…И братья меч вам отдадут


…И братья меч вам отдадут

Товарищ maysuryan на линии:

Быть освобождённым революцией, восставшим народом – наверное, лучший праздник для любого политзаключённого.
Всем с детства знакомы строчки поэта:

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

А бывает ли так в жизни? Ведь отправленные на каторгу декабристы не дождались исполнения этого пророчества Пушкина — те из них, кто дожил до 1856 года, были помилованы новым царём и вышли на свободу, но это едва ли соответствовало пушкинским словам… Впрочем, так было в 1917 году, но с тех пор прошло уже без малого столетие. Тем более приятно рассказывать о подобном событии, случившемся в наши дни, буквально у нас на глазах.

Антифашистская революция в Донбассе освобождает политзэков по знаменитому «Одесскому делу», или «делу одесских комсомольцев». Главное обвинение, которое власти выдвинули в 2002 году против одиннадцати комсомольцев — их намерение создать Причерноморскую Советскую Республику. Молодые люди занимались агитацией, но не только — они вели революционную борьбу и в других, более радикальных формах. Например, их признали виновными во взрыве самодельного взрывного устройства у входа в здание Службы безопасности Украины (СБУ) в Киеве, причём был ранен начальник одной из украинских спецслужб, аналога российской ФАПСИ. При аресте несколько революционеров отстреливались, ранили одного спецназовца. Всё, как бывало сто лет назад…

q5163

Но больше всего это дело стало известно тогда дикими, буквально средневековыми пытками во время следствия. По словам адвокатов, в подвалах следственного изолятора г. Николаева ребят били по половым органам, вставляли в них проволоку, загоняли иголки под ногти. Во время пыток Олег Алексеев пытался выколоть себе глаз с целью покончить жизнь самоубийством. Анатолий Плево вскрыл себе вены. У Андрея Яковенко произошёл сердечный приступ. Особенно жестоко пытали Игоря Данилова. Его подвешивали на дыбу за скованные наручниками руки, били головой о стену, приковывали наручниками к кровати и при этом избивали, прыгали на него, в результате чего у него были сломаны рёбра, раздавлена грудная клетка и осколками рёбер повреждены легкие.

Несколько дней он едва мог дышать и харкал кровью, у него возник гнойный плеврит, который чуть не привёл к смерти. Данилов героически вынес всё и не дал никаких показаний против своих товарищей. Стремясь избавиться от чудовищных пыток, он пытался покончить с собой путём вскрытия сонной артерии. Семнадцатилетнюю Нину Польскую во время допросов избивали, угрожали изнасиловать всем отделом милиции. Когда её привезли из Николаева домой в Одессу (выпустив под подписку о невыезде после получения ее согласия сотрудничать со следствием), она была вся в синяках, и ноги от бедра и ниже были ободраны в кровь. А один из подследственных, 20-летний Сергей Бердюгин, умер тогда от пыток…

q5164

Однако из одиннадцати подсудимых десять не отреклись от своих взглядов, на суде не каялись и не просили пощады. И они отсиживали свои сроки, как говорится, от звонка до звонка, при всех сменявших друг друга в Киеве президентах — Кучме, Ющенко, Януковиче, Порошенко… После «оранжевой революции» Верховная Рада Украины дважды голосовала за амнистию осуждённых по Одесскому делу — как-то неловко было продолжать держать в тюрьме политзэков прошлой «злочинной влады». Но оба раза оранжевый президент Ющенко твёрдой рукой отказывался подписать амнистию, и заключённые оставались за решёткой. Весьма символичной оказалась судьба одного из подсудимых по «Одесскому делу» — Александра Герасимова. Он просидел в украинских лагерях 11 лет и вышел на свободу совсем незадолго до начала известных одесских событий. Сама логика вещей привела его, как левого и антифашиста, 2 мая в одесский Дом профсоюзов — по счастью, он остался жив, но получил сильные ожоги, попал в реанимацию.

Не менее символичной оказалась и судьба двух других осуждённых — россиян Александра Смирнова и Ильи Романова. Смирнова оранжевая украинская Фемида благосклонно выдала по запросу российских спецслужб, и сейчас он находится в заключении уже в России. Его адрес (взят с сайта газеты в защиту политзаключённых «За волю!»): 396180, Воронежская область, Панинский район, с.Перелешино, ул. Мира, д.72, ФКУ ИК-3. Связь по вопросам помощи: Глаголева Наталья Олеговна +7 (499) 143-17-87). А Илья Романов освободился в декабре 2012 года, отбыв срок полностью, вернулся в свой родной город — Нижний Новгород и, не пробыв на свободе и года, вновь оказался за решёткой, уже в российской тюрьме, по новому политическому обвинению, которое его защита и он сам считает сфабрикованным. Его адрес я приводил неоднократно, но повторю ещё раз (на конверте):

q5165

В общем, одесские комсомольцы оказались одинаковыми врагами — что для украинских, что для российских спецслужб.
А самый большой срок по делу — 14 лет — получил первый секретарь Одесского горкома комсомола Андрей Яковенко. Он отбывал наказание в исправительной колонии № 28 (город Торез). Но даже 14 лет заключения показалось киевским властям мало. В 2010 году ему по суду добавили срок — выйти на свободу Яковенко должен был только в 2017 году.
И вот — радостное известие из Донецка — 5 августа с. г. состоялась очередная сессия Верховного Совета Донецкой Народной Республики: в повестку дня был внесён вопрос о выполнении постановления ВС об освобождении политзаключённых, отбывающих тюремный срок на территории ДНР. Решение было принято по инициативе главы Верховного Совета ДНР, коммуниста Бориса Литвинова. И перед парламентом ДНР выступил освобождённый из лагеря Андрей Яковенко. Вот текст его выступления:

«Спасибо. (Аплодисменты). Спасибо вам огромное за участие в наших судьбах. Я приветствую вас всех, всех народных депутатов, руководство Донецкой Республики… За эти двенадцать лет как ни боролись, так и не могли пробить эту твердокаменную систему фашистскую, которая царствовала у нас. Огромное вам спасибо, просто от всей души. (Аплодисменты, голос из зала: «браво»). Что могли, то делали, в 2002 году начали агитацию или работу по созданию Причерноморской Советской Республики — именно по тем областям, которые сейчас в Новороссии… Ну и, естественно, система никак не могла нам этого простить, понятное дело, и мы были посажены на долгие сроки в тюрьмы. Я что хочу вам сказать… Спасибо вам за то, что вы практически реализовали то, о чём мы мечтали тогда, потому что в 1991 после разрушения Советского Союза намертво разорвали то, что действительно было живым организмом. Нас попытались сделать врагами, именно националисты украинские, нас заставляли ненавидеть друг друга. Надо было как-то решать этот вопрос. Мы думали, что в первую очередь надо было отсоединяться от фашистского Киева.

Чтобы сделать шаг в сторону воссоздания великого государства, которое было уничтожено в 1991 году… Чтобы объединяться, надо вначале как-то разъединиться с врагами. То, что сейчас произошло, это действительно логическое продолжение всего, что происходило на Украине с 1991 года. Я выражаю надежду и уверенность, что у нас в первый раз за столько лет с 1991 года появился шанс построить республику для народа, и республику, в которой народ будет чувствовать, что это его, народная республика, и что эта республика не оставит в беде. Республика без олигархов и без грабежа всего населения. Я думаю, что мы просто обязаны этот исторический шанс на создание такой республики в дружбе с Россией, в дружбе с Белоруссией, вхождение в европейское сообщество… в евразийское, пардон, извините, это, наверное, последствие просмотра украинских телепередач (смеётся). Я думаю, что мы этот исторический шанс все вместе не упустим, как бы трудно это не было. Тем более, что вы видите, с каким ожесточением хунта, и Евросоюз, и Америка накинулись и на Донецкую, и Луганскую Республику, и на Россию. Но они ломали зубы в 1812-м, в 1941-м, я думаю, сейчас они сломают точно так же зубы. Ещё раз спасибо вам огромное за помощь и за то, что я здесь на свободе. Спасибо вам большое».

Возможно, кто-то захочет попенять руководителям ДНР: как же это так, человек, осуждённый Киевом за «сепаратизм», отбывал наказание на территории «сепаратистской» республики! Которую те же киевские власти бомбят и обстреливают за это. Явный нонсенс, всё равно, как если бы какой-нибудь большевик продолжал отбывать назначенную ему царскую каторгу в начале 1918 года на территории РСФСР. Но не будем забывать, что государственное строительство в Донецке и Луганске идёт медленно — даже гораздо медленнее, чем военное, и места заключения фактически оставались (а возможно, отчасти и продолжают оставаться) под контролем Киева. Сейчас руководству Луганской Народной Республики стоит обратить внимание на судьбу ещё одного политзаключённого по Одесскому делу — нацбола Игоря Данилова, последний известный тюремный адрес которого выглядел так: Украина, 94540, Луганская область, г. Петровское, ул. Мичурина, 30, ПИК № 24. Это территория ЛНР. Будем надеяться на его скорое освобождение.
А Андрею Яковенко — горячие поздравления с долгожданной свободой!

«…И братья меч вам отдадут.»
Значит, в жизни так всё-таки бывает.

Видеоролик выступления Андрея Яковенко:

Информация об освобождение — ссылка

Категории: Выбор Редакции, Избранное, Официально, СНГ
Теги: , , , , , ,