Терновый куст


Терновый куст

Как вы знаете, все проблемы решает Невидимая Рука Рынка. Если только государство не вдарит по ней своей тоталитарной палкой, она обязательно придёт и устранит все перекосы в экономических отношениях между людьми. Рынок просто так устроен: рациональные и сознательные клиенты своими рациональными и сознательными поступками невидимо заставляют рациональных и сознательных продавцов смирять свои рациональные и сознательные амбиции, дабы установился рациональный и сознательный баланс интересов.

Например, если некий поставщик услуги не совсем честен и, например, производит некачественный товар, то худшее, что может сделать государство, — это схватить и потащить его в тюрьму. Ведь таким образом оно по собственному произволу решает то, что на самом деле должно быть решено рационализмом свободной сделки. Покупателя никто не заставляет брать товар — пусть сделает свой выбор. От мошенника покупатели сами отвернутся, и он в результате разорится.

Накажите бракодела рублём. Но сами — как свободные граждане, а не руками государства, чьи руки в высшей степени видимы, а потому заведомо проигрывают Невидимой Руке Рынка.

Наверно, каждый из нас слышал подобного рода рассуждения, и некоторым из нас они казались в той или иной степени убедительными. Ну ведь правда же: если все свободны и никто никого не заставляет, то отчего бы просто не выбрать среди всего множества продавцов и производителей именно тех, кто работает честно? Почему бы не оставить с пустым карманом жуликов? Они же не отбирают у нас наши деньги насильно — мы сами им их приносим.

С целью оценить, сколь эффективным является «наказание рублём», давайте рассмотрим одну очень простую модель.

q825

Положим, есть у нас два производителя, например, колбасы, каждый из которых сам же и продаёт им произведённое. Они оба работают одинаково интенсивно, а потому производят поровну — по сто батонов колбасы в месяц. Столько же и продают. Занимаются они этим давно, а потому Невидимая Рука Рынка уже всё устаканила: они тратят на производство одного батона по восемь рублей, а продают его за десять.

Неожиданно один из продавцов догадывается, что производство можно изрядно удешевить, подкладывая в колбасу туалетную бумагу вместо мяса. Кругом давно уже свободный рынок, поэтому производитель не попадает под суд и не садится в тюрьму, а нормально себе торгует.

Ну, то есть не нормально, а плохо, разумеется, — ведь его сейчас накажут рублём. Сильно накажут. Посмотрим как.

Каждый из бизнесменов до ценной инновации получал сумму денег, равную:

image001

После того как первый бизнесмен внедряет прогрессивный метод производства, сумма, получаемая им, меняется. Стоимость производства, положим, упала в два раза. Теперь он получает:

image002

Неплохая прибавка. Однако мы же понимаем, что его колбасу будут меньше покупать. Во сколько раз меньше? Ну, предположим для начала, вдвое. Сколько же он теперь получает?

image003-1

Хм. Какая-то ерунда. Наказанный рублём почему-то до сих пор имеет в полтора раза больше, чем до наказания.

А что там со вторым в это время? К нему ведь ушли бывшие покупатели первого.

image004-1

Так-так, постойте. Наказанный рублём получает триста и второй, честный, тоже триста. Раньше при этом они оба получали по двести. Я не понял, кого мы только что наказали?

Быть может, дело в том, что мы слишком мало скинули покупателей первому? Быть может, надо скинуть больше и тогда дело пойдёт на лад? Сколько же покупателей он должен потерять, чтобы оказаться наказанным?

Чтобы ответить на этот вопрос, обозначим как m то, во сколько раз у первого бизнесмена сократилось количество покупателей, а как k — то, во сколько раз у него удешевилось производство каждого батона. Тогда условие, при котором он окажется в минусе, можно записать вот так:

image005-1

image006-1

Именно во столько раз должно упасть в данном случае количество покупателей относительно удешевления стоимости производства, чтобы бизнесмен действительно оказался бы наказанным. В нашем примере стоимость упала в два раза, количество покупателей, соответственно, должно упасть минимум в три.

image007-1

В целом же зависимость для наглядности можно отобразить на графике.

Закрашенная область показывает, где бизнесмен будет в плюсе. Именно здесь ему выгодно оставаться.

И именно здесь он останется. Ведь у покупателей нет с собой переносной лаборатории, и они вряд ли способны запомнить всех производителей всех товаров. А у бизнесмена кроме качества продукта есть ещё реклама, красивая упаковка, мило улыбающиеся продавцы. Это всё останется в себестоимости — сэкономят только на содержимом. Ну, чтобы было не прямо совсем очевидно, а просто дешевле.

Покупают же, в конце концов, прессованную лактозу с сахаром под видом гомеопатических лекарств за дикие деньги — и это купят. Ну не все, однако даже если половина отпадёт, то при уменьшении в два раза себестоимости это всё равно очень выгодно.

Более того, оно выгоднее даже, чем быть честным производителем. Если построить графики прибылей для обоих бизнесменов — мошенника и честного, то вот как их прибыли будут зависеть от того, во сколько раз уменьшилось количество покупателей у первого.

image008-1

До тех пор, пока у жулика всё ещё покупает больше половины его прежних покупателей, ему не просто выгоднее, чем раньше, ему выгоднее даже, чем второму бизнесмену — честному. Но что удивительно, второму это тоже выгодно! Да-да, второму бизнесмену выгодно, если первый мошенничает, но при этом не снижает цену.

Стоит ли говорить, что наиболее выгодная стратегия для обоих — мошенничать, удешевляя производство, но не снижать при этом цену. Не факт, что они этому последуют — могут и начать конкурировать — но выгодность мошенничества очевидна: если успешно компенсировать падение качества продукта падением его себестоимости и рекламными фокусами, то ты будешь в плюсе. И тебе будет выгодно пропагандировать «наказание рублём».

В плюсе будут и твои конкуренты, поэтому и им тоже будет выгодно пропагандировать то же самое. А при случае и самим тоже мошенничать.

Для мошенников выгоднее «наказания рублём» разве что «наказание ничем». Когда мы слышим пиар подобного рода, верить в него стоит не больше, чем уверениям Братца Кролика, что «только бы Братец Лис не бросал его в терновый куст», — с поправкой на то, что Братец Лис и Братец Кролик тут, как бы это сказать, немного поменяны местами.

Собственно, такая резкая настроенность против наказаний со стороны государства имеет место быть именно потому, что при правильно выбранных масштабах они для мошенников гораздо страшнее. Государству не надо ждать, пока количество покупателей продукции мошенников упадёт настолько, что дальше удешевлять колбасу при помощи туалетной бумаги и лекарства при помощи исключения из них медицинских ингредиентов станет невыгодно.

Не надо затаив дыхание внимать тезисам жуликов: принудительное закрытие компаний и реальные тюремные сроки — вот что решает проблему.

Категории: Блоги, Теория
Теги: ,