Только мы и наши подставные

Только мы и наши подставные

Юрий Болдырев о сути и смысле предстоящего москвичам выбора.

Boldirev

Читаю прессу, смотрю ТВ, слушаю радио – жизнь идет, какие-то события происходят, развиваются. Чего не хватает? Объявленных предстоящих выборов и, казалось бы, во всю идущей избирательной кампании как будто нет.
Да, предстоящие через полтора месяца выборы считаются лишь региональными и местными, но 8 сентября будут избираться, кроме прочего, главы Москвы и Московской области. Какой части населения страны это касается напрямую? Не менее 15 процентов. А ведь результаты этих выборов затронут не только непосредственно проживающих в расширенном столичном регионе. Тем не менее, по большому счету, – тишина.
Хотя бывают исключения.

Лозунг власти

Исключение первое. Ныне действующий руководитель Москвы, ранее спущенный жителям Москвы сверху, оказался такой справедливый и столь заинтересованный в равных конкурентных и честных выборах, что решительно выдвинул революционные инициативы: от массовых открепительных талонов отказаться и даже автобусами избирателей (якобы с производств непрерывного цикла) больше на участки не свозить. Правда, не сейчас, не в эти выборы, но хотя бы в каком-то отдаленном будущем. Дальше – больше. Благородству начальства нет предела: если кому из конкурентов не хватило голосов муниципальных депутатов (это безотказно сработал недавно введенный этим же начальством для «помощи» избирателям «муниципальный фильтр»), нет проблем – градоначальник лично попросил депутатов своей правящей партии и разнообразных сателлитов оказать коллегам-конкурентам помощь: поставить за них свои подписи. Согласитесь, что еще нужно? Тем более и против засилья мигрантов как будто выступает. Ну как за такого благородного и заботливого не проголосовать?

Исключение второе. Некий олигарх, получивший сверхсостояние в результате преступных «кредитно-залоговых аукционов» середины 90-х, оказывается, «не успевает избавиться от зарубежной недвижимости» – эк его перехитрили, а ведь он, мол, был основным и даже единственным потенциальным кандидатом в мэры Москвы, альтернативным нынешнему. В чем, собственно, его «альтернативность»? Об этом как-то умалчивается. Но зато сколько рассуждений о том, что именно вокруг него мог бы почему-то вдруг сплотиться «протестный» электорат, причем не какой-то «маргинальный», уличный, а самый «ценный» – так называемые «недовольные горожане», «креативный класс» и т.п., заинтересованные в «инновациях» и современных рабочих местах. Откуда при этом кандидате, окажись он при власти, всё это взялось бы, и чем этот кандидат, с учетом его известной предыстории, стал бы так уж отличаться от нынешнего начальства – об этом практически ни слова.

Исключение третье. Известный блогер, на протяжении последних нескольких лет раскручиваемый привластными же СМИ (той их частью, что в своей риторике занимает более либеральные позиции, нежели риторика нынешней власти), как совершенно неутомимый борец с коррупцией и одновременно осужденный ныне за какие-то операции с кировским лесом (в детали операций и обоснованность приговора сейчас не вдаемся), – это, наверное, последнее исключение из общего правила умолчания об идущей избирательной кампании. Это, пожалуй, самое громкое исключение. Чрезвычайно громкое. В результате подозреваю, что многие граждане, если и узнают о предстоящих выборах (в данном случае – конкретно московских), то исключительно в силу того, что этого, еще одного «единственного реального альтернативного», кандидата «пытаются категорически не допустить до выборов», ради чего, собственно, и сажают в тюрьму.

Вопрос о том, в чем, собственно, альтернативность, в этом случае не возникает. Вроде как этот кандидат не от нынешней системы власти, что с точки зрения самого принципа альтернативности выборов действительно хорошо. При этом факт «благородной» готовности абсолютно системного нынешнего главного московского начальника поделиться практически принадлежащими ему (его партии) подписями муниципальных депутатов со своим (и его партии, и даже его непосредственных начальников, ранее назначивших его на пост) столь непримиримым противником, а также принятие «антисистемным» кандидатом этих подписей, фактически подаренных ему с барского плеча, находит какое-то, с моей точки зрения, уж чересчур сложное объяснение. А именно: нынешний градоначальник, мол, заинтересован в «легитимизации» выборов (а «грязную работу» за него сделают другие – Следственный комитет и Суд), а сам «альтернативный» кандидат просто трезво понимает, что политика – «искусство возможного», и потому принимает подписи муниципальных депутатов, откликнувшихся на призыв действующего и.о. мэра, но только если они не прямо из правящей партии… Согласитесь, интрига закручена и раскручена в СМИ так, что если этого «альтернативного» кандидата окончательно все же не посадят, то голосовать противникам нынешней власти можно и нужно исключительно за него; если же посадят, то выборы вроде как вообще теряют смысл и приходить сторонникам альтернативы нынешней власти на них вообще не стоит…

«Хозяйственники» или политики?

Имея возможность выступать лишь в сетевых СМИ весьма ограниченного распространения, никоим образом не тешу себя иллюзией, что могу чем-то перебить эту целенаправленно выстроенную перед избирателем картину мира. Но тем не менее считаю нужным высказать свое мнение.

Прежде всего элементарный вопрос: а что такое выборы мэра Москвы, это дело узко московское или же федерального значения?

Проблема в том, что читатели сетевых изданий, подобных «Свободной прессе», скорее всего, и без меня понимают, что эти выборы не узко московское дело, а укрепление или же, напротив, ослабление всей нынешней системы власти. То есть тех политических сил, которые уже почти четверть века у нас при власти – практически бессменно. И которые целенаправленно разрушили промышленность страны, а теперь еще и добивают науку (в частности, ликвидируют РАН), в конечном счете – уничтожают страну в целом. Но избиратели – люди разные, и донести до зрителей основных телеканалов, что выбираем не очередного «хозяйственника», а делаем политический выбор, будет очень непросто. Даже притом что сейчас, в условиях столь мощной и молниеносной, буквально кавалерийской атаки на РАН, применительно к Москве, как исторически и потенциально важнейшему научному и образовательному центру страны, это, казалось бы, особенно очевидно.

Тем не менее вновь и вновь стоит подчеркнуть: на этих выборах соревнуются не «хозяйственники», а разные политические силы со своим видением будущего: как столицы – Москвы, так и, еще важнее, всей страны в целом.

Столица страну в тупик завела – столице же всю страну и выводить

А как же тогда, собственно, проблемы города?
А город в тупике. Так же, кстати, как и еще несколько наших крупнейших мегаполисов. Конечно, разумный и ответственный руководитель многое может. Но в целом выхода из этого тупика только лишь на путях разумного управления отдельным (даже и столичным) городом не предвидится.

Аналогия не абсолютна, но тем не менее приведу ее. Представьте себе всеобщие выборы мэра, например Лондона, где-нибудь в начале-середине XIX века (если бы таковые тогда были). Как кандидат в мэры должен был обещать решить проблему навоза на улицах, невыносимого запаха и бесконечных мух? Можно представить, что (на современный лад) писали бы тогда в своих премудрых программах кандидаты. Но истинное-то решение оказалось в другом – в переходе на иной, не гужевой транспорт. То есть в научно-техническом прогрессе.

Значит, можно ничего не делать и ждать прогресса? Вовсе нет. И я привел этот пример с совсем другим умыслом: нужно не ждать прогресса, способного решить наши проблемы, но работать на него. Причем не на прогресс вообще где-нибудь, но конкретно в своей стране. В Лондоне спустя некоторое время ведь появились и трамваи, и метро, и позднее автобусы, а вот, например, в Дели или Калькутте еще долгое время основным оставался гужевой транспорт. В этом смысле для Лондона и решения его тогдашних проблем возможности всей страны как мирового центра научно-технического развития оказались несопоставимо важнее, чем реализация любых самых прекрасных сугубо местно ориентированных программ кандидатов.

Соответственно и мы должны осознать свое истинное положение. Либо мы на каждом этапе каких-либо «второстепенных» (местных и региональных) выборов будем «прагматично» решать лишь «местные» проблемы, послушно соглашаясь на сохранение общего полуколониального статуса и усугубляющейся отсталости страны. Либо осознаем, что, поддаваясь на удочку искусной локализации политического процесса, упускаем из виду главное – то, что только и способно вывести нас из тупика.

Сплошной ребрендинг как метод заметания следов

Симптоматично, что дискредитировавшие себя властные силы – партия власти «Единая Россия» – мимикрируют. Они действуют по двум направлениям. В целом перелицовываются – формируют очередной «народный фронт». В частности же – изображают, что это не они пытаются сохранить и закрепить власть, а некие отдельные от них «хорошие хозяйственники». Ради этого и лицемерная игра и.о. мэра в «самовыдвижение» от граждан. Но если человек надевает маску, прячет свое истинное политическое лицо, пытается предстать не тем, что есть, то кого могут интересовать его благие планы и намерения на будущее?

Не менее важно понимать и истоки продекларированного нынешним кандидатом от власти «стремления к честным выборам» – его инициатив с ограничением открепительных талонов и массовой перевозки избирателей спецавтобусами. По существу – обещания в каком-то отдаленном будущем ограничить эту сплошную моторизованную «карусель». Тем самым признается, что избирается, по большому счету, не тот, от кого будет зависеть ситуация с мусором, транспортом и парковками в столице, но от кого в немалой степени окажутся завтра зависимы результаты будущих «больших» выборов – парламентских и президентских. Не потому, что его мнение будет важно москвичам. Но потому, что критически важной окажется его либо готовность беспрекословно выполнять преступные поручения организовывать процесс фальсификации результатов выборов либо, напротив, готовность противостоять всяким попыткам такой фальсификации. Специально подчеркиваю: вот это – один из важнейших водоразделов, по которому проходит линия противостояния между кандидатами «системными» и альтернативными.

Главный мотив и скрытый интерес

В подтверждение приведу пример из своей собственной практики. Много лет назад, весной 1996-го года, когда я баллотировался на пост губернатора Петербурга, со мной вели работу представители тогдашнего президента Ельцина. Их абсолютно не интересовало, что я собираюсь делать с городом, как им управлять, как решать те или иные городские проблемы. Даже об экономических интересах тех или иных московских группировок они со мной не говорили. Их интересовало одно: в преддверии предстоявших президентских выборов, в условиях, когда действовавшему (ныне покойному) первому мэру Питера у президента в этом смысле доверия не было, готов ли был бы я присягнуть Ельцину. В том смысле, что может случиться всякое и нужно обеспечить победу Ельцина любым путем, а в случае его проигрыша, поддержать его силовые действия – об этом они говорили мне открытым текстом. Ельцину присягать я, понятно, отказался, и именно поэтому против меня была включена вся возможная «тяжелая артиллерия». В результате во второй тур прошел и затем победил человек, тогда сравнительно малоизвестный, но, как полагаю, присягнуть Ельцину согласившийся. При этом избирателям по основным СМИ, естественно, рассказывали о чем угодно, кроме как об истинных интересах и мотивах противостоявших сил.

Так если мотив абсолютной лояльности – присяга высшему властителю и готовность выполнить любой приказ, включая преступный, – был чрезвычайно важен тогда применительно ко «второй столице», неужели кто-то думает, что это стало менее важно теперь, тем более применительно к столице первой, основной? Это было и остается важнейшим для них. Значит, и мы должны понимать, что противоположное – способность противостоять преступному приказу – было и остается важнейшим для нас. Всё остальное, включая, страшно сказать, даже и «приоритеты в развитии города», в этой ситуации на самом деле остается производным, вторичным.

Можно ли это не понимать, клюнуть на какие-то сравнительно мелкие сиюминутные интересы? Можно. Но когда вы – граждане – сейчас проголосуете якобы за «хозяйственника», а затем при следующих выборах президента страны или в Государственную думу в очередной раз выяснится, что от этого «хозяйственника» чудесным образом зависит результат вашего волеизъявления (включая даже и элементарный подсчет голосов) и судьба страны, не удивляйтесь – именно об этом я сейчас стараюсь вас предупредить.
А как, по каким критериям на этих выборах оценивать альтернативу и что в нашей ситуации есть альтернатива подлинная, а что мнимая? Об этом в следующей статье.

ИсточникСоветская Россия

Категории: Выбор Редакции, Официально, Экспертное мнение
Теги: