Слава Украине» (а не С. Бандере), «Живе Беларусь» официальная пропаганда воспринимает как неприемлемые, националистические призывы…)

Вот другое сравнение. На повисший в воздухе конкретный вопрос – почему, собственно, Лукашенко нельзя уходить, почему государство погибнет – союзный вождь ответил. – В 15 минутах езды и лета от нашей границы лязгают танки, барражируют самолеты НАТО. (!??!) Любопытно, что в РФ реакция власти на вопрос – зачем нужно обнуление – вообще отсутствовала. Более того, сам этот пункт поправок к конституции, как и почти все другие поправки, не обсуждался и не комментировался. Как видно, ничего убедительного госпропагандисты придумать не смогли…

А вот еще некоторая аналогия. Центризбирком в Минске объявил – за действующего президента проголосовало 80% избирателей. Белорусы не поверили и вышли на митинги протеста. В ответ Лукашенко разоткровенничался – сначала убейте меня, а потом проводите новые выборы. Казалось, получив такой убедительный результат, Александр Григорьевич должен был бы согласиться, более того – самостоятельно инициировать хоть десять переголосований. И пусть все убедятся в его победе. Но президент публично признал, что для него переголосование смерти подобно. Значит, никаких 80% не было и не будет…

Чем это похоже на Хабаровск? Если губернатор С.И. Фургал действительно виновен в том, в чем его обвиняет Москва, то нет лучшего места для суда, чем город, где все происходило, где должна быть масса знакомых и свидетелей происходившего и где независимые присяжные без особого труда установят истину. Но Кремль, ничего не объясняя, твердит – судить будем только в Москве! Значит, губернатор невиновен!

Хотите еще одно сопоставление? Пожалуйста. После задержания 7000 белорусов, после их избиений, после убийства мирных демонстрантов, Лукашенко торжественно объявил о награждении 300 отличившихся силовиков. Путин тоже объявил о награждении артистов, людей из мира культуры и чиновников, отличившихся при проведении голосования по конституции (власть сделала вид, будто повторявшуюся в Рунете цифру – 26 миллионов незаконно вброшенных бюллетеней – никто не заметил). Но торжественное вручение кремлевских наград в последний момент было отменено.

К выводам и предложениям.

Существовавшее в Беларуси огромное и скрытое социальное напряжение вылилось на улицы и перешло в открытый протест. Ситуация у наших соседей очень похожа на положение, в котором находятся россияне. Абсолютистская власть ключевые решения принимает всегда с опозданием. В такой ситуации субъектом политической жизни становится народ. Нам нужно требовать соблюдения российской конституции – необходимо прекратить бессмысленный поиск новой, авторитарной госидеологии, нам нужны свободные выборы! Необходимо привлечь к ответственности тех, кто не соблюдает другую важнейшую статью Основного закона – о запрете цензуры.

Опыт соседей учит – нам нужна декоммунизация. В Минске митинги пока проходят рядом с большевицкими памятниками. Но во всей Центральной Европе – от Киева и Вильнюса до Берлина и Праги очищение от тоталитаризма успешно проведено. На самом деле этот процесс было бы лучше назвать РЕроссификацией, т.е. возвращением в собственный дом, возвращением к себе, очищением от советско-постсоветского насилия и лжи. А завершить начатый 29 лет назад и прерванный российский революционный процесс должна люстрация. Минск пришел в движение, Хабаровск не прогибается, Москве – приготовиться.

Игорь Чубайс

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter