Кровавые мифы периода распада


Кровавые мифы периода распада

Горбачев как всегда ни чего не знает

События 13 января 1991 года в Вильнюсе, один из ключевых моментов в гибели Советского Союза. По воздействию на общественное мнение они стоят почти на уровне августовского ГКЧП, хотя репетиции, не столь удачные для антисоветской пропаганды, начаты были немного раньше — в Сумгаите, Тбилиси, Баку. Но именно столкновение литовских националистов с советскими военнослужащими стало мощнейшим средством психологической и информационной войны в ловких руках рвущейся к власти буржуазии.

Официальная цифра погибших, что с литовской, что с российской стороны названа и зафиксирована — пятнадцать человек, из них четырнадцать граждан Литовской ССР и пятнадцатый — Виктор Шацких, лейтенант группы «Альфа».
Вокруг гибели Виктора Викторовича Шацких создан один из самых мерзких мифов.

Во-первых утверждается, что погиб он при штурме телевышки.
Во-вторых — что пуля в спину лейтенанту выпущена своими.
В-третьих — что он единственная жертва со стороны, противостоявшей литовским националистам.
Все это замечательно укладывается в версию «безоружного народа противостоявшего вооруженным оккупантам».

Попробуем разобраться.

Первое —

В соответствии с разработанным оперативным штабом КГБ Литвы и Прибалтийского военного округа МО СССР планом, была поставлена задача… по деблокированию ряда объектов… Объектами были определены следующие государственные учреждения:
Объект №1 – комитет по телевидению и радиовещанию (ул. Конарске, 49.)
Объект №2- телевизионная приемопередающая вышка (ул. Судервес, 10).
Объект №3 – радиопередающий центр (ул. Менулио).
Силы и средства были распределены следующим образом.
Объект №1 – 25 сотрудников группы “А” (старший – начальник 3 –го отделения подполковник Чудеснов Е. Н.), 128 человек из ВДВ МО СССР, 8 БМД, 3 танка, 1 БТР связи, 3 автомашины “Урал” и 30 человек из ОМОНа МВД Литвы на 2 БТРах.
Объект № 2 – 29 сотрудников группы “А” (старший – зам. начальника группы “А” подполковник Головатов М. В.), 127 человек из ВДВ МО СССР, 16 БМД, 4 танка, 1 БТР связи, 3 автомашины “Урал”.
Объект №3 – 12 сотрудников группы “А” (старший – помощник начальника отдела майор Гречишников А. И.), 30 человек из ВДВ МО СССР на 3 автомашинах “Урал”
[1]

Тут необходимо уточнить — Объект №1 «комитет по телевидению и радиовещанию» это группа зданий, причем входы в него разные. Почему это важно чуть ниже.
Лейтенант Виктор Шацких входил в группу подполковника Е.Н.Чудеснова, целью которой был объект №1, а не телевышка, объект №2, как утверждается официальной пропагандой и Википедией.
При этом важно, что Виктор был замыкающим в группе штурмовавшей здание Радио на улице Конарске.

Второе —

Разведчик лейтенант Шатских В. В., выполняя задание, совместно со всеми проник в здание телецентра, и лишь достигнув второго этажа, обратился к подполковнику Чудеснову Е. Н. с жалобой на боль в спине. После осмотра оказалось, что он ранен. Сотрудниками капитаном Ивлечевым С. Н. и лейтенантом Зайцевым И. В. ему была оказана первая медицинская помощь. Лейтенант Шатских В. В. имел пулевое ранение из автомата “АКМ-74” калибра 5,45- мм в спину. Пуля, пробив бронежилет, нанесла ему смертельное ранение. Из-за сложившейся критической обстановки на объекте оказать квалифицированную медицинскую помощь и эвакуировать в лечебное учреждение не представилось возможным. Лишь спустя 35- 40 минут на машине скорой помощи он был доставлен в старую больницу “Красного Креста”, где в 3 часа 13.01. 91 лейтенант Шатских В. В. скончался (в больницу его сопровождал капитан Рассолов С. А.) [1]

А вот показания свидетелей в суде над Валерием Ивановым-Виленским

Кинскис В.Ю., литовец, привезён из Купишкес, рабочий, 34 года.
«Вместе с другими жителями из Купишкес приехали в Вильнюс охранять объекты от возможных захватчиков…Стоял на крыльце здания Радио. Напротив нас проход баррикадировали пассажирские автобусы. Приехали военные, сцепившись руками, мы их не пропускали. Тогда солдаты начали бросать взрывпакеты… Над нашей головой посыпалась штукатурка здания. Тогда я, как и все, присел и в этой позе был некоторое время…»

Тауткуте Б.-Э.Й., литовка, режиссер редакции «Панорама» КРТВ, 52 года.
Какое-то время мы ещё имели возможность видеть, как солдаты ворвались внутрь и идут на первом этаже  здания. Там стояла камера. Потом, кто-то из солдат камеру повернул в сторону. Тогда мы вышли в коридор. В какой-то момент я посмотрела на часы, было 2 часа 15 минут.
Когда мы спускались вниз, на первый этаж, в фойе я увидела лежащего солдата. До этого, когда мы были ещё на верху, внизу послышался взрыв и стрельба. Затем слышала, как по рации вызывают Скорую медицинскую помощь.
Лежащий солдат был светловолосый, на нём не было оружия, не было на нём и шлема. Видела, что в области груди одежда солдата была запачкана кровью. Когда мы остановились около этого солдата, другие кричали, что они ни в кого из наших не стреляли, а наши люди застрелили их солдата».

Смоленене В.В., литовка, главный редактор КРТВ.
«Мой рабочий кабинет находится на седьмом этаже Административно-редакционного корпуса КРТВ. Всё произошло очень быстро. Вместе с режиссёром Петраускасом Р. вышла в коридор и закрыла кабинет. Когда мы сошли на шестой этаж, увидела двух пробегающих десантников. Они остановились и спросили – откуда мы. Узнав, кто мы такие сказали идти вниз, где увидела ещё одного, стоящего десантника. На четвёртом этаже нас и других работников КРТВ поставили к стене. В это время началась стрельба, как я поняла, что-то происходило на втором этаже. Там слышались звуки бьющегося стекла, что-то ломали. Словом, был большой шум. После этого нам велели идти вниз. Спускаясь вниз, увидела лежащего на полу десантника».

Шуйкайте В.В., служащая КРТВ.
«Спустившись в коридор первого этажа, я увидела лежащего на полу десантника. Он был светловолосый, голубые глаза, очень бледен. Оружия, шлема, бронежилета у него не видела. Могу сказать, что он был высокого роста, продолговатое лицо. Он лежал на спине. Видела, что этот десантник был ещё живой. Он как-то хотел вдохнуть воздух. И видно было, что он не может вздохнуть. Рядом сидел десантник и рукой трепал ему лицо, видимо, стараясь привести  его в чувства. Этот десантник по-русски спрашивал: «Виктор, что с тобой?». Куртка на лежащем десантнике была расстегнута. Под  курткой виднелась тельняшка. Кровь я не заметила».[2]

И показания проливающие свет на подоплеку событий —

Вайчюнас Р.Р., врач Вильнюсской больницы «Красный крест», 33 года.
В ночь на 13 января 1991 года я был в приёмной клиники. Работал, принимая раненых. Больше было привезённых от Телебашни – в основном осколочные раны от стёкол. Были с ожогами. Была Лорета Асанавичюте. Раненые были. Среди гражданских лиц, принесли солдата. Он был мёртв. Это был труп Шацких. Могу сказать, что привезённый труп десантника снимали видеокамерой. Точное время, когда он был привезён в клинику, кажется, было 2 часа 32 минуты ночи, или — 2 часа 42 минуты. Снимал кто-то из самоуправления, других присутствующих при этом, я не знал. Труп десантника привезла машина Скорой медицинской помощи Вильнюсской городской станции скорой медицинской помощи. Там по этому поводу должны быть данные. Труп несли на носилках гражданские лица, а сопровождал военный. Я установил, что лежащий на носилках мёртв. Сначала подумал, что он ранен в голову, поскольку голова была забинтована, Сняв бинт, я увидел, что никаких ран нет. После этого под рубашкой увидел бинт. Бинт на спине был в крови. Сняв бинт, увидел на спине рану. Сопровождающему я сказал: «Готов!». Наши женщины начали кричать, что они сами убили его…
Труп Шацких был тайно вывезен в клинику «Сантаришкес» и там вскрыт и спрятан. Этот вывоз организовал главный врач нашей больницы. Труп в Республиканскую клинику «Сантаришкес» был вывезен машиной Неотложной медицинской помощи нашей больницы «Красны крест». Фамилию водителя, который вёз — я не знаю. Знаю только по внешнему виду. Как мне известно, труп Шацких, с водителем везли два студента. Из какого учебного заведения эти студенты, я точно не знаю. Когда точно был вывезен труп из «Красного креста» — сказать не могу».
На мой вопрос: «Можно ли понимать Ваше поведение с телом убитого лейтенанта Шацких В., как использование трупов для не медицинских, а кики-то других, например, политических целей? – свидетель Вайчюнас Р.Р. ответил: «Да, именно так. Труп Шацких спрятали по политическим соображениям, и трупы использовали в политических целях».
[2]

Из описанного следует — Виктор Шацких был смертельно ранен в тот момент, когда он замыкающим поднялся на ступени здания «Радио», это как раз объясняет почему пуля прошла ссади снизу, с близкого расстояния. И никого из своих со стороны спины у него не было, только «безоружные защитники».
Смертельно раненого лейтенанта уложили в фойе здания, оттуда же его передали бригаде «Скорой помощи», скончался Виктор при транспортировке.

Третье —

Лукшите А.Й. «На картинке с телекамеры, которая была расположена в коридоре, мы увидели, как приходят военные. Мы бросились выключать аппаратуру… Военные отвернули телекамеру в сторону окна и ушли вниз, в студию, где была диктор Бучелите… Из центральной аппаратной нас по одному вывели к коридор. Привели к помещению столовой. Сказали – «посмотрите, что ваши сделали». Увидела. Что на столе лежит военный десантник, в полосатой майке и ботинках, в брюках. Никаких ран не видела, только около дверей столовой, в пяти метрах от них, видела немного крови. Потом нас вывели на улицу…

Бражене С.Й., литовка, буфетчица столовой КРТВ, 44 года.
«В ночь на 13 января работала в буфете. Услышала, что приехали танки, вылезла в окно, но было холодно, и возвратилась через дверь в здание телевидения. Возвращаясь коридором, увидела, что из коридора в столовую, со стороны лифта, четыре солдата принесли мёртвого десантника. Его положили на стол в столовой. Один солдат, вооружённый автоматом, остался охранят тело десантника. Нас выдворили из здания… ».[2]

Из показаний литовских свидетелей литовскому же суду вырисовывается такая картина — у здания КРТВ погиб как минимум еще один служащий советских вооруженных сил. Но ни прокуратура Литвы, с ее 650 томами уголовного дела, ни прокуратура СССР, ни Российской Федерации этим фактом не заинтересовались, не говоря уже о расследовании.

Впрочем понятно — если уж лейтенанта КГБ пытались не признать, то если речь идет о простом (предположительно) парне десантнике, то оно им и даром не надо.

И тут стоит задуматься почему так. Ответ напрашивается только один — гибель одного Виктора Шацких еще можно объяснить случайным выстрелом своих, но вот когда уже двое, а злые языки утверждали, что среди военнослужащими еще и раненных хватало, уже не спишешь на «дружественный огонь» и придется разбираться с тем, кто же стрелял в советских солдат. Придется разбираться почему из четырнадцати погибших время, место и причина смерти установлена только у одной Лореты Асанавичюте, придется разбираться за какие заслуги награжден Андрюс Эйве, задумываться над оговорками Буткявичюса — «но мои люди стрелять не могли. У них был приказ ни в коем случае этого не делать», или европарламентария Ландсбергиса — «Мы дожили до того, что ни во что ставят жертву наших братьев и сестер, публично говорят, что в них стреляли свои — литовские пограничники с телебашни».

Проще все запретить законодательно и судить за малейшую оговорку, как это сделано в Литве с Альгирдасом Палецкисом и свидетелями стрельбы с крыш.
Проще перевернуть страницу и забыть, как это сделано в Российской Федерации, ведь не дай бог выяснится, что поддержка литовских националистов, поспешно высказанная Борисом Николаевичем со товарищи, была не спроста — одно дело делали ребята, один бизнес.

  1. Откровение «Альфы»
  2. Иванов-Виленский Трилогия Гекатомба. Книга первая Капище
Категории: Блоги, История
Теги: , , , , ,