Павел Кухмиров: Военный переворот в России. Фантазия становится реальностью.


Павел Кухмиров: Военный переворот в России. Фантазия становится реальностью.

«Война — дело молодых.
Лекарство против морщин» (с).

 

Доброго времени суток, коллеги.

Есть такие вещи, которые уже давно превратились в сказку. По причине их явной неосуществимости в сложившейся обстановке. И на этих вещах уже давно повешена большая и тяжёлая табличка: «not possible». И все к этой табличке привыкли. И все её уже воспринимают так, как будто она была здесь всегда и всегда же здесь будет… Вот только время не стоит на месте и ситуация может измениться. Потому, что мир меняется. Порой даже очень сильно.

x96

Многие из нас рассматривают и обдумывают большое количество сценариев, по которым может начаться Русская Революция. Но подавляющее большинство таких людей (включая и меня тоже) напрочь исключали один из самых ходовых в мировой истории классических вариантов: военный переворот. Почему? А по целому ряду причин. Обдумав их, я пришёл к тому, что в основе всех контрдоводов лежит одно: память о том, что было в девяностые и нулевые. По сути мы судим об обстановке в нашей армии, исходя их вводных, которым уже по десять, а то и двадцать лет. Справедливости ради скажу, что целиком и полностью вариант переворота не отвергается, но понимается при этом, скорее, «элитный» переворот: что-то вроде силовой замены правящей группировкой Путина на Шойгу или наподобие тихого свержения Ельцина в 1999 году. Но настоящий военный переворот, предполагающий свержение правящей элиты и замену её на военную хунту, в рассчёт не берётся вообще.

А зря.

На днях прочитал я одну короткую статью, заставившую лично меня серьёзно задуматься. Нет, я не собираюсь сейчас говорить о том, что сценарий военного переворота у нас в стране ожидаем и, тем более, в ближайшее время. Однако, с моей точки зрения, не особо заметно для окружающих произошло другое: из разряда фантазий он перешёл в разряд вероятностей. А это уже само по себе очень симптоматично.

Впрочем, давайте, для начала, прочтём статью.

В России начинают складываться предпосылки для военного переворота. Учитывая правый характер режима и социальное положение военнослужащих, он может носить только демократический характер. К такому выводу пришли в Институте глобализации и социальных движений (ИГСО), оценив влияние социально-политического кризиса в стране на армию. Движение офицеров, скорее всего, будет носить низовой характер, не затрагивая генералитет, но включая отставных военных. Для выступления может оказаться достаточно одного или нескольких серьёзных поводов, таких как применение армии для подавления массовых волнений. Влияние способно оказать и дальнейшие сокращения в армии.

Страх перед возможным военным переворотом не оставляет российские власти. «Во многом именно недоверием к армии объясняются кадровые перестановки и сокращения. С начала мирового кризиса руководство страны попыталось реорганизовать силовые ведомства, включая вооруженные силы, но не достигло цели», — полагает Директор ИГСО Борис Кагарлицкий. Офицерский корпус ненадежен и вопреки отчуждению между ним и солдатской массой, он способен повести её за собой в решительный момент.

«Несмотря на националистический окрас взглядов военных, они недовольны, прежде всего, правым социально-экономическим курсом правительства. В условиях усиления общественного неприятия неолиберальной политики государства, возможно именно демократическое выступление армии», — считает руководитель Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов.Экономическая ситуация нестабильна, а отказ правительства от робкого кейнсианства первой половины 2012 года усиливает ропот как в обществе, так и среди военнослужащих.

Власти напрасно опасаются высшего и старшего командного звена. Угроза исходит от младшего офицерского состава. «Солдаты срочной службы и контрактники, вопреки репутации наемников, не являются опорой режима. При наличии серьезного заговора среди военных, на захват власти в России может уйти 2-4 часа. Система управления страной слишком централизована, хрупка и полна противоречий», — отмечает военный эксперт ИГСО Иван Щёголев. По его словам, военные ощущают, что армия является чужеродным элементом государственной машины. Несмотря на повышение зарплаты в ней продолжается пролетаризация офицерского корпуса, а рост тоски по величию страны лишь прикрывает недовольство реставрацией капитализма. Характерно, что правительство не сумело обновить командный состав за счёт выходцев из правящего класса, создав им комфортные условия службы. И если будет предпринята попытка использовать военных для подавления вызревающих массовых выступлений, то это может привести к пробуждению сознания военных.

Серьезные опасения по поводу лояльности армии стали одной из причин, побудивших Владимира Путина сменить министра обороны с Анатолия Сердюкова на Сергея Шойгу, имеющего положительную репутацию в обществе. Президент точно уловил нарастающую угрозу и среагировал на неё. Финансовые хищения при Сердюкове являлись обычным делом и не могли стать причиной его смещения. Однако авторитарный метод руководства Сердюкова привёл к снижению уровня правительственного контроля над военными, а также к изоляции непопулярного главы ведомства от армейских кадров. Военная реформа в России обернулась коммерциализацией многих служб вооружённых сил по неолиберальным стандартам превращения государственной армии в оболочку для работы коммерческих структур. Всё это привело к росту раздражения в офицерском корпусе, потерявшем надежду на улучшения в вооружённых силах и обществе. Не лучше обстоит дело и во Внутренних войсках, подчинённых Министерству внутренних дел. В результате возможное применение сил армейского типа против массовых выступлений становится для властей всё более рискованным.

ИсточникИА Rex

Несколько неожиданно, не правда ли? Ну, так давайте рассмотрим и проанализируем этот текст поподробней, а так же ознакомимся с мнением других экспертов, уже высказавшихся по данному вопросу.

Прежде всего хочу сразу заострить внимание на моменте, лично у меня вызвавшем улыбку. Это утверждение автора, что раз у нас режим «правый», то и переворот будет «демократическим». Что ж, это действительно феерично. Но надо понимать, кто именно это пишет. Борис Кагарлицкий — ярко выраженный левый либерал болотного типа. Достаточно сказать, что он является одним из сподвижников Удальцова. Отсюда, в принципе, и его высказывание, что правящий режим «правый», без уточнения, что он на самом деле не правый, а право-либеральный. Впрочем, это детали. Гораздо интереснее его утверждение о том, что переворот может быть «демократическим». Вообще-то вся история подобных мероприятий, да и характер самой армии тоже. свидетельствуют, мягко говоря, об обратном.

 

x97

 

Кроме того, ситуация, при которой армия (являющаяся, вообще-то, самым консервативным институтом из всех в любом обществе) бывает вынуждена брать власть в свои руки, уже сама по себе исключает всякую демократию. Армия приходит тогда, когда демократия себя исчерпывает. И она приходит не для того, чтобы вернуть этот обанкротившийся строй. Она приходит совсем для другого. Так что данное высказывание г-на Кагарлицкого можно смело считать чушью.

Однако больше чуши в его тексте нет. Всё остальное, как минимум, заставляет задуматься. Давайте сами себе ответим на ряд вопросов, поднятых в обсуждаемом тексте. Во-первых, способен ли офицерский корпус повести за собой солдат в решающий момент? Да, способен. Как минимум потому, что солдаты приходят из гражданской жизни,. где авторитет режима падает неуклонно и довольно стремительно. Так что желающих отдавать жизнь за Путина среди солдат вряд ли найдётся достаточное количество. А вот желающих оторвать ему голову найдётся значительно больше. И если от офицеров поступит такой приказ, солдаты его, скорее всего, выполнят. И, скорее всего, не без удовольствия. Во-вторых, поддерживает ли офицерский корпус действующую власть? Нет, не поддерживает. И сердюковские подачки здесь роли не сыграли. Слов нет, армия продолжает разлагаться и профессионализм самих офицеров продолжает падать. Но их озлобление на власть, при этом, продолжает расти, и сие — неоспоримый факт. В-третьих, является ли офицерский корпус опорой правящего класса? Нет, не является. И Кагарлицкий совершенно точно подметил вовсю идущий процесс его пролетаризации. Не смотря на утверждения о том, что армия за чуть повышенное жалование будет готова стрелять в народ, можно смело говорить о том, что утверждения эти — чушь. Сейчас стрелять в народ не готова даже полиция. Что уж говорить об армии? Между армией и правящим режимом пропасть. Которая продолжает расширяться.

Но, что самое интересное из подмеченного автором, так это акцент именно на младшие офицерские чины. И здесь, уже от себя, я замечу, что пропасть, о которой я говорил чуть выше, растёт не только между армией и режимом, но и внутри самой армии: это пропасть между младшими и высшими офицерами. Если высшие офицерские чины вполне удачно интегрированы в ткань режима, то младшие нет. Для них это даже не предвидится. И здесь стоит разобраться в их социальном составе. Действительно, армейская служба нынче не престижна. За минувшие 25 лет для этого было сделано всё возможное и невозможное. Так кто же сейчас идёт в офицеры? Что это за люди такие. Безусловно, среди них есть прослойка карьеристов и «генеральских сынков», но она, в принципе, не так велика. Зато все остальные: это люди с тем, что я бы назвал «нематериальной мотивацией». Иными словами, основная часть младших офицеров сейчас — это люди, мотивированные идейно и либо решившие служить в армии по причинам своих убеждений, либо для того, чтобы вырваться из социального гетто. То есть армия мало того, что медленно пролетаризуется, так она ещё и идеологизируется, к тому же. Причём, снизу. Естественным путём. А вот это уже серьёзно. Такое в истории человечества уже происходило. И приводило всегда примерно к одному и тому же: сценарию прихода к власти Каддафи. Там ведь тоже были младшие офицерские чины.

Да и пример Хуана Перона говорит приблизительно о том же:

Кроме того, молодые офицеры — это уже не «советские люди», изъеденные инфантилизацией и «духlessом«. Это уже совсем новая генерация русских людей, активно ищущая себе моральную опору и вполне способная позволить себе то, что их предшественники не позволили себе в 90-е.

Но давайте послушаем аргументы против. Для полноты картины. И аргументы эти весьма и весьма доставляют.

Самое интересное, что половина критиковавших гипотезу экспертов либо из Израиля, либо с Брайтон-Бич. Вот что, к примеру, говорит некий Михаэль Дорф (Нью-Йорк). Сперва он приводит примеры из истории, по которым переворот в нынешней ситуации вполне возможен, говорит о том, что только армия при определённых обстоятельствах, сможет заполнить вакуум власти, но как доходит до дела, то он начинает мямлить нечто невразумительное про некий «средний класс» (страховку от любых революций и переворотов), который может быть возникнет, а может быть и нет, если путинский режим продержится ещё хотя бы лет 20. Что само по себе уже смешно.

Следующий эксперт, некто Юрий Юрьев, отрекомендовал себя, как «политконструктор». Почему-то это ремесло навело меня на ассоциации с такими словами, как «экстрасенс», «народный целитель» и «психотэрапэут». Сразу потянуло от него неким шарлатанством, в общем. И не напрасно. Этот мыслитель выдал целый ряд причин, по которым переворот невозможен:

«— в СССР был военный переворот большевиков, в итоге СССР вместо еды и жилищ создал избыток танков;
— армия предпочитает сытость и обученность постоянной «битве за урожай», к которой приводил социализм;
— армии не нужно поглощать службой всех членов общества, порой выгодно не отвлекать изобретательных;
— граждане нужны армии в качестве добровольцев, а народовластие нужно для наиболее массовых армий;
— ныне 10-летний ребёнок может управлять БПЛА не хуже взрослых, и этот мобрезерв армии нужно ценить;
— власть военных хороша, когда растёт рождаемость, в ином случае военные могут быть обузой при мире;
— если растут потери или падает рождаемость — военных некому кормить в старости и войны были ошибкой»
(с).

Я так и не понял, причём тут социализм и большевики. Но это, вероятно, обязательное заклинание, что-то типа: «о первых строках своего письма» (тм). Дальше г-н «политконструктор» демонстрирует настоящее пиршество интеллекта, предлагая армии рассматривать десятилетних игроков в компьютерные игры, как ценный мобрезерв. Плакать тут или смеяться — даже не знаю. Ну, а далее уровень маразма в его доводах превышает возможности моего мозга. Человек явно «заполитконструировался» до ручки. С такими мощными аргументами против переворот режиму явно не грозит. Н-да…

Ну, и некий израильский политолог Даниэль Штайсслингер поражает свежестью суждений:

«Маловероятно. Сердюков существенно улучшил материальное обеспечение кадровых военнослужащих, и едва ли Шойгу станет его ухудшать. Если военные не взбунтовались при Ельцине, когда перебивались с хлеба на квас, то сейчас — тем более» (с).

Незамутнённость ума «эксперта», рассуждающего на уровне кухни в одесской коммуналке, действительно подкупает. И так же потрясает его всесторонняя образованность. Вероятно, социальную теорию Кондратьева «эксперт» как-то пропустил мимо своего экспертного кругозора. А ведь принцип «волны Кондратьева» как раз и говорит о том, что социальные взрывы происходят не на дне пропасти, где люди думают только о том, что им поесть, а в моменты некоего улучшения, когда люди делают чуть более глубокий вздох и у них появляется время задаться сакраментальным вопросом: «А какого, собственно, хрена всё это?». Так что «железный» израильский контраргумент разбивается в щепки в мгновение ока.

И только одни из трёх экспертов (Кирилл Мямлин) высказался взвешенно и вдумчиво:

Во многом согласен, но всё же смена Сердюкова на Шойгу произошла слишком поздно. Хотя последний и более действенный, но с 90-х годов являлся оплотом пролиберального режима. При этом общее понимание того, что национальные богатства России попали и закрепились в руках кучки «избранных», а всё население страны осталось ни с чем, уже не исправить пиар-ходами, которые проходили в начале 2000-х. И как раз вот это, плюс нюансы последнего коррупционного скандала в Минобороне, привело к росту раздражения в офицерском корпусе, потерявшем надежду на улучшения в ВС и обществе. При этом Институт Высокого Коммунитаризма (ИВК), предполагает, что при дальнейшем обострении ситуации существующая правящая компардорская олигархическо-чиновничья верхушка России симбиоза либералов и силовиков рассматривает Шойгу как сменщика Путина, готового к установлению диктатуры «пиночетовского образца» — в евразийском варианте «срединного государства барона Унгерна»» (с)

То есть вероятности переворота он совсем не исключает, в сего лишь говорит, что более вероятным ему всё же кажется переворот «элитный».

В целом же все эксперты, на наш взгляд, ухитрились не заметить основную мысль об акценте на молодых офицеров. Все их размышления как раз об офицерах высших. Которые интегрированы в режим и у которых нет поддержки внутри самой армии (за редким исключением таких людей, как генерал Шаманов). Соответственно, цена их оценкам довольно низка.

Но и это не всё. Никто из них не задался простым вопросом: а как прореагирует армия (да и полиция тоже), когда в стране действительно начнётся социальный взрыв? Не «болотный», а настоящий. Что тогда? Некоторые говорят, что за увеличенную зарплату наши люди в погонах расстреляют кого угодно. А говорю: это чушь! Уясните: за деньги никто никогда никого не защищает. За деньги никто никому не СЛУЖИТ. За деньги только «работают». И спору нет, многие готовы за них убить. Но никто не готов за них умереть. И насмерть за этот режим против собственного народа стоять никто не будет: ни армия, ни полиция. По сути они уже сейчас задают себе такие вопросы.

x98

Повторюсь ещё раз: я не утверждаю, что военный переворот станет реальностью уже завтра. И тем более не говорю, что он абсолютно неизбежен. Я всего лишь хочу сказать вам, друзья, что этот сценарий снова в обойме возможностей. И рассматривать его необходимо соответственно.

Он больше не фантазия. Он — вероятность.

А это уже само по себе говорит о многом.

Категории: Официально, Экспертное мнение
Теги: